ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С каким восторгом встретил его Тартелетт! Как был счастлив маэстро, когда Годфри рассказал ему о богатствах, найденных в сундуке! Один котелок доставил учителю такую радость, что он тут же проделал целую серию невероятных па, завершившихся эффектным прыжком.

Было только двенадцать часов дня. Годфри решил сразу же, еще до обеда, наведаться в Дримбей. Ему не терпелось перенести в Вильтри подаренные судьбой сокровища. На этот раз Тартелетт без всяких возражений согласился пойти вместе с ним. Теперь незачем сторожить костер, в любую минуту они могли его зажечь с помощью пороха. И все же учитель танцев оставил маленький огонек — для большей уверенности, а заодно, чтобы сварить бульон.

В одну минуту Тартелетт наполнил котелок водой, положил туда мясо агути и несколько корешков ямса, заменивших овощи, всыпал щепотку соли, которую набрал из расщелин в прибрежных камнях.

— Он сварится и без меня! — торжественно изрек Тартелетт, видимо, очень довольный своей идеей.

Затем оба направились в Дримбей, выбрав самый короткий путь.

Сундук стоял на прежнем месте. Осторожно откинув крышку, Годфри стал сортировать содержимое под радостные возгласы Тартелетта. В первую очередь они, нагрузившись, словно вьючные мулы, понесли оружие, боеприпасы и часть одежды.

Школа робинзонов (иллюстр.) - _033.jpg

Вернувшись к Вильтри, усталые и измученные, друзья уселись за стол, на котором дымился бульон из агути. Наши герои нашли его великолепным, а что касается мяса, то, по словам учителя танцев, это была пища богов. Вот до чего могут довести лишения!

На другой день, тридцатого июля, Годфри и Тартелетт, поднявшись на рассвете, тут же отправились на берег, и, еще до наступления сумерек, вся утварь, одежда, орудия и оружие были в дупле Вильтри. Наконец, тридцать первого июля, хоть и не без труда, они перетащили и сам сундук, который потом приспособили для хранения белья.

Тартелетт, видевший теперь все в розовом свете, вытащил свою карманную скрипку, подозвал своего ученика и сказал ему самым серьезным тоном, как если бы они находились на Монтгомери-стрит, а доме богача Кольдерупа:

— А что, дорогой Годфри, не возобновить ли нам уроки танцев?

ГЛАВА XV,

в которой происходит то, что, по крайней мере, хоть раз должно произойти в жизни настоящего Робинзона

Да, счастливая находка существенно повлияла на течение жизни наших героев. И все же она не вскружила голову обитателям Вильтри. К примеру, их гардероб был теперь в полном порядке, но, не зная, как сложатся в дальнейшем обстоятельства, они договорились менять одежду только по мере необходимости. Впрочем, это предложил Годфри, а Тартелетт недовольно ворчал:

— К чему такая бережливость? Мы все-таки не дикари, чтобы ходить полуголыми!

— Простите, Тартелетт, но я не вижу, чем мы отличаемся от дикарей?

— Ну, это уж слишком! Вот увидите, ко времени отъезда у нас сохранится еще совсем не ношенная одежда.

— Я в этом не уверен,— возражал Годфри.— Пусть лучше будет лишнее, чем совсем ничего!

— Но по воскресеньям-то, я думаю, мы можем хоть немножечко принарядиться?

— Ну, это другое дело. По воскресеньям и в праздничные дни — пожалуйста! — отвечал Годфри, не желая огорчать своего легкомысленного наставника.— Но сегодня только понедельник, и впереди у нас целая неделя.

Следует сказать, что со времени кораблекрушения Годфри аккуратно отсчитывал день за днем, и теперь, найдя в сундуке календарь, убедился, что сегодня действительно понедельник.

Аккуратность и неуклонное следование установленному порядку стали буквально основой и законом жизни Робинзонов. Каждодневную работу они поделили соответственно своим способностям. Тартелетту больше не нужно было приглядывать за огнем, и он без особого сожаления расстался с обязанностями весталки. Отныне на его долю выпала другая работа: собирание корней ямса и камаса, особенно последних, служивших, как мы знаем, для выпечки хлеба. Учителю танцев ежедневно приходилось проделывать путь до кустарников, окаймлявших прерию, что составляло не менее двух миль. Сначала он жаловался на усталость, но вскоре привык и преодолевал это расстояние без труда. В свободное время Тартелетт искал устриц и других моллюсков, по-прежнему, несмотря на увеличение пищевых ресурсов, потреблявшихся в большом количестве.

Годфри взял на себя домашний скот и птицу. Он не находил у себя склонности к работе мясника, но пришлось перебороть отвращение, и теперь благодаря его трудам к столу нередко подавались бульон и жаркое. Что же касается охоты на лесную дичь, которая здесь водилась в изобилии, то Годфри решил с этим немного повременить. Когда будут закончены первоочередные работы, он сможет бродить по лесам и с успехом использовать имеющиеся в его распоряжении ружья, порох и дробь.

Школа робинзонов (иллюстр.) - _034.jpg

С помощью ниспосланных ему судьбой инструментов он сколотил несколько скамеек и поставил их в дупле и снаружи. Гладко выструганный стол также приобрел более приличный вид и теперь вполне подходил для настоящих тарелок и столовых приборов. Вместо кроватей Годфри сбил деревянные лежаки, а покрытая одеялом травяная подстилка походила на обычную постель. Кухонная утварь уже не валялась на полу: для нее соорудили полку. Кроме деревянного сундука, в дупле Вильтри появился и самодельный стенной шкаф, а на больших гвоздях были развешаны инструменты и оружие, украсившие стены наподобие рыцарских доспехов.

Годфри задумал сделать настоящую дверь, опасаясь, как бы домашние животные не влезли в дом ночью. Но как изготовить доски ручной пилой? И вместо досок в ход пошли большие куски древесной коры. Дверь получилась довольно прочной, она плотно закрывала жилище. С двух сторон дупла Годфри прорубил маленькие окошки и приделал к ним ставни. В комнату поступало теперь достаточно света и воздуха. На ночь ставни закрывались, а днем было так светло, что наши Робинзоны перестали зажигать сильно чадивший факел.

Как будет освещаться их жилье в долгие зимние вечера, Годфри еще не придумал. Быть может, ему удастся изготовить несколько свечей из бараньего сала или — гораздо проще — употребить для этой цели древесную смолу? Об этом стоило подумать.

Предстояло решить и другой, не менее важный вопрос — как сделать дымовую трубу. Пока стояла хорошая погода, для приготовления пищи вполне годился очаг, устроенный снаружи, между корнями одной из секвой. Но как быть, когда начнется сезон дождей и наступят холода? Очевидно, придется разводить огонь в самом жилище, а дым вывести наружу. Впрочем, с этим пока можно повременить!

Сейчас Годфри одолевали другие заботы. Прежде всего он занялся постройкой моста, чтобы соединить оба берега речки, протекавшей неподалеку. Ему удалось, правда, не без труда, забить в песчаное дно несколько свай и настелить на них бревна. Теперь по мосту жители Вильтри легко добирались до северного побережья, тогда как прежде приходилось идти в обход, преодолевая две мили вверх по течению, чтобы перейти речку вброд.

Итак, будущее рисовалось уже менее безотрадным. И все-таки Годфри, стараясь всеми силами благоустроить быт, тем самым скрашивая их одинокое существование на затерянном в океане островке, то и дело подумывал, как бы с ним расстаться. Может, им удастся построить достаточно прочное судно, чтобы добраться до ближайшей земли или до какого-нибудь проходящего мимо корабля?

Он понял, что остров Фины лежит в стороне от морских путей. Здесь не было никакого порта, где проходящие суда могли запастись провизией. Однако должен же какой-нибудь военный или торговый корабль пройти когда-нибудь мимо? Поэтому стоило подумать, как привлечь к себе внимание вахтенного, дать ему знать, что на острове находятся люди.

С этой целью Годфри решил укрепить на вершине северного мыса мачту, а для флага пришлось пожертвовать одну из простыней, найденных в сундуке. Но так как белый флаг на большом расстоянии незаметен, то решили выкрасить его соком росших у подножия дюн алых ягод. Вскоре на мачте развевался ярко-красный флаг. Правда, окрашен он был примитивно, без помощи стойких химикатов, так что быстро выгорит на солнце или полиняет от дождя. Но что за беда, ведь ягод у подножия дюн сколько угодно!

22
{"b":"166013","o":1}