ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лежа на траве и положив палец на спусковой крючок карабина, Годфри терпеливо ждал.

«Третий раз,— сказал он самому себе,— я вижу на острове дым. Не означает ли это, что туземцы уже высаживались и разводили костры на северном и южном берегу? Нет, невозможно! Ведь я ни разу не находил никаких следов — ни углей, ни пепла! Но сейчас я узнаю, что происходит, и тогда решу, как поступить!»

Школа робинзонов (иллюстр.) - _037.jpg

Сделав несколько скользящих движений, которые тут же скопировал Тартелетт, Годфри добрался до вершины холма, откуда можно было наблюдать за той частью морского побережья, где речная излучина переходила в устье.

Юноша едва сдержал крик. Опустив руку на плечо учителя танцев, он дал понять, что дальше двигаться нельзя. Тартелетт замер, упершись головой в землю, а Годфри увидел все, что хотел увидеть…

На берегу, среди скал, пылал громадный костер, от которого к небу поднимались черные клубы дыма. Вокруг костра суетились те самые чернокожие туземцы, что прибыли вчера на остров, они непрерывно подбрасывали в огонь хворост, сложенный в большую кучу. У берега плясала на волнах привязанная к камню пирога.

Начинался прилив.

Школа робинзонов (иллюстр.) - _038.jpg

Годфри и без всякой подзорной трубы видел, что происходило на берегу, от костра его отделяли каких-нибудь двести шагов. Он даже слышал, как трещали в огне сухие ветки. Стало ясно, что засады можно не опасаться, так как все туземцы сейчас в сборе.

Из двенадцати человек десять занимались работой: одни поддерживали огонь, другие забивали в землю колья для вертела, как это делают обычно полинезийцы. Одиннадцатый, похожий на предводителя, с важным видом прогуливался по отмели и часто поглядывал вглубь острова, словно опасаясь нападения оттуда. На плечах его Годфри увидел красное полотнище флага, служившее дикарю украшением.

Двенадцатый же, привязанный к бревну, лежал на земле.

Нетрудно было догадаться, какая участь грозила несчастному. Вертел и костер, конечно, предназначались для того, чтобы его изжарить… Выходит, Тартелетт не ошибся, назвав этих людей людоедами!

Как не согласиться с учителем, утверждавшим, что приключения всех Робинзонов, настоящих или придуманных, не отличаются одно от другого! В самом деле, Годфри с Тартелеттом оказались точно в том же положении, что и герой Даниэля Дефо, когда на его острове высадились дикари. И подобно Робинзону Крузо, они должны присутствовать при ужасной сцене людоедства!

Годфри решил действовать подобно бесстрашному Робинзону. Нет, он ни за что не допустит, чтобы каннибалы убили пленника и насытились человеческим мясом! Вооружен он нисколько не хуже, чем Робинзон в эпизоде спасения Пятницы! Два ружья — четыре выстрела! Два револьвера — двенадцать выстрелов! Этого вполне достаточно, чтобы подействовать на одиннадцать дикарей, которые могут разбежаться и от одного залпа. Придя к такому заключению, Годфри стал хладнокровно выжидать момента, когда сможет заявить каннибалам о своем присутствии.

Ждать ему пришлось недолго.

Не прошло и двадцати минут, как вождь дикарей приблизился к костру и выразительным жестом указал на пленника своим подданным, только и дожидавшимся приказания.

Годфри поднялся. Поднялся и Тартелетт, не отдавая себе отчета в том, что он делает. Перепуганный учитель танцев даже не догадывался, что собирается предпринять его ученик, до сих пор не сообщивший ему о своих намерениях.

Годфри уже почти не сомневался, что при одном его появлении среди каннибалов поднимется паника: они либо бросятся к пироге, либо побегут врассыпную.

Но не случилось ни того, ни другого. Казалось, пришельцы его даже не заметили. Предводитель снова указал на пленника. Трое чернокожих подскочили к нему, отвязали от бревна и потащили к огню.

Это был еще совсем молодой человек. Понимая, что смерть близка, он, как видно, решил дорого продать свою жизнь и отчаянно отбивался. Но туземцы очень быстро с ним справились, повалили на землю, тут подоспел их главарь и занес над пленником каменный топор, чтобы размозжить ему голову.

Годфри громко крикнул и нажал на курок. Пуля просвистела в воздухе и, казалось, наповал уложила вождя племени: он упал как подкошенный.

При звуке выстрела туземцы замерли, словно от удара грома, а те, что держали пленника, выпустили его из рук. Воспользовавшись случаем, бедняга тотчас же бросился бежать в том направлении, откуда появился неожиданный спаситель. Дикари с изумлением уставились на людей, пославших смерть.

И тут раздался второй выстрел.

Школа робинзонов (иллюстр.) - _039.jpg

Зажмурив глаза от страха, Тартелетт нажал на спусковой крючок, мгновенно ощутив удар прикладом в правую щеку. Подобной пощечины ему ни разу в жизни не приходилось получать! Однако — бывают же такие удачные выстрелы!— он даже не промахнулся: один из дикарей свалился замертво рядом со своим предводителем.

Туземцы потерпели сокрушительное поражение. Быть может, они решили, что их атакует многочисленное враждебное племя и побоялись принять бой? А может, их напугали двое белых людей, мечущих громы и молнии? Как бы то ни было, но чернокожие, подхватив своих убитых, пустились наутек: вскочив в лодку, они принялись изо всех сил грести, затем подняли парус и быстро обогнули Флагпункт.

Тем временем пленник подбежал к своему спасителю. Вначале он остановился в нерешительности, не скрывая страха перед этими высшими существами, затем приблизился, опустился на колени и, взяв ногу Годфри обеими руками, поставил ее себе на голову в знак того, что признает себя его рабом.

Можно было подумать, что этот уроженец Полинезии читал «Робинзона Крузо».

Школа робинзонов (иллюстр.) - _040.jpg

ГЛАВА XVIII,

в которой описывается моральный и физический облик жителя Полинезии

Годфри поднял несчастного, лежавшего у его ног, и заглянул ему в лицо. Полинезийцу было не больше тридцати пяти лет. Наготу прикрывала лишь набедренная повязка. Чертами лица, телосложением и цветом кожи он напоминал африканского негра. И правда, этот человек ничуть не походил на жалких аборигенов Полинезийского архипелага, заметно отставших в развитии от представителей африканских племен.

Бывали случаи, когда суданские или абиссинские негры попадали в руки к туземцам Полинезийских островов, и Годфри не удивился бы, заговори этот африканец на английском или на другом европейском языке. Но очень скоро путешественники убедились, что несчастный лопочет на каком-то совершенно неизвестном наречии, по всей видимости, на языке местных туземцев, к которым он, должно быть, попал в раннем детстве.

Годфри заговорил с ним по-английски, но, увы, не получил никакого ответа. Тогда он знаками дал понять негру, что хочет знать, как его зовут. После нескольких бесплодных попыток дикарь, у которого было умное и открытое лицо, произнес:

— Карефиноту.

— Карефиноту! — воскликнул Тартелетт.— Вы слышали что-нибудь подобное?… Я предлагаю назвать негра Пятницей. Ведь сегодня пятница, как это было на острове Робинзона. На островах, где живут Робинзоны, дикарей всегда называют по тому дню недели, когда их спасли. Подумать только, как можно носить такое нелепое имя — Карефиноту?

— Если это имя спасенного, то почему бы не сохранить его? — строго ответил юноша.

В эту минуту рука Карефиноту коснулась груди Годфри, всем своим видом он спрашивал: «А тебя как?»

— Годфри,— назвался молодой человек.

Чернокожий попытался выговорить имя своего избавителя, и, хотя Годфри повторил его несколько раз, туземцу так и не удалось внятно воспроизвести столь непривычное для него чередование звуков.

26
{"b":"166013","o":1}