ЛитМир - Электронная Библиотека

(Рыцари не очень-то оригинальны в выборе названий. Кристин, Кристалия, кристаллы. Однажды, когда я был допущен в Кристалию, я в шутку назвал свою картофелину «Картофельная картофелина, выращенная на Полях Картофелии». Рыцари были не в восторге. Наверное, нужно было использовать морковь.)

Драулин перешагнула через голову нашего летающего дракона, ее бронированные сапоги зазвенели по стеклу. Каким-то образом ей удалось сохранить устойчивое положение, несмотря на ветер и тряску аппарата.

Самолет выстрелил лучом из своего Морозильного стекла, целясь в другое крыло. Мать Бастилии прыгнула, пролетев по воздуху, плащ развевался, хлопая на ветру. Она приземлилась на крыло, подняв кристаллический меч. Луч мороза ударился о меч и рассыпался облаком. Мать Бастилии даже чуть наклонилась под ударом. Она стояла крепко, бронированное забрало скрывало её лицо.

Кабина погрузилась в тишину. Для меня казалось невозможным, что Драулин удался такой трюк. Но, как я и ожидал, самолет выстрелил снова, и снова матери Бастилии удалось оказаться перед лучом и уничтожить его.

- Она ... стоит наверху Драгонавта, - сказал я, глядя через стекло.

- Да, - подтвердила Бастилия.

- Мы, кажется, идём со скоростью несколько сотен миль в час.

- Около того.

- Она блокирует лазерные лучи, выпущенные с реактивного самолета.

- Да.

- Не используя ничего, кроме своего меча.

- Она - Рыцарь Кристалии, - сказала Бастилия, глядя в сторону. - Это - именно то, что они делают.

Я замолчал, наблюдая за матерью Бастилии, пробежавшей всю длину Драгонавтаза пару секунд, затем блокировавшей луч льда, которым выстрелили в нас сзади.

Каз потряс головой. - Эти Кристины, - сказал он. - Они получают удовольствие от всего. - Он зубасто улыбнулся.

По сей день я не в состоянии сказать, действительно ли Каз жаждет смерти, или он просто предпочитает действовать таким образом. В любом случае он - псих. Но именно поэтому он - Смедри. Это практически синоним для «безрассудный, отчаянный, буйно помешанный».

Я посмотрел на Бастиллию. Она наблюдала за своей матерью, двигавшейся наверху, и выглядела страстно стремящейся, но и пристыженной в то же время.

« Вот чего они ждут от нее», - подумал я. - « Вот почему они забрали ее рыцарство - они думали, что она не дотягивает до их стандартов».

- Эм, есть проблема! - сказала Австралия. Она открыла глаза, но то, как она сидела, положив руку на светящуюся панель, выдавало сильное утомление. Впереди истребитель зарядил свое стекло снова, - и он только что выпустил еще одну ракету.

- Держись! - вскрикнула Бастилия, хватаясь за стул. Я сделал то же, поскольку это было лучшее, что можно было сделать. Я снова был брошен в сторону, когда Австралия уклонилась. Наверху, Драулин удалось заблокировать Морозильный луч, но он казался слишком близким.

Ракета взорвалась слишком близко от корпуса Драгонавта.

« Мы не можем продолжать делать это», - подумал я. - « Австралия выглядит так, как будто она едва держится, и мать Бастилии, в конце концов, устанет».

У нас большие проблемы.

Я собрался, потерев руки, моргая от ослепляющего эффекта ракетных взрывов. Я что-то чувствовал, когда самолет стрелял мимо нас. Темнота скручивалась в моем животе, - то же чувство я ощущал на взлетно-посадочной полосе. Это чувство говорило мне, что Окулятор по соседству использовал одну из своих Линз. Тем не менее, это было по-другому. Как-то грязно.

Существо из аэропорта было в истребителе. Перед этим оно выбило выстрелом Линзу из моей руки. Сейчас оно использует истребитель, который может стрелять в меня, не взрываясь. Так или иначе, кажется, оно поняло, как использовать совместно технологии Свободных Королевств и Тихоземья.

И это казалось очень и очень опасным сочетанием.

- У нас на борту есть какое-нибудь оружие? - спросил я.

Бастилия пожала плечами. - У меня есть кинжал.

- И это все?

- У нас есть ты, кузен, - сказала Австралия. - Ты - Окулятор и Смедри по прямой линии. Ты лучше, чем любое обычное оружие.

« Великолепно», - подумал я и взглянул на мать Бастилии, которая стояла на носу дракона. - Как она может стоять там таким образом?

- Стекло Борца, - пояснила Бастилия. - Оно прилипает к другим видам стекла, и у нее есть несколько пластин в подошвах сапог.

- У нас есть еще?

Бастилия помедлила, а затем, не спрашивая меня ни о чем, бросилась к другой стороне кабины, осматривая через стекло багажник на полу. Она вернулась через несколько мгновений с парой сапог.

- Эти будут делать то же самое, - сказала она, вручая их мне. Они выглядели слишком большими для моих ног.

Корабль качнулся, когда Австралия уклонилась от следующей ракеты. Я не знаю, как много их было у самолета, но казалось, что он мог нести гораздо больше, чем должен бы. Я упал спиной на стену, поскольку Драгонавттряхнуло, а затем натянул первый сапог на мою собственную туфлю и туго завязал шнурки.

- Что ты делаешь? - спросила Бастилия. - Ты же не планируешь выйти туда, правда?

Я натянул второй сапог. Мое сердце начало биться быстрее.

- Что ты собираешься делать, Алькатрас? - тихо спросила Бастилия. - Моя мать - полный Рыцарь Кристалии. Какую помощь ты способен ей оказать?

Я колебался, и Бастилия слегка покраснела от того, насколько эти слова прозвучали грубо, хотя на самом деле не в ее характере было отказываться от вещей вроде этой. Кроме того, она была права.

О чемя думал?

Каз подошел к нам. - Это плохо, Бастилия.

- О, ты, наконец, заметил это, не так ли? - отрезала она.

- Не обижайся, - сказал он. - Мне, может, нравится хорошее катание, но я ненавижу внезапные остановки так же сильно, как ближайший Смедри. Нам нужен план спасения.

Бастилия замолчала на мгновение. - Скольких из нас ты можешь транспортировать, используя свой талант?

- Здесь, наверху, в небе? - спросил он. - Без какого-либо места для бегства? Я, право, не уверен. Я сомневаюсь, что я был бы в состоянии взять всех нас.

- Возьми Алькатраса с собой, - предложила Бастилия. - А теперь иди.

Мой желудок скрутило.

- Нет, - сказал я, вставая. Моя нога сразу же прикрепилась к стеклянному полу кабины. Тем не менее, когда я попробовал сделать шаг, нога освободилась. Поставив ее снова - закрепился на месте.

« Мило», - подумал я, стараясь не сосредотачиваться на том, что собирался сделать.

- Каштаны, парень! - выругался Каз. - Возможно, ты и не самый яркий факел в ряду, но я не хочу видеть, как тебя убьют. Я многим обязан твоему отцу. Пошли со мной - мы потеряемся, а потом отправимся в Налхаллу.

- И оставить других умирать?

- С нами все будет вполне нормально, - быстро сказала Бастилия. Слишком быстро.

Дело в том, что я колебался. Это может показаться не очень героическим, но большая часть меня хотела пойти с Казом. Мои руки вспотели, сердце колотилось. Корабль покачнулся из-за еще одного ракетного удара почти рядом с нами. Я увидел паутину трещин, появляющуюся на правой стороне кабины.

Я мог сбежать. Побег. Никто не винил бы меня. Мне так хотелось сделать именно это.

Я не смог. Это может выглядеть как храбрость, но, уверяю вас, что я трус в глубине души. Я продемонстрирую это в другой раз. Пока просто поверьте, что это не храбрость, то, что подстегивало меня на это, было гордостью.

Я был Окулятором. Австралия сказала, что я - их главное оружие. Я решил посмотреть, что смогу сделать. - Я иду, - сказал я. - Как мне туда выбраться?

- Люк на потолке, - произнесла, наконец, Бастилия. - В том же помещении, где ты поднялся на веревке. Идем, я покажу тебе.

Каз схватил ее за руку, когда она двинулась. - Бастилия, ты на самом деле собираешься позволить ему сделать это?

Она пожала плечами. - Если он хочет позволить себя убить, какое мое дело? Это только означает, что будет меньше на одного человека, о спасении которого мы должны беспокоиться.

10
{"b":"166017","o":1}