ЛитМир - Электронная Библиотека

- Эм, да, - сказал я. - Ты хорошо потрудилась. Я могу пойти по этим следам, и мы найдем дедушку. Тогда мы, по крайней мере, будем знать, где находится одиниз них.

Австралия кивнула. Даже за то время, пока я на неё не смотрел, она стала выглядеть более похожей на себя, хотя и казалась грустной.

« Что ещё»? - подумал я. - « Она сделала великое открытие. Без неё мы бы не..

Австралия сделала великое открытие, потому что на ней были Линзы Следопыта. А теперь я взял их назад и готов был возглавить поиски деда. Я снял Линзы Следопыта. - Почему бы тебе не оставить их у себя, Австралия?

- Правда? - спросила она, оживляясь.

- Конечно, - сказал я. - Ты можешь привести нас к дедушке Смедри так же, как и я.

Она нетерпеливо улыбнулась, принимая их обратно. - Большое тебе спасибо! - Она кинулась наружу, следуя по отпечаткам туда, откуда они вели, видимо, чтобы убедиться, побывал ли Дедушка Смедри еще в каком-нибудь месте.

Каз разглядывал меня. - Возможно, я недооценил тебя, парень.

Я пожал плечами. - Ей не очень везло на поприще Окулятора. Я подумал, что не должен отбирать у неё единственную пару Линз, с которой она в состоянии работать эффективно.

Каз улыбнулся, одобрительно кивнув. - У тебя доброе сердце. Сердце Смедри. Конечно, не такое доброе, как сердце коротышки, но этого следовало ожидать.

Я поднял бровь.

- Причина номер сто двадцать семь. У коротышек маленькие тела, но сердца нормального размера. Это даёт нам большее соотношение сердца к плоти, что, конечно же, делает нас гораздо более сострадательными, чем большие люди, - он подмигнул и не спеша вышел из комнаты.

Я потряс головой, собираясь пойти следом, но потом остановился. Я взглянул в тот угол, куда вели следы, обошёл кругом и стал рыскать в грязи.

Там, покрытый мелкими листьями и помещённый в небольшое углубление в земле, лежал небольшой бархатный мешочек. Я раздвинул листья и, к своему удивлению, обнаружил там пару Линз вместе с запиской.

Алькатрас! Гласила она.

Я не успел остановить твоего отца и не дать ему спуститься в Библиотеку. Я боюсь, что случится худшее! Он всегда был любопытным человеком и может быть достаточно глупым, чтобы обменять душу на информацию. Он опережает меня всего на несколько дней, но Александрийская Библиотека - это ужасный лабиринт переходов и коридоров. Надеюсь, что смогу найти его и остановить прежде, чем он совершит что-то неразумное.

Сожалею, что не смог встретить тебя в аэропорту. Мне показалось, что это важнее. Кроме того, я чувствовал, что ты можешь справиться и сам.

Если ты читаешь это, значит, ты не отправился в Налхаллу, как должен был. Ха! Я знал, что так и будет. Ты Смедри! Я оставил тебе пару Линз Видящего, которые должны тебе пригодиться. Они с первого взгляда позволят тебе понять возраст вещи.

Попытайся не сломать ничего ценного, если пойдешь вниз. Хранители могут быть довольно неприятной компанией. Наверное, это из-за того, что они мертвы. Не позволяй им обманом заставить тебя взять одну из их книг.

С любовью, дедушка Смедри.

P.S. Если там есть мой сумасшедший сын Казан, стукни его от меня по голове.

Я отложил записку, потом достал Линзы. Быстро надел их вместо тех, что были на мне, и оглядел хижину. Они подсвечивали все, на чём бы я ни сосредотачивался - своего рода беловатое сияние, которое получается, если отразить солнечный свет от чего-то очень бледного. Но сияние было различным для разных объектов. Большинство досок в хижине, на самом деле, были совсем тусклыми, в то время как бархатный мешочек в моей руке был довольно ярким.

« Возраст», - подумал я. - « Они говорят мне, насколько вещь стара: доски были созданы и помещены сюда давным-давно. Мешочек был сделан недавно».

Я нахмурился. Почему бы ему не оставить мне ещё одну пару Линз Поджигателя? Правда, я сломал первую, но такие вещи часто со мной случаются.

Дело в том, что дедушка Смедри считал, что наступательные Линзы имеют небольшую ценность. Он думал, информация была гораздо лучшим оружием.

Лично я считал, что способность стрелять из глаз супергорячими лучами была гораздо более полезной, чем способность определять, насколько вещь стара. Но я решил, что возьму то, что получил.

Я вышел из хижины, направившись к остальным, которые обсуждали открытие Австралии. Они смотрели вверх, пока я подходил, ожидая меня снова, как и до этого.

Ожидая лидерства.

« Зачем надеяться на меня?» - подумал я с раздражением. - « Я не знаю, что делаю. Я даже не хочу руководить».

- Лорд Смедри, - сказала Драулин, - должны ли мы ждать вашего деда, или нужно пойти за ним следом?

Я взглянул на мешочек и был раздражён, обнаружив, что волокно расплелось, пока я шёл. Мой Талант даёт о себе знать. - Я не знаю, - ответил я.

Остальные переглянулись. Не такого ответа они ждали.

Ясно, что дедушка Смедри хотел, чтобы я вел группу в Библиотеку. Что, если я дам приказ спускаться вниз, и что-то пойдёт не так? Что, если кто-то поранится или его поймают? Не будет ли это моей ошибкой?

Но что, если моему отцу и дедушке Смедри на самом деле нужна моя помощь?

Вот с какой проблемой сталкивается лидер. Всё основывается на принятии решений, а делать выбор - это всегдане очень весёлое занятие. Если тебе дают шоколадный батончик, ты радуешься. Но что, если тебе дают два разныхшоколадных батончика и говорят, что ты можешь взять только один, что тогда? Какой бы из них ты не взял, ты будешь сокрушаться, что не попробовал второй.

А я люблюбатончики. Но что, если тебе приходится выбирать между двумя ужасными вещами? Подождать или вести свою группу вниз, в опасность? Это больше походило на выбор, съесть ли тарантула или горсть кнопок. Ни один вариант не кажется привлекательным, - оба заставляют ваш желудок болеть, и оба слишком тяжелы, чтобы проглотить их без кетчупа.

Лично мне больше нравится, когда кто-то другой принимает решения. Так, у вас есть законные основания, чтобы ныть и жаловаться. Я нахожу оба варианта: и ныть, и жаловаться - довольно интересными и забавными, и иногда, к сожалению, мне трудно сделать выбор, что же из этих двух вещей мне хочется сделать больше.

Вздыхаю. Иногда жизнь может быть такой тяжёлой.

- Я не хочу принимать это решение, - пожаловался я. - Почему вы смотрите на меня?

- Вы - ведущий Окулятор, лорд Смедри, - сказала Драулин.

- Да, но я узнал о существовании Окуляторов только три месяца назад!

- Ой, ну ты же Смедри, - возразил Каз.

- Да, но... - я замолчал. Что-то было не так. Остальные смотрели на меня, но я проигнорировал их, сосредоточившись на своих ощущениях.

- Что он делает? - прошептала Австралия. К этому времени она вернулась к своему прежнему облику, хотя её волосы были в лёгком беспорядке от сна.

- Не знаю, - прошептал в ответ Каз.

-Ты думаешь, последнее замечание было его ругательством, да? - прошептала она. - Тихоземцы любят говорить полную бессмыслицу...

Онприближался.

Я чувствовал его. Окуляторы могут чувствовать, когда другие Окуляторы используют Линзы поблизости. Это врожденное, как и умение активировать Линзы.

Чувство неправильности было похоже на ощущение, будто кто-то активировал Линзы. Но оно было запутанным и тёмным. Пугающим.

Это значило, что кто-то поблизости активировал Линзу, созданную ужасным способом. Охотник нашел нас. Я развернулся в поисках источника ощущения, в результате чего остальные подпрыгнули.

Он был там. Стоял на вершине холма на небольшом расстоянии от нас, с одной рукой, слишком длинной для его тела, пристально глядел на нас своим перекрученным лицом. На секунду все умолкло.

Потом он побежал.

Драулин ругнулась, выхватывая свой меч.

- Нет! - выкрикнул я, подбегая к хижине. - Мы идем внутрь!

Драулин не задавала вопросов. Она только кивнула, ожидая, пока остальные пройдут первыми. Пока мы мчались по земле, Каз достал пару Линз Воина и надел их. Его скорость сразу возросла, и он стал способен бежать в одном темпе с нами, несмотря на свои короткие ноги.

19
{"b":"166017","o":1}