ЛитМир - Электронная Библиотека

Я кивнул. Впереди, я услышал крик Бастилии. Мы двигались, минуя множество брусьев с правой стороны. Через них я видел другой коридор. Было бы проще простого потеряться в этой части Библиотеки.

Хотя мы и так уже потерялись. Поэтому, на самом деле это не имело особого значения. Бастилия примчалась назад, и на этот раз мне удалось схватить ее за руку, когда она бежала мимо. Она рывком остановилась: лоб вспотевший, глядит горящими глазами.

- Бастилия! - потребовал я ответа. - Что происходит?

- Моя мать, - сказала Бастилия. - Она рядом, и ей больно. Я не могу добраться до нее, потому что каждый из этих битых ходов заканчивается тупиком!

« Драулин?» - подумал я. - « Здесь?» Я открыл рот, чтобы спросить, как Бастилия могла знать это, и в этот момент я кое-что почувствовал. Ту темную, гнетущую силу. Извращенную, неестественно ощущаемую, испускаемую Линзой, которая была изготовлена с использованием крови Окулятора. Она была близко. Очень близко.

Я посмотрел вниз по коридору. Лампы мерцали по сторонам, а в самом конце я увидел массивную железную решетку, перекрывавшую путь вперед.

За решеткой стояла затененная фигура человека, с неестественно длинной рукой и деформированным лицом.

И он держал меч Кристин, принадлежавший Драулин, в своих руках.

Глава 15

Это моя вина.

Я признаю правду; я это сделал. Вы наверняка заметили это теперь, если читали внимательно. Я прошу прощения. Из всех грязных трюков, которые я использовал, - это, несомненно, самый противный из них. Я понимаю, что он мог испортить книгу для вас к этому моменту, но я ничего не мог с собой поделать.

Видите ли, заниматься чем-то вроде этого последовательно, в течение четырнадцати глав, было настоящим вызовом. А я всегда принимаю вызов. Когда вы заметили это, то, вероятно, поняли, какой я был умный, даже если вогнал вас в краску. Я знаю, что это должна быть книга для детей, и я думал, что проблема достаточно хорошо скрыта, чтобы не проявиться. Кажется, я был слишком очевиден.

Я бы все объяснил, но это просто слишком умно. Большинство людей не смогут ничего обнаружить, даже если это будет в каждой главе, на каждой странице. Самая блестящая литературная шутка, которую я когда-либо создавал.

Снова прошу извинить меня.

Я стоял, глядя на силуэт существа, все еще держа за руку Бастилию, и медленно приходил к пониманию.

Я был неправ, когда бежал от него, - это привело к распаду моей группы. Теперь охотник может брать нас по одному, хватая в катакомбах, пока мы бегаем в замешательстве.

Мы не можем больше убегать. Пришло время дать ему отпор. Я сглотнул, начиная потеть. Это одна из причин, почему я не герой, - потому что, хотя я и шел по этому коридору в сторону существа, но тащил Бастилию за собой. Я полагал, что две цели были лучше, чем одна.

Пока мы продвигались вперед, Каз отстал, взгляд Бастилии стал чуть менее бешеным. Она вытащила свой кинжал из ножен, кристаллическое лезвие сверкало в мерцающем свете ламп. В конце коридора была маленькая комната, разделенная пополам большой железной решеткой.

Кость Нотариуса был на другой стороне от брусьев. Он улыбнулся, когда я подошел, - одна сторона его лица поднялась вверх, плотоядно скалясь. Другая сторона лица имитировала движения, хотя была сделана из кусочков металла, которые вращались и щелкали, как часовой механизм, который был сжат вдесятеро, пока все механизмы и контакты не были смяты вместе.

- Смедри, - прокаркал он: голос рваный, как будто звуки сдирали кожу.

- Кто ты? - спросил я.

Существо встретилось со мной глазами. Вся левая половина его тела была заменена на кусочки металла, скрепленные силой, которую я не понимал. Один из глаз был человеческим. Второй зиял провалом из темного стекла. Стекла Оживленного.

- Я Килиманджаро, - сказало существо. - Я был послан, чтобы получить кое-что от тебя.

Я по-прежнему носил Линзы Рашида. Я поднес к ним пальцы, и Килиман кивнул.

- Где ты взял этот меч? - спросил я, пытаясь скрыть свою нервозность.

- Я победил женщину, - сказало существо. - Я взял это у нее.

- Она здесь, Алькатрас, - подала голос Бастилия. - Я чувствую ее Камень Жизни.

« Камень Жизни?» - подумал я. - « Что, во имя первых песков, это такое?»

- Ты имеешь в виду это? - спросил Килиман глубоким трескучим голосом. Он держал что-то перед собой. Это было похоже на осколок кристалла, размером примерно в два пальца, сложенных вместе. Он был окровавлен.

Бастилия задохнулась. - Нет! - вскрикнула она, бросаясь к решетке; я схватил ее за руку и с трудом удержал.

- Бастилия! - сказал я. - Он подстрекает тебя!

- Как ты мог? - закричала она существу. - Ты убьешь ее!

Килиман опустил кристалл, поместив его в сумку на поясе. Он все еще держал меч перед собой. - Смерть несущественна, Кристин. Я должен получить то, что ищу. У вас есть это, у меня есть женщина. Будем меняться.

Бастилия упала на колени, и сначала я подумал, что она заплакала. Потом увидел, что она просто дрожит, белая как мел. Я не знал этого в то время, но вытащить Камень Жизни из тела Кристина - это невыразимо грубый и отвратительный поступок. Для Бастилии, это было, как будто Килиман показал сердце Драулин, по-прежнему бьющееся в его руках.

- Ты думаешь, я буду торговаться с тобой? - спросил я.

- Да, - сказал Килиман просто. У него не было ауры зла, которая окружала Блэкберна, - не было высокомерной надменности, не было острой одежды, или смеющегося голоса. Тем не менее, спокойная опасность этого существа выражалась в чем-то гораздо более навязчивом.

Я вздрогнул.

- Осторожнее, Ал, - сказал Каз тихо. - Эти существа опасны. Оченьопасны.

Килиман улыбнулся, а затем бросил меч и протянул руку вперед. Я вскрикнул, когда увидел Линзу в его руках. Она вспыхнула, стреляя пучком морозного света.

Бастилия подскочила, кинжал смотрелся когтем в ее руке. Она приняла луч прямо на кристаллическое лезвие, отшатнувшись назад. Она удержала его, но лишь едва-едва.

Я зарычал, сбрасывая Линзы Переводчика и вытаскивая мои Штормовые Линзы. Он хотел драться? Ну, я покажу ему.

Я натянул Линзы, затем сфокусировался на Кости Нотариуса, посылая вперед волну мощного ветра. Уши заложило, и Каз закричал от внезапного повышения давления. Порыв ветра ударил Килимана, отбрасывая его назад, разбрызгивая куски металла из его тела.

Килиман зарычал, и его Линза Морозильщика отключилась. Рядом со мной Бастилия снова упала на колени, я увидел, что ее руки выглядели синими и были покрыты коркой льда. Маленькое лезвие ее кинжала треснуло в нескольких местах. Как и мечи Кристинов, он мог отразить Окуляторскую силу, но, очевидно, не был предназначен для удержания интенсивного воздействия.

Килиман выпрямился, и я увидел, как у кусочков металла, которые упали с него, возникают паучьи ножки. Гайки, винты и шестеренки стремительно побежали по полу, поднимаясь в его тело и воссоединяясь с остальной пульсирующей, волнующейся кучей металлолома.

Он встретился со мной глазами и зарычал, поднимая вторую руку. Я опять сосредоточился, обдавая его новой волной ветра, но существо удержалось на ногах. Вдруг я почувствовал, что меня тянет вперед. Его вторая рука держала Линзу, которую Бастилия назвала Вакуумной, ту самую, которая всасывает воздух.

Линза тянула меня в сторону брусьев, хотя я толкал Килимана прочь с помощью своих Линз. Я скользил по земле, спотыкаясь, со все возрастающей паникой.

Внезапно руки схватили меня сзади, придерживая.

- Что я говорил тебе, малыш? - прокричал Каз сквозь звук ветра. - Это создание частично является Оживленным! Ты не можешь убить его обычными средствами! И он использует Линзы, созданные на крови. Они будут помощнее твоих!

Он был прав. Даже при том, что Каз удерживал меня, я чувствовал, как меня тянет к Килиману. Я повернул свои Штормовые Линзы в сторону, и сфокусировал их на стене, отталкиваясь назад.

33
{"b":"166017","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пленительная невинность
Привычка жить
Опасные игры
Элегантность в однушке. Этикет для женщин. Промахи в этикете, которые выдадут в вас простушку
Своя на чужой территории
Сочувствующий
Где валяются поцелуи. Венеция
Магия Нью-Йорка
Дело сердца. 11 ключевых операций в истории кардиохирургии