ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Княгиня Ольга. Зимний престол
Системная ошибка
Любовница без прошлого
Школа Добра и Зла. В поисках славы
Чужая жена
Зачем мы бегаем? Теория, мотивация, тренировки
Поцелуй в лимонной роще
Сладкая горечь
Кина не будет
A
A

Вскоре они уже мчались по загородному шоссе. Только когда он включил дворники, Рейчел поняла, что идет дождь.

— Ты давно живешь в Портленде? — спросила она, чувствуя неловкость от затянувшегося молчания, которое, как казалось, совершенно не мешало Дугласу.

— Я всю жизнь прожил в этом городе. А ты?

— Я родилась в Портленде.

— Ты когда-нибудь мечтала жить где-нибудь в другом месте?

Она улыбнулась.

— Конечно. Париж, Лондон, Рим. Но когда я закончила колледж и устроилась на работу, окончательно осела здесь.

— Знаешь, как говорят: «Жизнь — это то, чего мы не планируем». Я всегда хотел переехать в Нью-Йорк.

— Ты и сейчас жалеешь, что остался здесь?

Рейчел ожидала услышать без колебаний произнесенное «нет», однако ответ оказался другим.

— Иногда — да. Все могло бы быть иначе, если бы я уехал в Нью-Йорк, — грустно произнес Дуглас.

Взгляд Рейчел неожиданно снова упал на белый след от кольца. И хотя в машине было очень тепло, ей вдруг стало как-то зябко. Она больше не произнесла ни слова, пока вдалеке не показались огни стоящих у воды домиков, напоминавшие алмазное ожерелье. Ввиду приближающихся праздников панорама выглядела

особенно

впечатляющей.

— Похоже на рождественскую гирлянду, — восхитилась Рейчел.

Дуглас одарил ее своей неотразимой улыбкой.

— У тебя необычайно образное мышление, Рейчел Паркер.

Она улыбнулась.

— Твоим друзьям нравится жить у воды?

— Думаю, да. Правда, весной они планируют переехать: скоро должен родиться их первенец.

Рейчел понимала, почему друзья Дугласа хотят сменить жилье в преддверии рождения ребенка. Ей стало немного грустно: интересно, а будут ли когда-нибудь у нее дети, ведь ей уже двадцать восемь, время уходит.

Дуглас припарковал машину недалеко от причала и выключил мотор, а Рейчел все продолжала молчать.

— Пойдем, мне не терпится познакомиться с твоими друзьями, — наконец произнесла она.

Роберт и Оливия Форрест были красивой молодой парой; он темноволосый и темноглазый, она блондинка с зелеными глазами, обоим около тридцати. Супруги были художниками. Их картины в изящных рамках украшали стены скромного, но с большим вкусом обставленного коттеджа.

Рейчел невольно вспомнила свою маленькую квартирку, самой большой достопримечательностью которой был кот Томас. Побывав у нее, Дуглас наверняка подумал, что она ужасная зануда.

Оливия встретила ее тепло и приветливо.

— Очень приятно снова увидеть Дугласа в дамском обществе, — негромко сказала она, когда они с Рейчел стояли у стола, уставленного всевозможными яствами.

Рейчел ничего не ответила и лишь задумчиво посмотрела в сторону Дугласа, который разговаривал с Робертом, стоя от них в нескольких шагах.

— Думаю, ему было непросто решиться на это, — наконец произнесла она, делая вид, будто знает больше, чем на самом деле.

— Да, очень непросто, — согласилась Оливия. Она отвела Рейчел подальше от мужчин. — Мы думали, после смерти Мэгги он уже никогда не оправится.

Рейчел снова с болью припомнила белый след от обручального кольца. Возможно, подумала она, подобный след остался и в его душе.

Когда Рейчел уже успела перезнакомиться и поговорить со всеми приглашенными, Дуглас накинул ей на плечи пальто и предложил выйти на веранду.

— Хочу немного подышать свежим воздухом, — тихо произнес он.

Рейчел вновь почувствовала прилив желания.

— Конечно, — с радостью согласилась она, однако, мельком взглянув в окно, заметила, что по стеклам струятся потоки воды.

— Дождь только что закончился, — улыбаясь заверил ее Дуглас. От его умения безошибочно угадывать ее мысли, Рейчел стало не по себе.

Пройдя через холл, они вышли на веранду через боковую дверь. Под ногами было сыро и скользко, поэтому Дуглас крепко обхватил Рейчел за талию. Такое проявление заботы было ей очень приятно.

В воде, мерцая, отражалось множество огней. Минуту-другую Дуглас внимательно смотрел на это отражение, а затем спросил:

— Ну и как тебе Роберт и Оливия?

— Очень симпатичные люди, — улыбаясь, ответила Рейчел.

Дуглас облокотился на перила и кивнул.

— Да, и очень неординарные, за это я их и люблю.

Рейчел была слегка задета этим замечанием, хотя даже себе самой не хотела в этом признаться. Она не выдерживала никакого сравнения с Форрестами. Ее работа, квартира, кот — все было таким прозаичным! Вероятно, внезапно возникшее чувство беспомощности заставило ее спросить:

— А твоя жена? Она тоже была необычной женщиной?

Дуглас отвернулся, вглядываясь куда-то в даль. Казалось, он не собирается отвечать, однако после долгой паузы наконец произнес хриплым, низким голосом:

— У нее была ученая степень, она занималась историей, но после рождения детей не работала.

Это было первое упоминание о детях, до последнего момента Рейчел была уверена, что их нет.

— Детей? — удивленно переспросила она.

Дуглас взглянул на нее, словно собираясь защищаться.

— Да. Салли пять, а Одри четыре года.

Рейчел охватила такая радость, будто она только что нашла сокровище. Широкая улыбка осветила ее лицо.

— А я думала…

Он тоже улыбнулся, но как-то совсем невесело.

— Девочки живут с моей сестрой.

Радость Рейчел мгновенно угасла.

— С твоей сестрой? Не понимаю.

Дуглас тяжело вздохнул.

— Мэгги скончалась через две недели после аварии, а я провалялся в больнице почти три месяца. Дебора, моя сестра, и ее муж Фредди забрали детей к себе. К тому моменту, когда я встал на ноги, они уже так привыкли друг к другу, что были совсем как настоящая семья, которую я не посмел разрушить.

Рейчел захлестнула тяжелая волна горечи и разочарования. Заметив ее состояние, Дуглас нежно дотронулся до кончика ее носа и осторожно заметил:

— По-моему, пора возвращаться домой. Уже поздно, и ты выглядишь усталой.

Рейчел кивнула, она не могла говорить, слезы душили ее. Она всегда готова была сопереживать окружающим в их радостях и горестях и сейчас всем своим существом прочувствовала ту трагедию, через которую прошел Дуглас.

— Я часто вижусь со своими девчонками, — заверил он. В его глазах светилась бесконечная нежность. Он легко коснулся пальцем ее щеки, затем взял под локоть и повел в гостиную…

Попрощавшись с Форрестами, Дуглас и Рейчел направились к стоянке автомобилей. Он был все так же предупредителен: приоткрыв дверцу, помог Рейчел сесть и лишь потом занял свое место.

Когда они подъехали в дому Рейчел, Дуглас вышел из машины, чтобы проводить спутницу до дверей. До последней секунды Рейчел колебалась, стоит ли приглашать его, и в конце концов неожиданно для себя самой сказала:

— Не хочешь выпить чашечку кофе?

На мгновение в карих глазах Дугласа блеснул лукавый огонек. Опершись обеими руками о дверь квартиры, он словно поймал Рейчел в ловушку.

— Не сегодня, — мягко возразил он.

В ясных голубых глазах Рейчел отразилось смущение.

— Пожалуй, твое поведение можно назвать противоречивым, — набравшись храбрости, пошутила она.

Он усмехнулся и нежно коснулся губами ее рта.

Рейчел словно пронзил электрический разряд, уничтожавший всякое воспоминание о прикосновениях Брюса. Она была так поражена этому, что невольно отшатнулась от Дугласа, притом так резко, что ударилась головой о дверь.

Дуглас ласково погладил ее по макушке, и она почувствовала, как под его нежными пальцами расплелась ее косичка.

— Осторожно, — прошептал он и снова поцеловал ее.

5
{"b":"166028","o":1}