ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На этот раз поцелуй был страстным и порывистым, он до дрожи в коленях напугал Рейчел. Она уперлась руками ему в грудь, желая справиться с волнением, но Дуглас расценил этот жест иначе и деликатно отстранился.

— Спокойной ночи, Рейчел, — невозмутимо произнес он и, подождав, пока она открыла дрожащими пальцами замок, удалился.

Войдя в комнату, Рейчел включила свет и бросилась на диван. У нее было такое ощущение, будто она стоит на скользких камнях у края огромной пропасти.

Томас, довольно урча, устроился рядом, и она машинально стала гладить его шелковистую шерстку. Рейчел не могла избавиться от ощущения, что стоит на пороге самого грандиозного события в своей жизни.

Огромный дом, выходящий окнами на улицу, выглядел темным и неприветливым. Проехав по дорожке, машина остановилась перед гаражом. У Дугласа выдался нелегкий день, и теперь он чувствовал себя страшно вымотанным.

Открывая дверь гаража, он не переставая думал о Рейчел. Он бы не задумываясь отдал половину своего состояния за то, чтобы она сейчас оказалась рядом, за возможность поговорить с ней, сидя перед камином, выпить вина… А потом отнести ее в свою постель…

Выйдя из машины, Дуглас резко захлопнул дверцу. В гараже, как и во всем доме, было темно, но он не стал зажигать свет, пока не добрался до кухни. Мэгги всегда говорила, что он видит

в

темноте словно филин.

Мэгги. Он вызвал

в

памяти ее улыбку, смех, запах ее духов. Она была миниатюрной и энергичной женщиной с темными глазами и волосами. Дугласу казалось, что она всегда рядом, даже после смерти. Он любил ее до умопомрачения и никогда не переставал любить, но в последние месяцы она стала удаляться от него, уходить из его памяти и сердца. А теперь, с появлением Рейчел, ее образ становился все менее отчетливым буквально с каждым днем.

Дуглас заглянул в прачечную: ему было необходимо сфокусировать внимание на чем-то реальном, земном. На полу валялась груда грязных рубашек и полотенец. Он запихнул как можно больше в барабан, добавил стирального порошка и включил машину. Послышалось знакомое мерное тарахтенье.

Вернувшись в кухню, Дуглас снял куртку и положил ее на стул. Затем открыл холодильник, проверил его содержимое и, ничего не взяв, закрыл дверцу. В сущности, он не был голоден, ему хотелось только одного — видеть рядом с собой Рейчел. Но для этого еще не пробил час.

Да, с горькой усмешкой подумал он, еще не время. Выйдя из кухни, он пересек темную столовую и направился к лестнице. Прошедшие два года он не задумывался о новом браке, назначая свидания женщинам. По правде говоря, их чувства мало его волновали, хотя он всегда был добр по отношению к ним.

Положив руку на дубовые полированные перила, он стал медленно подниматься наверх. А вот с Рейчел все обстояло по-другому. Главное, не спугнуть ее раньше времени…

Дом зиял удручающей пустотой. Дуглас вошел в спальню. В примыкавшей к ней ванной комнате он аккуратно сложил снятую одежду в ящик для грязного белья и встал под душ. В голову снова полезли воспоминания о Рейчел. Включив холодную воду, он стоял под струей до тех пор, пока разгоряченный запретными мыслями пыл немного не угас. Но когда он принялся чистить зубы, Рейчел снова завладела всем его существом.

Он видел ее стоящей на веранде и глядящей на него своими доверчивыми голубыми глазами. Казалось, ей не приходит в голову, что она красивая и сильная женщина, которая самостоятельно строит свою жизнь.

Потерев в задумчивости давно небритый подбородок, Дуглас вошел в спальню, снял покрывало и скользнул под одеяло. Он внезапно почувствовал что-то вроде укола ревности: этот Брюс причинил Рейчел много вреда. Дуглас припомнил тревогу, которая время от времени появлялась в ее глазах, и ему захотелось найти негодяя, который посеял страх и недоверие в ее душе, и разорвать его на кусочки.

Повернувшись на живот, он попытался выбросить из головы события прошедших двух дней. Перед тем как погрузиться в сон, он, как всегда, должен был представить лицо Мэгги. Однако ожидания оказались тщетными. Лицо жены никак не всплывало в его сознании. Воображение настойчиво рисовало ему Рейчел с ее широко расставленными ясными глазами, мягкими золотистыми волосами, точеной фигуркой. Желание вспыхнуло в нем с такой силой, что даже поясницу заломило.

Дуглас с бешенством ударил кулаком по подушке и повернулся на спину, прилагая все усилия, чтобы вспомнить лицо Мэгги. Безрезультатно.

Промучавшись несколько минут, он в отчаянии сел в кровати, зажег свет и протянул руку к стоявшей на ночном столике фотографии, с которой ему улыбалась Мэгги, словно подбадривая: «Не волнуйся так, дорогой! Все будет хорошо».

Тяжело вздохнув, Дуглас поставил фотографию на место и выключил лампу. Этой ночью ободряющее выражение любимого лица не принесло облегчения. Возможно, когда-нибудь все действительно будет хорошо, но до счастливого конца еще очень и очень далеко. И Дуглас это чувствовал.

3

Было субботнее утро, и Рейчел блаженствовала: не надо краситься, делать прическу, можно даже не одеваться, если тебе этого не хочется. Она решила было понежиться в постели, но ее выдернула оттуда какая-то непонятная жажда деятельности.

Вскочив, она прошлепала босиком на кухню, поставила на газ чайник и покормила Томаса. Затем быстро приняла душ, надела джинсы, футболку и спортивные тапочки.

Когда зазвонил телефон, Рейчел прилежно пылесосила ковер в гостиной.

В этом звонке не было ничего необычного, однако сердце забилось сильнее. Выключив пылесос, девушка бросилась к телефону, ожидая услышать голос Дугласа: они не разговаривали уже около недели.

— Доброе утро, дорогая, — раздался в трубке голос матери. — Что-то ты запыхалась. Наверное, бегала в магазин?

Рейчел опустилась на диван.

— Нет, мама, я убираюсь в квартире, — ответила она, чувствуя невольное разочарование. Рейчел очень любила свою мать, которая поставила ее и сестру на ноги, когда их бросил отец. И все же… сейчас Рейчел мечтала услышать другой голос.

— Это хорошо, — одобрила Патриция Хейли. Она верила в безграничные возможности оказанной моральной поддержки. — Послушай, — продолжала она, — я звоню предложить тебе пройтись по магазинам. Купим кое-что к Рождеству. Может, пообедаем где-нибудь вместе, а потом сходим в кино.

Рейчел вздохнула. Приближающийся праздник по-прежнему не радовал ее, а в магазинах и ресторанах наверняка полно народу.

— Ты знаешь, я, пожалуй, лучше посижу дома. — Рейчел постаралась, чтобы ее отказ прозвучал очень мягко, ей не хотелось обидеть мать.

— У тебя все в порядке? — с тревогой в голосе поинтересовалась Патриция.

— В общем и целом — да, — немного помедлив, заверила ее Рейчел.

— Давно пора забыть эту глупую историю с Брюсом Томпсоном, — последовал настойчивый совет.

Между матерью и дочерью сложились по-настоящему дружеские отношения, и Рейчел ничего не скрывала от Патриции. Однако разрыв с Брюсом произошел совсем недавно, чтобы вот так открыто обсуждать его.

— Я стараюсь, мам.

— Ну вот и хорошо. Мы с Кевином ждем тебя завтра к обеду.

— Хорошо, я обязательно позвоню, — услышав звонок в дверь, поспешно завершила разговор Рейчел. — И, пожалуйста, перестань за меня беспокоиться.

— Ладно, — не очень убедительно пообещала Патриция.

Рейчел ожидала увидеть кого-нибудь из соседских ребятишек или почтальона, однако, открыв дверь, увидела на пороге Дугласа. Это было так внезапно, что девушка отпрянула, словно врезавшись на полном ходу в неожиданно возникшее препятствие. Дуглас выглядел немного смущенным, как будто сам удивлялся тому, что оказался перед ее дверью.

6
{"b":"166028","o":1}