ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Катрин знала, что это должно быть сейчас или никогда. Ее ноги буквально подкашивались.

Она стиснула пальцы, которые дрожали все сильнее, как будто в приступе малярии.

— Что вам непонятно в слове «нет», мистер Пантер? — Не только ее пальцы, но и ее голос дрожал; все ее тело тряслось, как в лихорадке. Кроме того, на глаза опять навернулись слезы, но она смотрела сквозь их пелену враждебно и ожесточенно.

Долгую минуту Рекс не отрывал от нее взгляда. Напряжение между ними было столь велико, что Катрин ощущала его в самом воздухе. Затем жестом, полным отчаяния, Рекс бросил пакетик на стол.

— Как хочешь. — Он в изнеможении потер шею рукой. Затем повернулся и ушел. И в первый раз за время их знакомства, когда он уходил, его плечи не были прямы и расправлены, они были опущены, как бы признавая его поражение.

Катрин ждала, пока дверь за ним не захлопнулась, затем побрела по комнате, держась за спинки дивана и кресел, еле переставляя ноги. Закрыв за ним все замки, она подошла к шкафу.

Через пять минут постель была готова. Но даже в самой своей теплой фланелевой рубашке, со свежими простынями и накрытая двумя одеялами, она дрожала, не переставая.

Упрямая дура, ругала она себя, стараясь пересилить эту дрожь. Почему она не позволила ему помочь ей?

Но она слишком хорошо знала ответ. Ее сердце уже принадлежало ему, она не могла себе позволить потерять душу.

Катрин пробыла дома до конца этой недели и всю последующую. Это был очень тяжелый грипп, она чувствовала себя совершенно разбитой и обессиленной. Тем не менее она ухитрилась еще на первой неделе сделать снимки с Флейм Кантрелл и отправить их Кену в понедельник. Помимо этого, она ни с кем в офисе не общалась, только во вторую пятницу позвонила Кену и сообщила, что чувствует себя значительно лучше и после уик-энда выйдет на работу.

Затем в тот же день Катрин позвонила Чарли. Поболтав с ним несколько минут, она наконец спросила намеренно незаинтересованным голосом:

— Чарли… Рекс рассказал тебе о нашей поездке на Карибы?

— Я его не видел, Катрин. Он взял две недели отпуска.

Катрин поиграла с проводом.

— А ты когда-нибудь видел его жену? — Она ненавидела себя за эти хитрости. Что она хотела узнать, задавая этот вопрос, хотя уже знала ответ?

— Он не женат! Конечно, у него где-то есть женщина, — хмыкнул Чарли. — Можешь представить себе подобного мужчину без привязанности? Похоже, в его жизни есть какая-то маленькая блондинка, которая постоянно жалуется, что он не проводит с ней достаточно времени. Видно, поэтому ему и нужен был отпуск.

То, что говорил Чарли, лишь подтвердило выводы Катрин: Рекс Пантер просто развлекался с ней. А она слишком всерьез воспринимала его слова и действия. Обычная ошибка молоденьких дур.

Наверное, размышляла она, жалея себя, ей придется уйти из «Кларион». И уехать из Ванкувера. Поискать опять работу на Востоке. Она покинула Галифакс, чтобы полностью сменить обстановку после разрыва с Дереком… но предполагалось, что это переезд на время. Но шли дни, и она полюбила Западное побережье — смена сезонов, роскошная природа, близость Тихого океана. Будет очень тяжело все это покинуть…

Однако она понимала, что невозможно бесконечно бередить сердечную рану, и в подобных обстоятельствах у нее не было другого выхода.

Она, конечно, не будет делать этого прямо сейчас, чтобы не дать Рексу возможности понять, что он является единственной причиной ее решения. Она подождет несколько недель, а затем поговорит с Кеном — спросит его, нет ли у него каких-либо связей в журналистском мире Галифакса.

Встав с кресла, она подошла к окну и, облокотившись на стенку, стала смотреть наружу. Ее квартира находилась совсем рядом с улицей Уэст-Джорджия, недалеко от входа в парк Стэнли. Из ее окна, выходящего на северо-запад, она могла видеть Потерянную Лагуну. Она заметила, что сегодня ее воды как-то особенно ярко сверкали под лучами полуденного солнца. Она вышла на балкон. Хотя снег все еще покрывал вершины гор, воздух внизу уже был теплым, в нем чувствовалось приближение весны.

Было так прекрасно вдыхать теплый свежий воздух после двухнедельного сидения дома. Нет, пора на улицу! Она вернулась в комнату и направилась в спальню. Открыла шкаф в поисках одежды для бега. Она попробует пробежаться вокруг Потерянной Лагуны, конечно, не напрягаясь, так как ее ноги все еще не обрели прежнюю силу. Это поможет ей прийти в себя.

Конечно, скорчив гримасу, думала она, натягивая на себя большую оранжевую рубашку поверх фиолетовых брюк, это не принесет ей никакого вреда.

10

К воскресенью она чувствовала себя вполне здоровой.

И она приняла решение. Решение это вовсе не было легким, ей пришлось провести долгие часы в борьбе с собой, но это было необходимо сделать!

Она должна извиниться перед Рексом Пантером! И обязательно сегодня вечером. Она разглядывала серебристо-серый ковер своей гостиной, заканчивая обычные упражнения перед вечерней пробежкой в парке. Когда она утром появится на работе, ей не хотелось бы встретиться с ним лицом к лицу, чувствуя вину за свое безобразное поведение. А эта вина давила на нее во все время болезни.

«Что вам не понятно в слове «нет», мистер Пантер?»

Ей было ужасно стыдно за эти слова… и главное, за тон, которым они были произнесены. Можно подумать, что он собирался ее насиловать, а он ведь просто предложил ей свою помощь. Он потратил свое время и зашел к ней; он даже подумал о лекарствах, которые могли бы ей помочь. А она была настолько глупа и неблагодарна, что не только не поблагодарила его, но обидела и выгнала вон.

Она в последний раз коснулась ковра кончиками пальцев и выпрямилась — если она вообще собирается извиняться, то надо сделать это немедленно, пока она снова не струсит.

Идя к телефону на кухне, она почувствовала, что ее ладони покрываются липким потом. Вытерев их о свои розовые нейлоновые шорты, она покачала головой. Она не собирается встречаться с ним, а просто должна поговорить с ним по телефону.

Катрин нервно листала телефонную книжку, не находя номера его телефона. Обнаружив его в конце концов и набрав номер, она почувствовала, что ее сердце бьется так быстро, как будто она пробежала милю за четыре минуты. Расслабься, приказала она себе, только скажи ему, что собиралась, и повесь трубку.

Долго не было ответа, и Катрин с невольным облегчением решила, что никого нет дома. Но тут раздался щелчок. На другом конце провода голос произнес:

— Дом Пантера.

Катрин замерла. Женский голос! Мягкий и женственный, он был очень приятным. Но Катрин охватило странное ощущение. Ей даже не пришло в голову, что ответит кто-то, а не Рекс. Может быть, потому, что по дороге в аэропорт он сказал «Дом пуст», и она предположила, что он пуст всегда. Как нелепо…

— Алло! — В женском голосе слышалось нетерпение. — Кто говорит?

Катрин прикрыла глаза. Вся ее решимость моментально испарилась. Она теперь никогда не будет звонить Рексу Пантеру. А ее извинение?..

— Кто это, Лаура? Это меня?

Услышав знакомый глубокий голос Рекса, Катрин почти физически почувствовала, как уходит куда-то вниз ее сердце.

— Извините, неправильный номер, — пробормотала она и бросила трубку, как будто та обжигала ее руки.

Как же она глупа! Ей хотелось кричать, ибо в эти минуты рушились все надежды. Почему, ну почему она так нелепо ведет себя?! Почему бы ей просто не попросить к телефону Рекса, затем спокойно извиниться за свое поведение и небрежно попрощаться?

Единственное, чему она была рада, это то, что он не узнает о ее звонке.

Но сама-то она знает!

И через полчаса, во время пробежки вокруг парка Стэнли, она все еще переживала свое поведение. Что с ней происходит, думала она, чуть замедляя свой бег у Чайного ресторана. О чем бы она ни думала, все ее мысли постоянно возвращались к Рексу Пантеру.

Чуть задыхаясь, она бежала мимо стоянки автомобилей. Был прекрасный прохладный вечер, и она заметила, что на стоянке было много машин. Жители Ванкувера любили этот ресторан, часто обедали здесь; его кухня была превосходна, и расположен он был великолепно. Люди то и дело подъезжали на стоянку, парковали свои машины и направлялись к ресторану. Катрин замедлила шаги, обгоняя стоящий автобус. Когда она опять побежала, то в глаза ей бросилось что-то яркое, она повернула голову и увидела светловолосую женщину в ярко-голубом платье, направлявшуюся к ресторану. Она смеялась наверняка над словами сопровождавшего ее мужчины с черными волосами, в голубом блейзере и бежевых брюках, он был так же строен и мускулист, как Рекс Пантер…

25
{"b":"166029","o":1}