ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Белла, я рад за тебя! Искренне рад! Тебе давно пора было проснуться и я даже немного завидую тому счастливцу, который тебя разбудил! Белла, почувствуй вкус своей dolce vita, наконец!

На меня свалилась целая лавина дел – Антон усмехнулся: наверное, рыжая Ксю разъярится, если в глаза назвать ее «лавиной дел», - но я напишу тебе, как только их разгребу!

Чао, Белла, чао!».

Понежившись сначала в пенной ванне, а затем на прохладных простынях огромной кровати, Ксю долго приводила себя в порядок, критично перебирала нижнее белье в ящике комода, а потом все же вышла на веранду. В воздухе чувствовалось приближение вечера, дневную суету сменило какое-то тревожное томление. Ксения надеялась провести несколько минут в блаженной тишине, настраиваясь на игривую мелодию предстоящего вечера, но она желала слишком многого.

За маленьким столиком с чарующим видом на залив уже расположилась Наташа, она читала какой-то тонкий журнал о жизни звезд (Ксю всегда передергивало от такой прессы), пила кока-колу и красила ногти ужасным розовым лаком (Ксю была уверена за использование такого лака надо наказывать штрафом). На секунду Ксении даже показалось, что она ощущает, как пронзительный запах лака заглушает легкий морской бриз и сладкий аромат бугенвилий.

- Ксюша, иди сюда, - радостно замахала рукой Наташа, и Ксении даже стало стыдно за вспышку собственного раздражения, - Ты даже не представляешь, что я придумала, а кстати ты куда-то собралась, Наташа жадным взглядом окинула Ксенин нежно-розовый сарафан (явно от какого-нибудь «известного итальянского дизайнера»), балетки и золотистую крошечную сумочку.

- Да, я уезжаю на вечер, надеюсь, вы с Соней тоже хорошо проведете время, - Ксения мечтательно вздохнула и бросила взгляд на залив, где-то далеко, среди белеющих точек на горизонте к порту скользила и «Звезда Портофино».

- Какой-нибудь поклонник? – допытывалась Наташа.

- Да так, один знакомый, - Ксю вовсе не горела желанием удовлетворять любопытство подруги.

- Ничего себе знакомый, с таким-то вырезом на спине, - подначивала Наташа.

- Ладно тебе, Наташ, это же юг, Италия и прочее. И потом ведь вечер.

- Знаешь что, дорогая, я не хотела тебе говорить, но раз уж появился поклонник, ради которого из гардероба достаются такие платья, скажу, - вдруг вспылила подруга. Ксения устало потерла виски – начинается! – Так вот, тебе не надоело порхать от мужчины к мужчине? – воскликнула Наташа.

- Какое порхание, какие мужчины? О чем ты говоришь? – теперь уже не выдержала Ксю. – Это моя жизнь, я давно взрослая, ты не забыла?!

- Я-то не забыла, а вот ты, похоже, думаешь, что тебе все еще 18?

- 18? Не смеши меня! Вот уж возраст, о котором я не то, что не мечтаю, а вспоминаю с сожалением! Да, моя жизнь началась в 24-25! И вообще, к чему весь этот нелепый разговор.

- А к тому, что ни ты, ни твоя всегда разумная мама не думаете о том, что тебе пора заводить семью!

- Что? Семью? Да зачем мне эта семья? Щи на ужин, сделаны ли уроки и обязательный футбол по четвергам. В отпуск в Анталью, начальник – дурак и твоя подружка плохо на тебя влияет! Тебе не кажется, что эта история, скорее для тебя, чем для меня! – Ксения понимала, что может, и оскорбляет подругу, но молчать не собиралась, никто-никто не имеет права вмешиваться в ее жизнь! Она молода, успешна, самодостаточна и у нее впереди, прямо сегодня ночью, лучшее приключение на свете.

- Знаешь, что, - прошипела Наташа, - Да, это моя жизнь и это настоящая жизнь, а не твое порхание. Ты отметаешь приличных мужчин и ищешь своего «принца», тебе давно пора повзрослеть!

- А тебе поумнеть! - не осталась в долгу Ксю.

- Я промолчу и проглочу, я знала, что ты так обо мне думаешь. Я разговаривала с Пашей, парень влюблен в тебя с первого курса.

- Да, ты же его терпеть не могла, с чего это ты стала с ним разговаривать, - Ксю нервно бегала по террасе.

- А с того, что он уже не просто влюбленный в тебя дурачок, а без пяти минут заместитель прокурора области, дура!

- Я – дура?! Ну теперь я промолчу! Я о нем даже слышать не хочу! Наташа, он же самый скучный тип на свете, глядя на него испытываешь два желания: удавить его или удавиться самой, и лично я – за первый вариант. Это же человек, который ничем не увлекается, у которого даже хобби нет. Да, это же хуже живого мертвеца!

- Ксения, не мели чушь! Он отличная пара для тебя!

- Он – пара для меня?! У тебя с головой все в порядке? Ты не слишком ли много на себя берешь? А? – Ксю яростно нависла над теперь уже бывшей подругой!

- Да, пара! И он приезжает сюда послезавтра, я пригласила его.

- Что??? – Ксения визжала так, что ее слышала добрая половина Сан-Ремо. – Ты пригласила его в мой дом? А ты не забыла, что я сама тебя сюда пригласила? Не забыла??? Что он тебе пообещал, за то, что ты уломаешь меня? Что? Какой твой вопрос он обещал решить, а?

- Успокойся! И потом, почему в дом? Он теперь состоятельный человек, остановится в отеле.

- Вот пусть в отеле и остается! Я с ним встречаться не собираюсь! И вообще я думаю, что еще одна подобная выходка, и вы с Соней тоже переберетесь в отель! – Ксения развернулась и побежала прочь, пара минут и ее мини-купер вылетел за ворота.

- Знаешь, все так странно, - прошептала Ксения, - еще два дня я тебя и не знала, а сейчас мы сидим тут вдвоем и правда смотрим на звезды, - волны словно в такт ее словам тихо бились о борт, Ксавье обнимал девушку одной рукой, а другой нежно перебирал упругие рыжие локоны. - Ночь сменяет день, радость – грусть, на смену раздражению приходит умиротворение, и так десятки, сотни, тысячи раз. Солнце тонет в море, а затем поднимается из него, - ее голос, ставший вдруг таким трогательным, красиво звучал над водой, - глупо все это. Философия – не мой конек, единственный предмет, по которому у меня не было оценки отлично.

- Да, странно, но не глупо, совсем нет - Ксавье протянул ей бокал вина, а когда Ксю отказалась, властно прижал к себе и закрыл рот поцелуем. Он предполагал, что не захочет узнавать девушку с какой-то другой стороны, знать, о чем она думает, какова ее жизнь за пределами их страстной, скоропалительной связи. Мысли и чувства, метания и несбывшиеся мечты он решил оставить своей тонкой ироничной Белле, а с Ксенией окунуться лишь в водоворот эмоций и инстинктов. Но, наверное, так не бывает - Антон ловил себя на мысли, что ему безумно интересно узнать, кто такая эта рыжая бестия, что искрометным фейерверком ворвалась в его жизнь.

- Представляешь, моя подруга, которую я пригласила погостить здесь на вилле, выжила меня из собственного дома, - грустно засмеялась Ксю.

- Ты живешь здесь каждое лето? – Антон ухватился за возможность узнать о девушке побольше.

- Да нет, третий год, - ответила Ксения, - Моей маме здесь нравится, она приедет через две недели.

- Так что подруга? - Антон понял, что Ксения не принадлежит к числу любительниц поболтать о себе.

- Она пригласила сюда одного нашего бывшего однокурсника, мечтает сосватать меня за него. Как будто, если бы мне нужен был муж, я бы просила кого-то о помощи, - она печально усмехнулась.

- А что за парень? - Антон был удивлен, в его окружении мечта одеть на палец зазевавшегося мужчины обручальное кольцо грела девиц если не с рождения, то уж с пятилетнего возраста точно. – Совсем плох?

- Да нет, не плох. Вполне перспективен. Просто это совсем не для меня, - Ксю зябко поежилась, и Антон накинул ей на плечи тонкий кашемировый плед, в приступе странной заботы захваченный из спальни. Девушка выглядела удивительно беззащитной, контраст между роскошно-сексуальным платьем и немного детским голубоватым одеялом почему-то напоминал ему монашку, попавшую в дорогой бордель.

- Ну знаешь, мои теперь уже бывшие подруги нянчают как минимум второго ребенка и твердят, что я мечтаю о несбыточном. При этом, они смотрят на собственные тонкие обручальные кольца и думают, что превзошли меня по всем фронтам. Они твердят мне: муж, семья, дети – вот, что должно быть главным в наши-то годы. А мне хочется закричать в ответ: щи на ужин, сделаны ли уроки и обязательный футбол по четвергам. В отпуск в Анталью и начальник – дурак. Я не обижаюсь, я просто смотрю на свой чистейшей воды De Beers, и дело вовсе не в снобизме, просто… - Ксения замолчала и отвернулась. Антон не знал, что и думать: она была непредсказуемой и этим волновала его еще больше.

10
{"b":"166034","o":1}