ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Иар Эльтеррус, Екатерина Белецкая

Стоя на краю неба

…стоя на краю неба и слушая…

(продолжительная пауза)

Как сплетаются ваши руки с моими, любимые.

В силах ли буду сказать вам то, что должен? Сумею ли? Хватит ли моих рук и сердца, чтобы выстроить мост

с края неба до края вечности, или самому мне должно стать тем мостом, по которому вы пойдете ввысь?

(пауза)

…всех моих сил. Клятва, которой достойны вы,

слишком велика для меня, и в смирении я прошу у вас дозволения – все, что есть у меня, все, чем владею я, позвольте мне положить к ногам вашим, лишь за право быть вам опорой. Кроме себя, я ничего больше не мог принести вам. Единственный дар, который есть у меня, я отдаю – владейте. Поступите, как нужно…

(пауза)

…и Боги поют вам. А я – лишь слово,

лишь слово между вами. Но сейчас, стоя на краю неба, я клянусь вам: ничто не дарило мне столько сил,

как верность и любовь, которые заполняют меня.

Лишь один дар сумел я принести вам.

Тот, что носил и в сердце своем, и под сердцем.

Тот, что вел меня к вам эти дни.

Кровь от крови нашей, души от душ наших,

во славу верности роду Анатори и вам,

мои возлюбленные…

(пауза)

…спасибо. Что стоит все золото мира

перед краем неба?..

Ди-Къера. Династия Анатори Лутио Борэ. Из речи «Стоя на краю неба – клятва Золотой Крови»

Часть I

Темные воды

Пролог

Лишняя ветка располагалась очень высоко, с земли ее секатором не достать. Ит прищурился, задумался. Первый вариант – сходить к дому, взять флаер и обрезать куст так, как положено. Второй… дерево по соседству очень даже подходит, можно встать вон на тот сук и вполне удастся дотянуться. Наверное. Скорее всего…

Из куста он вылез, беззвучно ругаясь, отплевываясь и потирая ободранные ладони. Нет, это не сад, это какой-то глобальный заговор! Сначала чертова клумба, на облагораживание которой они со Скрипачом убили полдня, теперь треклятый пирамидальный куст, который, сволочь этакая, из пирамидального превратился в невесть что за полгода их отсутствия… и что будет дальше? Хотя, если вдуматься, уже было – Рыжий сейчас сидит дома, спешно залечивая искусанные руки и правую щеку. Его угораздило во время обрезки одного из деревьев срезать вместе с веткой гнездо с дикими осами. Осы такого обращения с собой терпеть не пожелали, вырвались из гнезда всем коллективом, и Рыжему пришлось спешно удирать через весь сад к бассейну. Он почти успел, но полтора десятка ос оказались несколько проворнее, чем гермо, и теперь рожа у Скрипача такая, что Фэб до сих пор смеется.

К Фэбу, кстати, будет отдельный разговор.

Про клумбу и про ос – в частности.

Если насчет деревьев и кустов существовал негласный договор, то насчет всего остального – нет. Почему, работая полгода дома, нельзя было хотя бы убрать гнездо, и почему нельзя было самостоятельно посадить переросшие цветы? От большой любви, что ли? Или чтобы через неделю после отработки, вместо того чтобы отдыхать, они оба развлекались подобным образом?

Скучал он, подумать только!..

Слов нет, как скучал, по всей видимости.

Если скучал, то почему хотя бы бассейн не вычистил со скуки?! Вчера полдня ушло на бассейн. Вечером, правда, очень хорошо посидели – сделали на каменной площадке изолированную зону, нажарили мяса и овощей, а потом чуть не до утра валялись на принесенном из дома здоровенном травяном мате и смотрели на яркие, праздничные звезды. Втроем, как больше всего любили. Очень хорошо, очень спокойно. Чудесный был вечер…

«Так, хватит, размечтался, – одернул Ит сам себя. – Ладно, фиг с ним. Сейчас достригу куст, а потом…»

Додумать он не успел – перед носом вдруг повисла прямоугольная прозрачная пластинка: приватный вызов. Ит отодвинул ее рукой чуть дальше, одновременно активируя.

– Что за… – начал он раздраженно, но в эту секунду раздался голос Эдри, куратора Орина.

– Ит, ты свободен? – спросила она.

– Не совсем, – признался он.

– В любом случае, работой ты точно не занят, – парировала куратор. – Кусты стрижешь? Полезное занятие. Бросай его и давай ко мне. Жду.

– Это срочно? – с тоской спросил Ит.

– К сожалению, срочно… судя по всему, – ответила куратор. – Где Рыжий? Мне желательно видеть вас обоих.

– Рыжего искусали осы, – сообщил Ит. – Так что в ближайшие несколько часов видеть ты сможешь только меня. Он, знаешь ли, сам любит смешить, но когда над ним, да еще по такому поводу…

– Поняла. Все, жду.

Ит поднял с земли секатор и пошел к дому.

Вызов вызовом, а бросать инструменты где попало он не привык.

* * *

В кабинете куратора, против ожидания Ита, кроме нее самой не было никого. Обычно тут кто-то еще да находился – или помощник, или заместитель по кластеру, или кто-то из посетителей. Но сейчас куратор была одна.

Эдри, невысокая женщина-рауф, сидела за своим рабочим столом и разглядывала что-то на визуале – Ит видел картинку, разумеется, как размытое цветовое пятно, визуал был в приватном режиме.

– Садись, – не глядя на него, приказала куратор.

Ит покорно сел, исподтишка огляделся. Нет, ничего не изменилось, кабинет остался прежним – все те же белые стены, зеленый пол, симбио-мебель, широченный стол, за которым сейчас сидит Эдри… По словам знающих, эта обстановка не менялась уже полтысячи лет. Ни одного нового предмета, хотя… Стоп. Это еще что?

– А это как раз то, ради чего я тебя вызвала, – сообщила куратор, сворачивая визуал. – Ит, посмотри, пожалуйста.

На столе появилась небольшая лакированная коробка, сантиметров сорок в длину и десять в ширину. Эдри щелкнула замочками, коробка открылась, и куратор вытащила из нее на свет… куклу. Нарядно одетую в сказочного покроя костюм из невесомой ткани нежно-сиреневого цвета. С тонкими руками, полупрозрачным личиком и нежными пушистыми волосами.

– Как ты думаешь, что это такое? – поинтересовалась Эдри.

– Это эльфийка, когни, – растерянно ответил Ит.

– Именно так, – согласно кивнула куратор. – Возьми.

Кукла оказалась неожиданно тяжелой, Ит прикинул – около двух килограммов, а то и больше. Материал, из которого куклу сделал неведомый скульптор, на ощупь был плотным, с высоким удельным весом, и чуть пластичным. При нажатии он слегка поддавался, но тут же возвращался в исходное положение.

– Это эластомер. Каждая деталь отлита вручную, производство не серийное. Раздень ее, – приказала куратор.

– Чего? – Ит опешил.

– Раздень и посмотри.

Через минуту Ит, превозмогая отвращение, положил куклу на стол, подальше отодвинув от себя. Эдри, скрестив руки на груди, невозмутимо наблюдала за его реакцией.

– Что это за гадость?! – спросил Ит в еще большей растерянности.

– Это еще не гадость, это так, для затравки, – Эдри вытащила из-под стола еще несколько коробок. – Это была всего лишь беременная эльфийка, ты прав. Беременная двойней. Детьми, которые пожирают друг друга прямо в животе у мамочки. Смотри дальше.

Следующей оказалась выполненная не менее искусно кукла-нэгаши, «алмазная ящерка», как гласила надпись на коробке.

– Очень дорогая игрушка, – покачала головой Эдри. – Потому что все зубы, которые у этой красотки расположены в интимных зонах, и в самом деле украшены маленькими бриллиантами. Дипломаты ругали нас страшными словами, когда мы попросили выкупить ее через одного из «слепых». Остальные обошлись нам значительно дешевле. Кстати, гермо посмотришь? Это познавательно.

– Лучше не надо, – попросил Ит.

– Ну почему же. Гермо там замечательный… замечательная… Совокупляется сама с собой. Прямо на ходу. Невинно и мило, не находишь?

– Не нахожу, – Ит скривился. – Эдри, тебе не кажется, что это уж слишком?

1
{"b":"166043","o":1}