ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Иди первый, мы сейчас, – Ри усмехнулся. – Рыжий, правда…

– Секретничать вздумали, – проворчал Скрипач. – Ну-ну. Ладно.

– Мы через минуту, – бросил Ит ему вслед.

– Иди ты…

– Слушай, я хотел спросить, – Ри снова присел на бревно. – Ты… серьезно? Вот про это все?

– Нет, я шучу, – огрызнулся Ит в ответ. – Думай, что спрашиваешь.

– Он это все… из-за того, что…

– Что было семьдесят лет назад? – подсказал Ит. Ри кивнул. – Не знаю. Может быть, и поэтому… хотя последнее время мне так не кажется.

– А что тебе кажется?

– Что он нас не любит. Может, и любил когда-то, но сейчас – точно нет. Рыжий ведь пытался… как-то наладить с ним контакт. Еще лет десять назад.

– И что?

– Фэб его просто выгнал. Взял и выставил из своей комнаты вон. Тот неделю ходил, будто оплеванный. – Ит вздохнул. – Глаза поднять стеснялся. Был, правда, один момент, когда мне показалось, что я ошибаюсь и он к нам неравнодушен, но… это все очень быстро закончилось. Шесть лет назад мы отрабатывали Квинту, помнишь?

Ри зябко поежился.

– Ну так вот. Когда мы вернулись, он… – Ит запнулся. – Он был с нами пару дней очень добрым, даже ласковым… а потом все стало как прежде. И больше не менялось. Хотя нет, вру. Становится только хуже. Теперь он еще начал нас избегать.

– Почему ты молчал? – упрекнул его Ри.

– А почему ты молчишь про Марию? – вопросом ответил Ит. – Видимо, по той же самой причине. Ладно, пошли, что ли… Знаешь, я вот думаю – а чем мы, собственно, лучше этих самых кукол, с которых началось это все?

– В смысле? – не понял Ри.

– В том, что с нами можно поступать подобным образом, а мы даже не можем ничего возразить, – тихо ответил Ит. – Как вещь. Куда поставили, там и… эх. Что говорить по третьему кругу про это?

Глава 9

Разбор и удвоение

– Огден, а вот что ты можешь сказать относительно ситуации?

Ри сидел за панелью управления, Огден примостился рядом. Семья рауф находилась в дальней части кабины, за непроницаемой загородкой, а сам катер, замаскированный под легкую яхту, ждал своей очереди у входа в канал. Воронка, обрамленная сияющей каймой – портал альтернативной Сети Ойтмана, – висела перед ними в пустоте, в нее сейчас медленно заходил огромный величественный корабль: когни перегоняли куда-то большой отряд поселенцев, и кто знает, добровольно ли взошли на борт этого корабля те, кто сейчас там находился… По кайме воронки изредка пробегали короткие яркие огненные сполохи, мимо яхты прошел на низкой скорости управляющий модуль, считывая характеристики судов, ожидающих прохода. Потом перед Ри замигал сигнал – яхту пропускали третьим потоком, и это было хорошо, ждать придется меньше.

– А что именно ты имеешь в виду? – Огден усмехнулся. Пригладил свои светлые волосы ладонью, выжидающе глянул на Ри.

– Ох… я про них. Ты ведь часто работаешь с рауф. Все действительно так, как говорят они?

– Все еще хуже. – Огден задумался, подыскивая слова. – Твои друзья, не в обиду им будь сказано, уже сейчас для работы не годятся. Взять хотя бы вот это проявление вселенского альтруизма, которое у нас там валяется, – он махнул рукой в сторону закрытой части каюты. – Ри, ну это несерьезно. Ты же сам видишь. Как биолог могу тебе объяснить следующее: по сути это практически «берсерк», только в более человеческом варианте, что ли… Извини, что коряво получается, но я не оратор и не лектор. Не для их профессии такие реакции.

– А если бы я поступил так же? – с интересом спросил Ри.

– Ну что – ты… Ты ведь не поступаешь.

– Но, если обстоятельства… Подожди, дай я закончу. Ведь неизвестно, может, и я бы себя так повел в таких же обстоятельствах, и ты, и кто-то еще.

– Ри, – Огден, склонив голову к плечу, посмотрел ему прямо в глаза. – Ты так не поступал. И я так не поступал. Потому что мы знаем – что? То, что задача превыше всего. А они начали срываться на частные случаи. Для гермо это – однозначный крест на карьере.

– И это все происходит только потому, что…

– Именно так. Подсознательная программа, заложенная в рабочую особь расы – а гермо именно рабочая особь, – погибни сам, но спаси тех, кто принимает участие в размножении, сохраняя вид. – Огден хмыкнул. – И, Ри… частным порядком, конечно… Да, я работаю с рауф. Уже много лет. Но… я не люблю эту расу, признаться.

Ри посмотрел на него с интересом.

– И за что именно?

– То, что я вижу, постоянно подтверждает мне слова отца. «Человек, хотят того другие расы или нет, действительно венец творения. А все прочие нет. Мы – высшие. Мы, а не они…»

– Почему?

– Ри, они в большей степени животные, чем мы. – Огден чуть отвернулся, стряхнул с одежды невидимую пушинку. – Мы не привязаны к физиологии. Мы не зависим от тела так, как нэгаши или рауф. Мы на порядок свободнее. Оба пола у нас равноправны…

– А у них разве нет?

– Конечно, нет! И самое главное – наша мораль, наши истинные ценности заложены в саму нашу природу, – Огден наставительно поднял палец. – У них такого нет даже близко. Или ты думаешь, что огромное количество тех же тестов для рауф – прихоть? Увы, это необходимость. И эти два модификата – лишнее тому доказательство.

– Знаешь, я уже слышал такие речи, – медленно произнес Ри. – На заре, так сказать, туманной юности. То, что ты говоришь, можно оспорить.

– Можно. И точно так же можно признать очевидное, – отмахнулся Огден. – Ри, нравится тебе это или нет, работаем мы с котами или нет, хорошо ты к ним относишься или нет – все равно. Люди – это люди, а коты – это коты. Даже самые продвинутые, типа той же Эдри. Даже гениальные.

– Ты поосторожнее про руководителя кластера, – заметил Ри.

– Ну вот еще. Я ничего плохого не говорю. Животное, даже самое замечательное и умное, – это все равно не человек. Понимаешь?

Ри задумчиво кивнул. Покосился на индикаторную строчку – до входа в канал оставалось еще пять минут.

– Но почему – животное? – спросил он.

Огден снова усмехнулся.

– Докажи обратное, – предложил он в ответ. – Сделай нормальный базис и докажи. Ри, мы работаем вместе достаточно долго, так? Мы спокойно можем обсуждать подобные вещи, и оба знаем, кто тут прав, а кто нет. Мы не касались этого вопроса – вернее, его не касался я, поскольку видел: тебе неприятно будет сознавать, что твои… друзья… на самом деле не более чем забавные зверушки, биологический курьез, шутка эволюции, по какой-то прихоти создавшей «рабочих пчел» для высших организмов. Сейчас ситуация изменилась, и я вынужден произнести вслух то, что произносить не собирался.

– Огден, тебе не приходило в голову, что ты несколько предвзят? – поинтересовался Ри.

– Предвзят ты, а не я, – возразил Огден. – Предвзят, потому что судьба тебя свела с этими котами и ты начал относиться к ним… так, как относился бы к людям, к своим друзьям. Во мне нет ненависти или злости, декан. Коты мне фактом своего существования не мешают. Они не раздражают меня, мне от них ни холодно ни жарко. Я просто не обязан их любить, вот и не люблю. Любовь нашими правилами не предписана. Кому-то нужны равные права, так пусть будут, мне-то до этого какое дело? Но, тем не менее, не следует забывать, кто есть кто. А ты забываешь.

Ри досадливо поморщился.

– Огден, мне кажется, что ты сейчас все же не прав. – Он говорил бесстрастно, тихо. – Убеждения можно иметь любые, но при этом не следует забывать, что все мы работаем в одной структуре, и цели у рас – все же общие. И права у всех одинаковые.

– Не у всех. Тесты, Ри. Тесты. Правду можно прятать, но она – как вода. Дырочку найдет. Так что своего мнения я не изменю.

– Как знаешь, – ответил Ри.

* * *

Вышли ранним утром. На сумки пришлось приделать веревочные лямки и примотать к себе покрепче – пробежка в ускоренном режиме с болтающейся на плече сумкой – не самое большое удовольствие, а бежать предстояло без малого тридцать километров.

46
{"b":"166043","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Противостояние
Чужая путеводная звезда
Давай начнем с развода!
Факультатив для (не)летающей гарпии
Голос внутри меня
11/22/63
Книга радости. Как быть счастливым в меняющемся мире
Похищение Пуха
Восьмой навык. От эффективности к величию