ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Чип он взял по твоей воле, — Коста не спрашивал, Коста утверждал.

— Разумеется, — не стал отрицать немец. — Вполне возможно, на этом чипе есть важная информация.

— Мне не нравится твой избранник.

— Он и не обязан тебе нравиться.

— Он уже подгнивший изнутри. Будет хуже Братства.

— Это тебе сейчас так кажется. Посмотрим, каким он станет через год-другой, когда я с ним как следует поработаю.

— Посмотрим. Если Кейтаро-дону одобрит.

— Если Кейтаро-дону хотя бы появится — тогда и будем думать, одобрит он или нет! — раздосадовано бросил бывший Повелитель.

Коста пожал плечами и направился к выходу из парка.

Все же странно они смотрелись — старомодно одетый, но все же похожий на человека Теодор и обнаженный по пояс крылатый демон возмездия.

Они уходили, а за их спинами уже суетились люди, не обращающие никакого внимания на посторонних, выла сирена на крыше полицейского флаера, в стороне врач поил бледного Олега успокоительной микстурой. А в бурой грязи, смешавшейся с кровью, остывало тело хорошего парня Кирилла Бекасова, который хотел сделать этот дерьмовый мир хотя бы чуточку менее дерьмовым. Но он посмел докопаться до правды, а таких в живых не оставляют. Теперь хороший парень был мертв, и на это всем было пока что наплевать.

Всем, кроме вздрогнувшего от неожиданного сердечного спазма первокурсника с факультета психологии, который тоже хотел сделать мир лучше и докопаться до правды. Вот только шансов у него было совсем немногим больше, чем у мертвеца. Потому что кое-что Теодор все же успел считать из памяти Велеса.

Эпилог

— И кто же из них вы? — во взгляде Командора читалась некая странная, почти неуловимая, светлая, но одновременно щемящая и будоражащая душу грусть. — Стас или Олег? Или оба вместе?

— Не притворяйтесь, что не поняли, — не менее грустно посмотрел на него седой. — А вместе? Любопытный вариант…

— В общем-то, понял. Но некие сомнения все же присутствуют. Хочу узнать вашу историю полностью, пока что вы рассказали недостаточно. Мне, кстати, очень жаль Кирилла. Мальчик был гением, сумел понять многое…

— Слишком рано понял. Это его и погубило.

— Видимо так, — не сдержал вздоха Илар. — Что ж, вернемся к нашим баранам. История странная и почти непонятная. Тем более неясно, кто такие Теодор, Кейтаро-дону и Коста. Точнее, личность Косты сомнений не вызывает, Константин, о котором вы упоминали, но как он стал тем, кем стал? Кто обладает силой настолько изменить человеческую сущность, кроме великих магов, которых на вашей планете просто нет — это я выяснил в первую очередь.

— Я ведь не закончил… — несколько странно усмехнулся собеседник. — Это еще только начало.

— Естественно, — Командор устало потер рукой лоб. — Но я хочу четко понять, как вы смогли достичь недостижимого. Пока предпосылок для этого я из вашего рассказа не вижу, при всем желании. Да, несколько групп молодежи, желающей странного. Но сколько таких групп существовало в разных мирах! И ни одна не достигла успеха. А если достигала, то изменялась и становилась своей противоположностью. Размышления Кирилла хорошо это иллюстрируют. Он был полностью прав.

— Прав, — согласился седой, продолжая так же странно усмехаться. — Путь был тяжел и страшен, он имел свою цену.

— Кое-кому пришлось заплатить душой… — наклонил голову Илар. — Обычное дело. Помните? «И отдаст душу за други своя…»

— Именно так, — он медленно встал. — И иначе не бывает, сами знаете.

— Кстати, вы ведь меня узнали, — наклонил голову вбок Командор. — Откуда? Да и Стас, судя по вашему рассказу, знал о нашем ордене и строил свой с учетом наших идей. О какой синей книге идет речь?

— Вы не знаете?! — откровенно изумился седой.

Он некоторое время растерянно смотрел на Илара, затем рывком бросился к стальной дверце сейфа в стене. Открыл, достал оттуда некую довольно увесистую книгу, судя по виду, очень старую.

— В наше время все книги Серебряного Ветра многократно переизданы, — сказал седой, протягивая Командору синий томик с едва угадываемым изображением усталого человека и дракона на обложке. — Но это… Это тот самый экземпляр, о котором я говорил. Восстановленный, естественно.

Илар принял томик, раскрыл и прочел начало. Текст оказался настолько перенасыщен эмообразами, что он буквально провалился туда. Пальцы перелистывали страницу за страницу, очень бережно, чтобы не повредить древнюю книгу. Однако очень быстро. Он не видел окружающего, он сейчас был там и тогда. Снова! Снова он переживал все то, что случилось много лет назад. Ни слова неправды! Точнее, ни образа — слова тут были побочны и не слишком важны, они всего лишь несли некую небольшую часть смысла, не передавая его и на треть.

— Откуда?… — едва слышно прошептал Командор, дочитав, времени на что ушло совсем немного, всего около получаса. Хозяин кабинета молча ждал. — Откуда он все это узнал?… Кто дал ему право об этом писать?… Кто дал ему право так писать?…

— Откуда мне знать? — развел руками седой. — Этого человека давно нет в живых. Имя? Скорее всего — псевдоним, слишком странно звучит. Кто он такой никто не знает, данных в сети не сохранилось. Только тексты книг. Выходит, он написал правду? Так все и было?

— Немного иначе, но совсем немного. Главное ведь не в тексте, а в образах, заложенных в него. Я-то сразу образы ловлю. И…

— Что?

— Такое ощущение, что он был мной. Иначе откуда он мог знать о кое-каких моментах, которых из текста видно далеко не всем? Не понимаю…

— Я тоже ответа вам дать не могу. Но эта книга дала лично мне очень многое. Да и вы… спасибо, что вы — не выдумка!

— Да не за что, — улыбнулся Илар. — Я рад, что мой пример помог кому-то стать лучше.

— Лучше ли? — с сомнением приподнял брови седой, в глазах плеснулась боль, а может, даже отчаяние. — Если бы вы знали, что мне приходилось делать, какие мерзости совершать, то вы вряд ли говорили бы так. Да, пусть это все для того, чтобы они сумели остаться чистыми, для того, чтобы они могли любить и творить… но ведь цель не оправдывает средства.

— Кто-то всегда должен платить за чужое счастье, — по губам Командора скользнула едва заметная горькая улыбка. — Платить собой, платить своей душой. Иначе, к моему глубочайшему сожалению, не бывает. Здесь за это заплатили вы. И результат, черт меня подери, не так уж и плох — целая планета. Поэтому я все же хотел бы считать вашу память, чтобы толком понять, как же вы достигли такого. Слова слишком малы, чтобы объяснить такое.

— А в психошок не впадете?

— Вы, видимо, забыли, кем я был и через что прошел… — негромко рассмеялся Командор. — А уж сейчас, после двух жизней на Земле, так тем более…

Седой несколько раз прошелся вдоль стены, нервно кусая губы. Слишком страшно было раскрыть душу другому человеку, а в особенности — Илару ран Дару. И не в том дело, что у каждого есть такие воспоминания, которые не хотелось бы показывать никому, нет — он просто боялся, что Командор, узнав все это, отшатнется в гневе, что в глазах его появится презрение, и он уйдет, даже не оглянувшись, оставит наедине со всем этим… И в то же время прекрасно понимал, что иного выхода нет. Что открыться — будет единственно правильным, единственно возможным.

Он не сел — почти упал в кресло. С невыразимой тоской посмотрел в глаза Илару — и в одно мгновение сбросил все психощиты до единого, оставив душу обнаженной и трепещущей в ожидании приговора.

Командор с трудом подавил грустный вздох, вглядываясь в рухнувший на него поток информации и образов. И этим собеседник боялся испугать и отвратить его?

Он широко улыбнулся.

— Смотри, — и сделал в ответ то же самое.

Этот человек должен узнать весь путь Командора ордена Аарн. Никто другой такого права не имел и не имеет, но не этот! И он узнает.

Конец первой книги

Криптократия — тайная власть

— здесь и далее в эпиграфах — строчки из песен групп «Ария», «Кипелов», и «Сергей Маврин», если не указано иное.

74
{"b":"166048","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Роковой соблазн
Плюс жизнь
Притворись моей женой
Авернское озеро
Осень
Летний дракон. Первая книга Вечнолива
Моя душа темнеет
Книга земли
Пенелопа и огненное чудо