ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мозг подростка. Спасительные рекомендации нейробиолога для родителей тинейджеров
Записки учительницы
Человек цифровой. Четвертая революция в истории человечества, которая затронет каждого
Похищенная страсть
В логове львов
Элегантность в однушке. Этикет для женщин. Промахи в этикете, которые выдадут в вас простушку
Мотив убийцы. О преступниках и жертвах
Пищеблок
Иллюзии

В этот момент полог палатки маркграфа откинулся в сторону. Сэр Свенсон был уже готов разразиться отборным ругательством в адрес того, кто посмел столь бесцеремонно побеспокоить его, когда он занят, но открывшийся было рот тут же захлопнулся, и маркграф поспешил отвесить почтительный поклон. Андрей, наблюдая за произошедшей с ним метаморфозой, также отвесил поклон, при этом не постеснявшись выполнить его несколько глубже – так, на всякий случай: если уж поклоном не гнушается его сюзерен, то и ему стоило не усугублять, так сказать, а выказать еще большее почтение.

– Сир.

Услышав произнесенное сэром Свенсоном слово, Андрей бросил исподлобья внимательный взгляд на ворвавшегося в палатку мужчину лет тридцати в полном рыцарском доспехе. По сути, находиться посреди своего лагеря в полном вооружении не было никакой необходимости, но, как видно, король, а это был именно он, получал от этого особое удовольствие. На нем были великолепно инкрустированные золотом и серебром, начищенные до блеска рыцарские латы, именно такие, какие обычно украшали рыцарские замки и каковые Андрею приходилось видеть на фотографиях. Вот только шлем с пышным плюмажем отсутствовал – сейчас его голову венчали распущенные иссиня-черные волосы до плеч: странная мода для англичанин, которые предпочитали короткие стрижки. Впрочем, глухой шлем с опущенным забралом и пышным плюмажем из красных перьев, ну точно как на фотографиях, неотлучно сопровождал своего хозяина, будучи в руках у оруженосца, по пятам следовавшего за королем. Над закованным в металл торсом возвышалась довольно колоритная голова. Лицо короля словно было вытесано из дуба каким-то плотником-недоучкой: резкие рубленые черты, нос горбом – именно горбом, а не горбинкой, серые глаза, холодные как стальной клинок – пронизывающий взгляд знающего себе цену человека, но вот особого ума в этом взгляде Андрей не заметил – были они лишены какого-то особого блеска, который видится в глазах людей, обладающих большими умственными способностями. Взгляд короля был скорее взглядом тупого солдафона, но судя по всему, ему нравилось быть именно таковым. Новаку почему-то показалось, что нет ничего удивительного, что Англия так часто воюет. При этом немало его удивило и то, с какой легкостью король носил тяжелые доспехи. Что и говорить, крепкий мужик.

– Сэр Свенсон, я вижу, что на этот раз вы расстарались.

– Всегда рад служить вашему величеству.

– И это радует. – Король был возбужден, говорил громко и несколько грубовато, если не сказать грубо, ну точно солдафон, движения его были быстры и порывисты. – По пути к вам я заметил две сотни прекрасно экипированных латников. Это отличное подспорье для нашей латной конницы.

«О чем это он? – подумал Андрей. – Я по пути в палатку не встретил никаких латников. Нет, они, конечно, есть, но чтобы вот так компактно сразу две сотни латной конницы – этого я не видел. Да и вообще интересно, есть ли у маркграфа две сотни латников? Сомневаюсь. В лагере в основном только пехота. Так о чем тогда этот идиот вещает?»

– Сир, я прошу прощения, но у меня нет такого количества латной конницы.

– Полноте, маркграф, – отмел эти слова король. – Или вы хотите сказать, что мои глаза меня обманывают? Только что прибывший конный отряд, что сейчас разбивает палатки на краю вашего лагеря: их там никак не меньше двух сотен. Или это не ваши люди?

«Э, э, дуболом, ты про моих людей, что ли, говоришь? Ну вот, снова здорово. Сейчас и этот начнет рассуждать о моих умственных способностях. Господи, как вы меня достали. Ну, посмотрим, что из этого выйдет».

– Сир, это действительно воины из моего рыцарского ополчения. Но только эти воины не те, кем кажутся. Несмотря на то что у них у всех хорошие доспехи, по сути, это отряд легкой кавалерии, так как имеют только легкое вооружение, да и то половина из них всего лишь стрелки, которые к тому же на деле являются пока новиками.

– Вы смеетесь надо мной?

– Ни в коей мере.

– Какой идиот, обрядив воинов в кольчуги, усиленные стальными пластинами, умудрился вооружить их легким оружием?

«Сам ты идиот. Ну вот, как я и говорил. Понеслась душа в рай. На себя посмотри: немалая сила, ловкость – и ноль интеллекта», – пронеслась у Андрея злая мысль. Что и говорить, сказать, что Андрей был зол, – это не сказать ничего. Уж очень он не любил, когда начинали потешаться над его умственными способностями, да еще в таких выражениях.

– Сир, прошу прощения, но это мои люди, – вынужден был прийти на помощь своему сюзерену Андрей, хотя видит бог, как ему не хотелось вообще высовываться, так как с этим психопатом-королем дела могли обернуться самым непредсказуемым образом.

– Кто ты? – Вопрос прозвучал настолько резко и настолько свысока, что Новак едва сумел сдержаться, чтобы не ответить на подобную грубость грубостью.

Как ему были знакомы люди, подобные этому королю. Еще там, в прошлой своей жизни, он не раз и не два сталкивался с людьми, которые в собственных глазах стояли на столь недосягаемой высоте, что, общаясь с теми, кого они считали ниже себя, проявляли такое высокомерие, словно имели дело с быдлом. Было дело, ему приходилось приземлять некоторых, ввергая их буквально в ступор. Им-то доводилось общаться по большей части с теми, кто в чем-либо зависел от них либо по природе своей лебезил, чтобы урвать какой кусок с барского стола, а вот такие, кому по большому счету плевать, сколько он сумел заработать или наворовать денег, встречались нечасто. Большинство из них прямо заявляли, что с завтрашнего дня он больше не служит в милиции, – этим он откровенно смеялся в лицо и в открытую посылал по известному адресу, попутно предлагая засунуть в известное место и деньги, и связи. Не без оснований, нужно заметить, если учесть то, что на пенсию он вышел сам, по выслуге лет. Нашлась даже парочка из таких, которые предлагали ему у себя работать, при этом они высокопарно говорили о том, как они его сильно зауважали за его поведение и просто считают своим долгом помочь ему устроиться в этой жизни. Но Андрей с легким сердцем посылал их вновь. Проявили они о нем заботу! Как же! Умылись разок – и им это жутко не понравилось, вот и решили поставить его от себя в зависимость, чтобы потом душу отвести, так сказать, восстановить самоуважение в своих же глазах, да и в глазах тех, кто был в курсе произошедшего. Ведь, как известно, смеется тот, кто смеется последним.

Так вот король Англии разбудил в нем именно те ощущения, что он испытывал при общении с тем хамлом, да только на этот раз он не мог себе позволить поступать так, как ему хотелось, потому что это было не просто хамло, а хамло коронованное. Пришлось все молча проглотить. Впрочем, не молча. Нужно было отвечать.

– Рыцарь Английской короны барон Кроусмарш, ваше величество.

– Что-то твое имя мне кажется знакомым. Это ты умудрился в поединках уложить сэра Ричарда, сэра Аткинса и Ури Двурукого? – В интонации короля просквозило нечто, что Андрей идентифицировал как уважение.

«Нет, ну точно солдафон. Да, наверное, еще и завзятый боец на ристалищах. Слышал я краем уха, что ты любишь инкогнито появиться на турнире, чтобы сразиться в честной схватке, – видать, это правда. Об орочьем набеге на южной границе ты не помнишь, о том, что я с горсткой воинов отстоял Кроусмарш, на оборону которого ты не пожелал выделить ни фартинга, ты тоже не помнишь, а вот того, кто завалил известных бойцов, помнишь прекрасно. О Господи, храни Англию и дальше, ибо то, что ее еще не смяли, просто удивляет».

– Да, ваше величество. Я имел возможность скрестить с ними клинки.

– Ты хотел сказать, ЧЕСТЬ, – задрав подбородок, назидательно вставил король.

– К великому сожалению, я могу сказать это лишь в отношении сэра Аткинса. Сэр Ричард хотел меня попросту убить, потому как тогда я вовсе не владел клинком, и только провидение спасло мне жизнь. Ури Двурукий – тот и вовсе был убит мною, когда вышел на большую дорогу, – не вижу чести в убийстве разбойника.

19
{"b":"166058","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Счастливый мозг. Как работает мозг и откуда берется счастье
В открытом море
Прекрасные разбитые сердца
Продать снег эскимосам
Я буду всегда с тобой
Наш грешный мир
Солнечная пыль
Рыскач. Битва с империей
Школа Добра и Зла. В поисках славы