ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Киберспорт
Фаворитки. Соперницы из Версаля
Вьюрки
Хищник: Охотники и жертвы
Чужая жена
S-T-I-K-S. Брат во Христе. Второе пришествие
Невидимая девочка и другие истории (сборник)
Делай космос!
Метро 2033: Пифия-2. В грязи и крови

— Это такой трюк, — говорю я.

— В точку, — говорит Мэтт.

Я почти понимаю. Я выжидательно смотрю на Джека и улыбаюсь.

Мы беремся за дело, но сначала Джек доедает апельсин и дает котенку, который у них живет, облизать свои мокрые от сока пальцы.

Мэтт и Джек проводят инструктаж. Мы сидим за квадратным столиком со столешницей — шахматной доской. Вся остальная мебель перевернута вверх дном. Бумаги раскиданы по полу. Я не помню, была ли комната в таком же беспорядке, когда мы только начинали. В шахматном столике таятся какие-то космические вибрации.

Я вспоминаю, как они решили, что их ограбили, пока они пару минут играли в скоростной баскетбол или как там это называется. Они еще говорили, что почему-то им перевернули всю мебель.

Они видят, что я сосредоточился на шахматном рисунке (я почти боюсь этого квадратного столика с пивной кружкой), и предупреждают меня, что столик не имеет никакого отношения к тому, что мы делаем. Они просто нашли его на пожаре.

— Тогда почему он стоит точно в середине комнаты? И вообще зачем он?

— Для наших комических номеров, — объясняет Мэтт.

Они учат меня Розовому. Я учусь медленно. Мне становится смешно.

Я смеюсь, а Джек сообщает мне, что сегодня у них с Мэттом дни рождения. Они хотят подарков?

Я говорю:

— Поздравляю с двадцать третьим днем рождения.

По-моему, они проводят обучение не совсем правильно. Но, толком не зная, что именно они делают, я не уверен. А они ничего не говорят.

Они не хотят казаться новичками. Они относятся к этому серьезно. Не думаю, что когда-нибудь еще видел их такими серьезными. У обоих очень симпатично наморщены лбы. И из-под этих наморщенных лбов они то и дело смотрят мне в глаза. Выглядит смешно, но они явно чего-то ждут. Я как-то должен отреагировать или куда-то переместиться.

Откуда ни возьмись появляется большая желтая сумка. Красивая. Джек и Мэтт общаются друг с другом непонятными мне жестами. Я вспоминаю, как Мэтт «говорил» руками, разрубая воздух. Он много жестикулирует. Сценка с этой желтой сумкой напоминает комический номер братьев Маркс.

Особенно тот, где Харпо не дает коридорному отнести сумку наверх, в номер. Джек и Мэтт держатся за сумку. Джек пытается взять сумку у Мэтта, но Мэтт-Харпо думает, что Джек-коридорный хочет ее совсем отобрать.

Мэтт забирает сумку и ставит ее на пол. Джек хочет ее унести, но Мэтт снова ее вырывает.

Яркость желтой сумки меня завораживает. Кажется, она становится еще ярче.

— А что в сумке? — спрашиваю я, но они меня не слышат, потому что сосредоточились на номере. Я начинаю громко хохотать.

Время от времени во мне возникает беспокойство, что они на самом деле не могут поделить сумку, но я тут же понимаю, что эта процедура выполняется для меня, для моего просвещения, если хотите. Мне передают знания.

Джек засовывает руки в штаны Мэтта, в его расклешенные пиратские брюки, вот так так… Он гладит его по промежности, потом ему явно начинают мешать штаны, он стягивает их вниз и открывает нижнюю часть Мэттова тела, белую и изящную, с наполовину поднявшимся пенисом. Джек решил исправить дело: он наклоняется и начинает его сосать.

Мэтт гладит Джека по затылку, а голова Джека двигается взад-вперед перед пахом Мэтта. Он называет его Феликсом!

— Феликс… — стонет Мэтт. Они занимаются любовью, но не любят.

Они останавливаются, и Мэтт снова натягивает на себя штаны.

Я действительно это видел? Сцена из моей собственной жизни. Я не уверен. Как бы это меня ни тревожило. Мне трудно их понять. Это розыгрыш или минет (ха-ха)?

Они хмуро смотрят мне в глаза. Вдруг что-то щелкает: я вижу, что Джек — это часть Феликса. Я слышал, как Мэтт только что называл Джека Феликсом, по крайней мере один раз.

Он — это он, но Джек не может помнить то, что помнил бы Феликс. А Мэтта Джек называет Блейком.

Я плачу и смеюсь одновременно. Время, как я теперь понимаю, связано с настоящим моментом, и его разрывают на куски. Захватывающее зрелище, мягко говоря. И в то же время очень… э-э… бессвязное. Как выступление плохого фокусника.

Кто бы мог подумать, что путешествие во времени похоже на ресторанный театр? Или на некачественный порнофильм. Я-то думал, оно должно быть… апокалиптичнее, что ли. Грандиознее. Сразу хочется простить всех плохих актеров в мире.

Джек собирается вспомнить все, что связано с Феликсом. В комнате как будто есть еще одно существо. Но они не показывают вида, что его заметили. Существо похоже на комбинацию их самих.

Мэтт падает. Как в кульминационной сцене «ПОДРОСТКА». Довольно странно.

Пивная кружка, которая стояла на шахматном столике, изменила положение, ее передвинули с места на место. Мэтт наступает на резиновую утку, та взвизгивает, и он делает вид, что испугался; умора.

Комната заполняется новыми существами. Их уже целая толпа, совсем как в номере братьев Маркс.

Джек похож на Феликса потому, что я его так воспринимаю, у других такого ощущения нет [60]. Действительно странно. Но сначала Джек хотел со мной связаться именно из-за Феликса. Феликс пришел за мной! Как и обещал. Но здесь творятся дела посерьезнее.

Все по одной схеме, говорит Джек, обливаясь потом; его немного раздражает сложность того, что им предстоит, а также мое пассивное нетерпение. Но я ничего не делаю, просто сижу.

Он просит меня сосредоточиться. Я что, против?.. Они открывают сумку, и из нее вылезают маленькие белые котята, нет, не вылезают, а вытекают, как расплавленные, котята в стиле «ар нуво», так чудно… Раздается громкое шипение и обрывает мои размышления о котятах.

Мы перенеслись… то есть я в другом измерении. В Розовом.

Я один и в то же время не один.

Тут невозможно жить. В Розовом человек не живет.

Если бы я попробовал это описать, я бы сказал, что это ощущение себя плоским — настолько плоским, что ты не можешь встать, сесть или повернуться. Ты как будто плоский. Но все-таки движешься. И можешь переместиться куда хочешь, а точнее, ты уже там, где должен быть. Ты везде, где всегда все было, есть и будет.

Кажется, что нет ни прошлого, ни будущего. Все однородно (плоско).

Необъяснимо. В наших четырех измерениях расстояние и движение показывают, что прошлое и будущее есть. В действительности они существуют только в нашей электромагнитной вселенной, которая заново проигрывает прошлое и будущее, чтобы нам было удобнее жить. Здесь, в Розовом, прошлое и будущее связаны, они как один большой древесный ствол. «Сейчас» нашего измерения можно описать как кольца роста, которые видны, если срезать (неестественным образом) кусок ствола. («Сейчас» само по себе неестественно, но оно все равно есть в нашей вселенной.) Тут ты всегда плоский. Лучше я не могу это все описать.

Невероятно. Я плоский, как математическое уравнение. Я чувствую себя уравнением. Рядом все остальные, но я один. Скорее я — эти все.

Черт! Это можно понять, только когда попадаешь сюда сам. Вот смешно будет, когда я вернусь (в реальность?), побывав в Розовом. Если вернусь. Теперь я понимаю, почему Джек и Мэтт иногда так дезориентированы. И хулиганство Мэтта в Розовом тоже приобретает смысл. Он просто играет со временем. Та девушка из Сан-Франциско была права, время действительно идет вспять.

Раньше я только предполагал, что Джек-это Феликс, теперь я в этом убедился. Но он — и все другие. Здесь нет привычных нам тел. Только связи, но не тела. Эти связи постоянны, они не возникают и не исчезают, нет. Я чувствую их. Мне тут нравится. Я мертв, и это мне тоже нравится. Не меньше, чем жизнь. По крайней мере существование здесь не так жестоко.

Я в постели? Но я не умер. Такое ощущение, словно я живой. Это темное место. Это…

Немного побыв вне времени, я возвращаюсь обратно. Наверное, это лучше, чем идти вперед. Уж не знаю, на что это было бы похоже.

Когда я выхожу на улицу, дни откручиваются назад, и наступает прошлый четверг. Вся неделя начинается заново. Наверное, Джек и Мэтт что-то напортачили со временем. Или это специально, чтобы я пришел к ним снова.

вернуться

60

Это неправда. Джек обманул Спанки, чтобы тот не терял концентрации, когда ему смотрят в глаза.

30
{"b":"166070","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Таинственный мир кошек
В нежных объятьях
Отвергнутый наследник
Вселенная на твоей стороне. Как превратить страх в надежду на лучшее
У кромки океана
Ангел мщения
Охота
Черный клановец. Поразительная история чернокожего детектива, вступившего в Ку-клукс-клан
Сердцеедка без опыта