ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пляска фэйри. Сказки сумеречного мира
Чужая гостья
Оторва, или Двойные неприятности для рыжей
The Show Must Go On. Жизнь, смерть и наследие Фредди Меркьюри
ДНК. История генетической революции
Однажды в Америке
Пилигримы спирали
Месть Зоны. Рикошет
Следуй за своим сердцем

Объехав дом, кучер направил карету по посыпанной гравием дорожке, которая, обогнув сад, убегала вперед еще на полмили. Владения Эшуортов были большими и впечатляющими. Уиллоу, видимо, была того же мнения, потому что она то и дело вертела головой, глядя на те интересные места, на которые указывала леди Сабрина.

– А это наши конюшни, – сказала леди Сабрина, указывая на постройки справа от них. – За ними есть каретный сарай. Первые постройки – это непосредственно конюшни. Наши личные лошади живут с правой стороны, а скаковые – с левой. Слева расположен и ветеринарный флигель.

Карета остановилась, и Сабрина спрыгнула на землю, не дожидаясь чьей-то помощи.

– Надеюсь, вы не против того, чтобы прогуляться? Скаковой круг находится позади закрытых загонов, это совсем недалеко.

Главные конюшни образовывали два крыла, соединенные широкой аркой. Повсюду пахло сеном и лошадьми. Женщины прошли под аркой. Двустворчатые двери с обеих сторон были распахнуты, и они увидели длинные широкие проходы между денниками, которые уходили вдаль и терялись в тени. Холли заметила конюхов, которые сновали взад-вперед с разнообразной лошадиной упряжью в руках. Ей ужасно хотелось прогуляться по одному из проходов, чтобы полюбоваться на лошадей Эшуортов, представлявших собой настоящее сокровище. Это желание было рождено ее собственным любопытством и чувством долга перед Викторией.

На солнечный свет они вышли посреди множества разнообразных загонов, окруженных аккуратно покрашенными заборами, где конюхи выгуливали около дюжины скакунов. Вдалеке, на пастбище, окружавшем Мастерфилд-Парк, паслись и играли на утреннем солнышке кобылы с жеребятами. Ближе к ним, около зданий, прогуливалось около сотни людей – настоящая живая мозаика из цилиндров, солнечных зонтиков и ярких шляпок с лентами. Некоторые сидели на стульях, выставленных вдоль ограждения, другие бродили по траве или пили прохладительные напитки в тени большого вяза.

– Господи, какое зрелище, просто дух захватывает! – воскликнула Айви.

– Боже правый, такое впечатление, будто все светские любители скачек собрались здесь! – восхищенно произнесла Уиллоу.

Леди Сабрина посмотрела на нее с некоторым удивлением.

– А чего же вы ожидали? – спросила она.

Холли с сестрами переглянулись.

– Лорд и леди Уилтшир, позвольте мне представить вам сестер Сазерленд: леди Харроу, мисс Холли Сазерленд и мисс Уиллоу Сазерленд. О, лорд Бичем, это… – Леди Сабрина представляла сестер собравшимся, когда они шли через толпу.

Повсюду их встречали с показной вежливостью, но Холли чувствовала, что на нее с сестрами поглядывают со скрытым любопытством. «Кто такие эти незнакомки, явившиеся на скачки?» – так можно было истолковать вопросительные взгляды гостей. Знают ли эти зеленые девицы, что к чему? Смогут ли их мужчины подобающим образом повлиять на них? Вдруг они бросят вызов сложившимся устоям и это нарушит размеренную светскую жизнь?

– Они смотрят на нас, как на потенциальную угрозу их кошелькам, – тихо проговорила Холли после того, как леди Сабрина, извинившись, скрылась в толпе.

Айви со щелчком открыла свой солнечный зонтик.

– На этих аренах делаются и теряются целые состояния, и мы привносим свою долю в эту суматоху.

– Будьте предельно внимательны ко всем, с кем будете разговаривать, и при первой же возможности подробно все описывайте, – напомнила сестрам Холли. – Надеюсь, вы не забыли прихватить с собой записные книжки и карандаши?

Сестры кивнули, а Уиллоу похлопала по своему ридикюлю.

– Шпионаж все-таки очень возбуждает, не так ли? – усмехнулась она.

Айви приложила палец к губам, призывая сестру помалкивать. И выразительно взглянула на Холли. Та резко повернулась. Прямо у нее за спиной стоял Колин Эшуорт, на лице которого было вопросительное и удивленное выражение одновременно. Как давно он тут появился? Много ли слышал? Холли принялась лихорадочно припоминать, о чем они с сестрами говорили минуту назад.

– Мы с сестрами разговаривали об общих… вещах… о скачках, – нашлась она, надеясь, что бешеное биение сердца не вызовет прилива крови к щекам.

Не помогло даже то, что на нем был бархатный костюм для верховой езды насыщенного коричневого цвета, отчего его волосы стали казаться золотистыми, а голубые глаза потемнели до кобальтового оттенка, и то, что эти глаза замерцали, когда он наградил ее обезоруживающей улыбкой.

– Неужели? – спросил Колин.

– Разумеется. Мы приехали сюда, чтобы узнать как можно больше.

Что-то в ее широко распахнутых глазах вызвало у Колина подозрение, что он вмешался в разговор, не предназначенный для чужих ушей. Пока ее сестры улыбались ему, Холли Сазерленд, моргая, смотрела на него, явно пытаясь взять себя в руки и приготовиться…

К чему? Если только он не ошибается, вчера на дорожке она с ним флиртовала с помощью этих своих густых ресниц и одной ямочки на правой щеке с таким же успехом, с каким разбойник пользуется на большой дороге своим мушкетоном. С той лишь разницей, что вместо ценностей она намеревалась украсть его сердце.

Тут вперед выступила Айви, волосы которой были чуть темнее, и схватила его за запястья. Пользуясь привилегией, данной ей положением жены лучшего друга, Айви расцеловала Колина в обе щеки, а затем отступила назад, не выпуская его рук.

– Колин, ах ты негодяй! Прекрати дразнить мою сестру!

Взяв руку Айви, граф поднес ее к губам.

– Почему же ты не написала, что вы с сестрами приедете в Аскот? – полюбопытствовал он. – Ты же понимаешь, что в ответ я бы тут же пригласил всех вас остановиться в нашем поместье!

– О, мы вовсе не хотели причинять вам неудобство и… – Айви неожиданно замолчала и прикусила верхнюю губу. – К тому же наше решение приехать в Аскот было неожиданным. До этого я неважно себя чувствовала и…

– Надеюсь, сейчас тебе лучше? – Колин наклонился ближе к ней. – Саймон уже рассказал мне хорошую новость. Ты просто чудесно выглядишь, вся светишься.

– Ох, уж этот мой муженек! – Айви радостно заулыбалась, когда разговор зашел о ее муже. – Даже не верится, что человек, в свое время сохранявший так много тайн, теперь не в состоянии удержать единственной.

– Это не касается такой радости, как ваш секрет, – улыбнулся Колин. – Но ты не бойся. Он взял с меня клятву молчать, пока это возможно.

С этими словами Колин повернулся к Уиллоу, молча стоявшей рядом с Холли, и взял ее за руку.

– Надеюсь, вы тоже благоденствуете, мисс Уиллоу, – сказал он. – Вы до сих пор увлекаетесь живописью и пишете акварелью?

– Да, но не так часто, как раньше.

– Что ж, это хорошо, в таком случае я буду надеяться, что вы больше не попросите меня позировать вам. Боюсь, я был самым капризным вашим натурщиком. Мой портрет просто не мог получиться хорошим.

– Напротив, – возразила Уиллоу, – мне кажется, что ваш портрет стал одним из лучших.

Колин прижал руку к сердцу, показывая всем видом, что благодарен, хотя и не верит ее словам, и они рассмеялись.

Почему ему так легко с ней? Как и ее старшая сестра, она тоже не замужем, но он может держать ее теплую маленькую ручку в своей руке и испытывать к ней всего лишь братское чувство.

Впрочем, ответ на этот вопрос был Колину известен: у него нет ни малейшего желания быть братом Холли Сазерленд.

Айви подошла сзади к Уиллоу и дотронулась до ее плеча.

– А это не Фенхерсты ли у столика с напитками? Пойдем, надо с ними поздороваться.

Они отошли прочь, и Колин спросил себя, было ли это игрой его воображения, или Айви нарочно увела младшую сестру, чтобы они остались с Холли наедине. Он заметил, что Холли смотрит на него с задумчивым выражением на лице, словно не может принять какого-то важного решения. А потом с опозданием всего на долю секунды Холли опустила ресницы и отвела глаза в сторону.

– Сабрина сказала мне, что сегодня будут скачки, – с преувеличенным энтузиазмом промолвила она, устремляя глаза на скаковой круг, где конюхи суетились вокруг ждущих забега лошадей.

11
{"b":"166075","o":1}