ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Куриный бульон для души. Сердце уже знает. 101 история о правильных решениях
Проводник
Беженец
Главные блюда зимы. Рождественские истории и рецепты
Лицо удачи
В твоем доме кто-то есть
Отбор с сюрпризом
Рубеж атаки
Без надежды на искупление
Содержание  
A
A

Странность, ничего не скажешь. Правила хорошего тона требовали не выключать видеокамеру, чтобы звонящий мог видеть, с кем говорит. Естественно, существовали и определенные исключения из правил (на этом строились многие современные комедии). Однако социальный протокол все же требовал назвать собеседнику причину. Видеокамеры отличались высокой надежностью, и словам об испортившемся видди обычно не верили, хотя подобное иногда случалось.

— И чем же мисс Эллерман объяснила темный экран? — спросил Дункан.

— Объяснение вполне правдоподобное. Сказала, что упала и не хочет показывать синяк на лице.

— Надеюсь, ничего серьезного?

— Я тоже на это надеюсь. Правда, голос у нее был несколько подавленный. Мой друг беседовал с нею совсем недолго и затронул вопрос о Титане. Не опасайтесь, ничего такого, что могло бы вызвать подозрения. Он сказал, что знает о ее давнишнем путешествии на Титан, и поинтересовался, не сможет ли она познакомить его с кем-нибудь из титанцев, которые сейчас находятся на Земле. Мой друг объяснил мисс Эллерман, что интересуется возможностью экспорта терранских товаров на вашу планету.

— Эго не самая лучшая выдумка, — нахмурился Дункан, — Все подобные сделки проходят через торговый отдел титанского посольства. Если ваш друг действительно намерен заняться экспортом, ему следовало бы обратиться туда.

— Дорогой мистер Макензи, извините, что говорю вам это, но вам еще нужно многое узнать об особенностях жизни на Земле. Я могу назвать вам с десяток вполне убедительных

причин, почему не следует обращаться в ваше посольство. Во всяком случае, на начальном этапе. Мой друг это знает, и мисс Эллерман — тоже. Тут можете не сомневаться.

— Не буду с вами спорить, мистер Мандельштам. Как-никак, вы у себя дома. И что же мисс Эллерман ответила вашему другу?

— Боюсь, ее ответ вас разочарует. Она сказала, что у нее действительно есть хороший знакомый, способный помочь в этом деле, и что он как раз недавно прилетел с Титана для участия в юбилейных торжествах и сейчас находится в Вашингтоне.

— Дункан облегченно засмеялся.

— Выходит, ваш друг только напрасно потерял время. Мы вернулись туда, откуда начинали.

— На первый взгляд, это так. Но не торопитесь с выводами, мистер Макензи. Я ведь еще не все вам рассказал.

— Хорошо. Я слушаю.

Конечно, ошибки допускают все, но прежнее доверие к ювелиру было поколеблено. Возможно, он переоценил этого человека.

— Эта линия ничего нам не дала. Я воспользовался еще несколькими, но и там не было никаких результатов. Я даже подумал: а не позвонить ли мне ей и не сказать напрямую, что мне известно, кто стоит за переговорами по титаниту? Разумеется, я не собирался обвинять мисс Эллерман ни в чем.

— Рад, что вы удержались от этого звонка.

— Я тоже, хотя тогда это казалось мне вполне разумным шагом. Думаю, она не удивилась бы. Но у меня был замысел получше. Жаль, что я сразу не воспользовался им. Я проверил список ее гостей за последний месяц.

— Что? — удивленно воскликнул Дункан. — Как вам это удалось?

— С помощью уловки, старой как мир. Вы когда-нибудь смотрели французские детективные фильмы двадцатого века? Чувствую, что нет. Так вот: я сделал то же, что в тех фильмах сплошь и рядом делали французские сыщики. Я спросил у консьержа.

— Простите, у кого?

— У консьержа. А разве у вас на Титане их нет?

— Я даже не представляю, о ком вы говорите.

— Возможно, вашей планете повезло. А здесь они — дань традиции, от которой никак не избавиться. Но иногда бывают полезны. Думаю, вы знаете, что мисс Эллерман живет в невероятно роскошном подземном комплексе «Подземелье-десять». Это совсем рядом с Рокфеллеровским центром. Ее апартаменты занимают весь нижний этаж. Мне никогда не понять желания жить под землей. Наверное, я подвержен клаустрофобии: чем глубже опускаюсь, тем неуютнее себя чувствую. Так вот, любой крупный жилой комплекс имеет в вестибюле специального служащего. Этот человек сообщает жильцам, кто пришел и кто ушел, принимает письма и посылки. Если вас пригласили в гости, он свяжется с нужной квартирой и осведомится, действительно ли там ждут гостей, а после объяснит вам, как туда добраться. Такой человек и называется консьержем.

— И вы получили доступ к банку памяти его компьютера?

Мандельштам изобразил легкое удивление.

— Вы даже не представляете, каких результатов можно добиться, если знать нужных людей. Только, пожалуйста, поймите меня правильно. Я не прибегал ни к каким незаконным способам, но о деталях предпочту умолчать.

— У нас на Титане очень не любят вторжения в частную жизнь.

— У нас на Земле тоже. Но тот, кто захочет это сделать, легко сможет обойти консьержа. Предполагаю, что у мисс Эллерман нет оснований терзаться угрызениями совести или что-то скрывать. Но скажите, мистер Макензи, разве вы не знали, что у нее останавливался гость с Титана?

Дункан разинул рот, однако быстро совладал с собой. Скорее всего, у Карла есть кто-то из близких друзей, ставший его курьером. Должно быть, это было очень давно. Последний пассажирский корабль отравился с Титана за полтора месяца до прилета «Сириуса». И тем не менее…

Ладно, это обождет. Вначале нужно выяснить одну маленькую деталь.

— Вы сказали, «останавливался». Значит, этот человек покинул ее жилище?

— Да. Всего два дня назад.

Это объясняло все или почти все. Вот почему Калинди его избегала! Новость опечалила Дункана, вызвала волну ревности, но в то же время она оправдывала его собственные действия.

— И кто же этот титанец? — мрачным тоном спросил Дункан, — Возможно, я его и не знаю.

— Вот это-то и интересует меня больше всего. Его зовут Карл Хелмер.

Глава 30

ПОСЛАНИЕ С ТИТАНА

— Быть этого не может, — прошептал Дункан, оправившись после первичного шока. — Когда я покидал Титан, Хелмер находился на одном из спутников Сатурна. Я прибыл сюда на самом быстром корабле Солнечной системы. Он не мог меня опередить.

Мандельштам выразительно пожал плечами.

— В таком случае кому-то было выгодно назваться этим именем, выдав себя за другого. Консьерж в доме мисс Эллерман не отличается острым умом… впрочем, все консьержи несколько туповаты. Но нам повезло. Мы успели к банку памяти его компьютера раньше, чем электронные мозги уничтожили всю информацию за месяц. Это делается регулярно. Применив метод визуального кодирования, мы сумели получить нечто вроде портрета человека, гостившего у мисс Эллерман. Прошу взглянуть.

Мандельштам подал Дункану лист. Портрет был грубый, однако вполне узнаваемый. Карл.

— Надо полагать, вы знаете этого человека, — сказал ювелир.

— Знаю, и очень хорошо, — не своим голосом ответил Дункан.

Его мозг вертелся на бешеных оборотах. Часть его сознания отказывалась верить очевидному факту. Этой части было мало увиденного глазами; ей требовалось время, чтобы перебрать все вероятные и невероятные аргументы и только потом прийти к окончательному выводу.

— Вы сказали, что у Ка… у мисс Эллерман его больше нет. А где он может находиться сейчас — вы знаете?

— Увы, нет. Надеюсь на ваши догадки. Сейчас мы знаем его имя. Это уже немало. Я попытаюсь найти его следы, хотя мгновенного результата не обещаю. На поиски понадобится время.

«И, скорее всего, деньги», — подумал Дункан.

— Скажите, мистер Мандельштам, а вам-то зачем влезать в эту историю? Честное слово, не понимаю, какую выгоду вы стараетесь извлечь.

— Не понимаете? Я уже сам не очень-то понимаю. Я начал это дело, обуреваемый страстным желанием заполучить титанит; надеялся, что мои усилия принесут заслуженные плоды. Но сейчас события приобрели иной характер. Знаете, мистер Макензи, есть нечто более ценное, чем камни и произведения искусства. Возможность поразвлечься. И маленькая авантюра, куда мы так успешно вляпались, гораздо интереснее стряпни, которой нас потчует видди.

Дункану было далеко не весело, однако слова ювелира заставили его улыбнуться. До сих пор он весьма настороженно относился к Мандельштаму. Но сейчас его отношение поменялось; торговец антиквариатом вдруг сделался ему симпатичен. Да, Мандельштам — опытный делец. Жесткий, возможно, кое в чем коварный. И сделка с покупкой титанита наверняка бьиа бы жесткой. Но все же прав оказался Джордж Вашингтон: в любых серьезных делах Мандельштаму можно безоговорочно доверять.

45
{"b":"166098","o":1}