ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— На меня не обращайте внимания, — проговорил лейтенант Хортон. — Я буду крепко спать.

33

ЦИКЛЫ

Из-за подведшей противозачаточной таблетки Мирисса чувствовала себя неважно. Ее утешала мысль, что повториться подобное может лишь однажды, если ей позволят иметь второго ребенка.

Невероятно: женщинам всех поколений половину жизни приходилось испытывать ежемесячные неудобства. Интересно, рассуждала девушка, случайно ли эти циклы примерно совпадали с периодами обращения единственного гигантского спутника Земли вокруг планеты? Невообразимо, чтобы закономерность перенеслась на Талассу, с ее двумя близкими лунами! Мысль о пяти- и семидневных циклах, случайным образом накладывающихся друг на друга, ужаснула Мириссу. Собственный страх заставил ее улыбнуться, и ей тут же полегчало.

Решение далось не просто. Девушка размышляла над ним не одну неделю. Она еще не разговаривала с Лореном и тем более с Брантом, помогающим ремонтировать «Калипсо» на Северном острове. Сдался без борьбы, несмотря на хвастовство и браваду… Что бы решила Мирисса, останься он с ней?

Нет. Все правильно. Поступить по-другому — примитивно, нечестно и бесчеловечно. Однако инстинкты не желали уступать; Лорен как-то сконфуженно признался, что иногда ему снится погоня. Они с соперником преследуют друг друга, и ни один не желает сдаваться.

Мирисса не винила Бранта. Наоборот, она гордилась им. Он отправился на север не из малодушия, а по здравому рассуждению. Когда придет время, их судьбы вновь соединятся.

Решение девушки не было поспешным; оно далось ценой бесконечных подсознательных терзаний. Несостоявшаяся смерть Лорена напомнила — словно требовалось напоминать! — что вскоре предстоит расставание. Нужно сделать нечто важное, прежде чем он снова отправится к звездам. Чувства подсказывали, что она права.

Но как отреагирует Брант? Что скажет? Одна из многих проблем, которые предстоит решить…

«Я люблю тебя, Брант, — прошептала она. — И хочу, чтобы ты вернулся; мой второй ребенок будет твоим.

Но не первый».

34

КОРАБЕЛЬНАЯ СЕТЬ

«Странно, — задумался Оуэн Флетчер, — я ношу фамилию едва ли не самого знаменитого мятежника всех времен. Может, он мой предок? Они высадились на острове Питкерн две с лишним тысячи лет назад… грубый подсчет дает сто поколений».

Флетчер наивно гордился способностью считать в уме. Хоть это и элементарно, окружающих его талант впечатлял. За много столетий человек привык нажимать кнопки, чтобы вычислить даже сколько будет будет дважды два. Во многом Оуэну помогало (и еще больше удивляло несведущих) знание пары-тройки логарифмов и математических констант. Конечно, для демонстрации он выбирал лишь знакомые примеры, и очень редко восхищенные знакомцы утруждали себя проверкой ответов.

«Сто поколений назад — соответственно, два в сотой степени предков. Логарифм двойки равен триста одной тысячной. Значит, получается тридцать и одна десятая — господи! — миллионов миллионов миллионов миллионов миллионов человек! Что-то не так. На Земле с начала времен не набралось бы столько народу… Ах, это без учета одних и тех же предков… Но ветви генеалогического древа человечества безнадежно переплетены. В итоге через сто поколений все успели стать родственниками друг другу. Доказательств нет, но Флетчер Кристиан наверняка мой предок, и неоднократный. Все это очень интригующе, — подумал он, выключая дисплей. Древние записи исчезли с экрана. — Но я не мятежник. Я проситель, выдвинувший разумное предложение. Карл, Ранджит, Боб поддержали. Вернер колеблется, но на него можно положиться. Поговорить бы с остальными сабрами, рассказать им о прекрасном мире, найденном нами, пока они спали…

Но сейчас нужно ответить капитану».

Сирдара Бея раздражало неведение. Он не знал, кто из команды анонимно обращается к нему через корабельную сеть, сколько этих людей и есть ли среди них офицеры. Проследить источник не представлялось возможным. Конфиденциальность предусматривалась изначально. Гении прошлого, проектировавшие «Магеллан», встроили ее в сеть как стабилизирующий социальный механизм. Однажды в разговоре с главным инженером по связи он заикнулся, что неплохо бы иметь средства для отслеживания авторов анонимок. Коммандера Роклина это предложение шокировало, и пришлось срочно менять тему.

Оставалось лишь внимательно разглядывать лица членов экипажа, отмечая их выражения, вслушиваться в интонации голоса и вести себя так, будто ничего не произошло. Возможно, капитан реагировал чересчур остро, а случай на самом деле тривиальный. Однако он опасался, что семя мятежа упало на благодатную почву и продолжит расти с каждым днем, пока корабль остается на орбите Талассы.

Первый ответ, составленный после консультаций с Малиной и Кальдором, выглядел достаточно вежливо:

«От: Капитан

Кому: Аноним

В ответ на ваше сообщение без даты.

Согласен обсудить предложение либо по корабельной сети, либо официально на Совете корабля».

В действительности у капитана имелись серьезные возражения; почти половину взрослой жизни он готовился к чрезвычайно ответственной миссии — провести миллион человек через сто двадцать пять световых лет космоса. Если бы слою «священная» что-то для него значило, он назвал бы ее именно так. Лишь катастрофическое повреждения корабля или невероятное открытие, что солнце Сагана-2 вскоре превратится в новую, заставили бы его свернуть с намеченного пути.

Тем временем Бей уяснил, как следует действовать. Как и экипаж Блая, его люди деморализовались и чересчур расслабились. Ремонт незначительных повреждений морозильной установки после цунами занял вдвое больше времени, чем предполагалось. Темп жизни на корабле замедлился. Пора подхлестнуть команду.

— Джоан, — обратился капитан к секретарше, находившейся в тридцати тысячах километрах от него, — подготовьте отчет о работах по сборке щита. И сообщите первому помощнику Малине, что я хотел бы обсудить с ним график подъема.

Он не знал, удастся ли переправлять больше одной снежинки в день. Но попытаться стоило.

35

ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ

Лейтенант Хортон оказался занимательным собеседником, но Лорен обрадовался, когда у того срослись сломанные кости и удалось наконец избавиться от соседа. До этого несостоявшийся утопленник узнал во всех утомительных подробностях, что молодой инженер связался с компанией волосатых красавчиков с Северного острова. Второй главный интерес в их жизни заключался в катании на серфингах с реактивными микродвигателями по вертикальным волнам. Хортону на собственной шкуре довелось проверить, насколько опасно это занятие.

— Странно, — прервал Лорен пылкое повествование. — Готов был поклясться, что ты на девяносто процентов натурал.

— На девяносто два, если верить личному делу, — весело ответил Хортон. — Но мне нравится время от времени экспериментировать.

Лейтенант шутил лишь отчасти. Где-то он услышал, будто стопроцентные натуралы невообразимо редки и считаются патологическими отклонениями. Всерьез он не переживал, но изредка задумывался и примерял эту фразу на себя.

Оставшись единственным пациентом в палате, Лорен убедил талассианскую медсестру, что в ее постоянном присутствии нет необходимости, по крайней мере во время ежедневных визитов Мириссы. Главный врач Ньютон, как и большинство докторов, разговаривала с подопечными откровенно. Она прямо заявила:

— Вам требуется неделя, чтобы полностью поправиться. Если так необходимо заняться любовью — пусть все делает она.

Естественно, к Лорену заходили и другие посетители. Он радовался всем гостям, за исключением двух.

Мэр Уолдрон сумела добиться от медсестры, чтобы ее пропускали в любое время; к счастью, она ни разу не столкнулась с Мириссой. Когда мэр пришла впервые, пациент притворился, будто находится чуть ли не при смерти. Вышло хуже некуда. Избежать обилия влажных поцелуев не удалось. Во второй раз — к счастью, его предупредили за десять минут — он пребывал в полном сознании, сидел, обложившись подушками. По странному совпадению, в это время проверяли состояние легких, и вставленная в рот Лорена дыхательная трубка не позволяла говорить. Проверка завершилась примерно через полминуты после ухода мэра.

28
{"b":"166100","o":1}