ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако «Эксплорер», в отличие от «Титаника», стоял на якоре (при глубине в четыре километра — вот бы удивился капитан Смит!), и радар современного корабля был настолько мощен, что ни один айсберг не подкрался бы незамеченным. Даже перехитри ледяная глыба аппаратуру наблюдения, вред от нее ограничился бы легкими царапинами на обшивке.

Джейсон собирался позвонить в коммуникационный центр, как вдруг на экране спутникового телефакса замигала красная звездочка. Сработала и радиосигнализация. Звучала она в таком диапазоне, что хотелось заткнуть уши. Брэдли отключил звук и сосредоточился на сообщении. Даже электронщики — типичные сухопутные крысы — сообразили: что-то не так.

— В чем дело? — встревоженно спросил один из них.

— Землетрясение. Серьезное. Где-то неподалеку.

— Опасное?

— Не для нас. Интересно, где эпицентр…

Брэдли пришлось подождать с десяток минут, пока сейсмографические компьютерные сети производили вычисления. Наконец на экране появилось сообщение:

«Подводное землетрясение около 7 Рихтера.

Эпицентр прибл. 55 3 44 С.

Тревога всем островам и прибрежным районам Северной Атлантики».

Спустя несколько секунд возникла новая строчка:

«Уточнение: сила толчка 8 Рихтера».

На четырехкилометровой глубине неторопливо, рассудительно работал «Джейсон-младший». Он скользил в десяти метрах над дном с оптимальной скоростью в восемь узлов (некоторые флотские традиции упорно отказывались умирать; узлы и морские сажени уцелели даже в эру всеобщего господства метрической системы). Навигационную программу робота настроили так, чтобы он сканировал дно находящими одна на другую полосами, словно пахарь, готовящий поле под посев.

Первая ударная волна подействовала на «Джейсона» не сильнее, чем на «Эксплорер». Две атомные подлодки ее совсем не заметили; их конструкция позволяла выдерживать гораздо более мощные толчки. Однако командиры субмарин на несколько тревожных секунд успели задуматься о взрывах глубоководных мин.

«Джейсон-младший» продолжал автономное странствие. Каждую секунду он собирал и записывал мегабайты информации. Девяносто пять ее процентов пропадет впустую, а научное золото, тщательно просеянное сквозь сито, может пролежать в архивах пару сотен лет, прежде чем его обнаружат.

Для человеческого глаза и для объектива видеокамеры дно выглядело безликим, ничем не выделяющимся. Однако участок выбрали не случайно. Первоначальную «мусорную свалку» вокруг полуразрушенной кормы давно очистили от интересных предметов; даже куски угля, высыпавшегося из хранилищ, растащили на сувениры. Но два года назад с помощью магнитометра выявили аномалии вблизи носа «Титаника». Было решено исследовать их тщательнее. «Джейсон» идеально подходил для этой работы; через несколько часов ему предстояло завершить сканирование и вернуться на плавучую базу.

— Похоже на тысяча девятьсот двадцать девятый, — предположил Брэдли.

Доктор Цвикер, говоривший с ним из лаборатории МОМД, покачал головой.

— Боюсь, гораздо хуже.

Като, собеседник из Токио — еще одной точки поспешно собранной видеоконференции, — поинтересовался:

— Что случилось в двадцать девятом?

— Землетрясение в районе Гранд-Бэнкс. Как следствие, возникло турбулентное течение. Вроде подводной лавины. Телеграфные кабели рвались, будто хлопковые нити, когда течение проносилось по дну. Так и вычислили его скорость — шестьдесят километров в час. Может, больше.

— Ого! В таком случае, до нас ему… Боже! Три-четыре часа ходу. Насколько оно разрушительно?

— Пока судить рано. В лучшем случае повреждения будут совсем легкими. В двадцать девятом стихия пощадила «Титаник», хотя многие предрекали ему погребение под горой песка и ила. К счастью, турбулентное течение прошло западнее, в паре сотен километров. Большую часть донных осадков отнесло к подводному каньону вдалеке от лайнера.

— Прошу прощения, — вмешался Руперт Паркинсон из лондонского офиса. — Только что доложили, что один наш плавучий модуль всплыл. Просто-таки выпрыгнул на двадцать метров из воды. И телеметрическая связь с местом проведения работ пропала. Като, у вас все нормально?

Мицумаса растерялся всего на миг. Он быстро проговорил что-то на японском, обращаясь к невидимому сотруднику.

— Свяжусь с «Петром» и «Мори». Доктор Цвикер, каков самый пессимистичный прогноз?

— По неточным прикидкам, может образоваться несколько метров осадков. В течение часа закончится компьютерное моделирование, получим результаты понадежнее.

— Один метр — куда ни шло.

— Проклятье. Можем не уложиться в сроки.

— Сообщение от «Мори», джентльмены, — прервал Като. — Все в норме.

— Надолго ли? Если эта… лавина… действительно несется к нам, стоит сворачивать все оборудование, которое удастся. Доктор Цвикер, дайте же совет!

Ученый собрался ответить, но Брэдли что-то шепнул ему на ухо. Цвикер сначала испугался, затем помрачнел, а потом неохотно кивнул.

— Пока позволю себе промолчать, господа. Мистер Брэдли опытнее меня в таких делах. Прежде чем раздавать советы, я должен проконсультироваться с юристами.

Все ошеломленно замолчали. Спустя несколько секунд Руперт Паркинсон торопливо произнес:

— Мы не вчера родились и кое-кто понимаем. МОМД не хочет оказаться втянутым в судебные разбирательства. Давайте не будем терять время. Уберем со дна все, что сможем. И вам, Като, рекомендую сделать то же самое. Вдруг худшие опасения доктора Цвикера окажутся детскими страшилками.

Этого и боялся ученый. Любое подводное землетрясение страшно само по себе. Но, как взрыв атомной бомбы порождает цепную реакцию, тепловую и ударную волны, оно могло вызвать к жизни еще более могучие силы.

Миллионы лет энергия солнца хранилась в виде углеводородов под толщей атлантического дна. Менее столетия назад до этих запасов добрались люди.

Остальные кладези пока оставались нетронутыми.

39

СЫН-ВУНДЕРКИНД

Роботы, стоившие создателям миллиарды долларов, выключали инструменты и всплывали со дна Атлантики. Особой спешки не было, жизням людей опасность не грозила. Однако капиталовложениям грозила серьезная опасность. Стоимость акций «Титаника» на мировых биржах начала падать. У медийных юмористов появился повод для очевидных шуток.

Владельцы крупных морских нефтеразработок также принимали меры безопасности. «Гиберния» и «Авалон» работали на относительно небольших глубинах, но и там турбулентного потока следовало опасаться. Работы заморозили. Аварийные и запасные системы проверяли и перепроверяли на прочность. Оставалось ждать и восхищаться фантастическими северными сияниями. Повышенная солнечная активность не дарила людям столь прекрасного зрелища ни разу за всю историю.

Незадолго до полуночи — теперь поспать почти не удавалось — Брэдли стоял на вертолетной площадке «Эксплорера», любуясь величественными рубиновыми и изумрудными полотнищами. Сияние растянулось по всей северной небесной полусфере. Джейсон не числился в списке экипажа; не следовало болтаться под ногами у команды. Если Брэдли понадобится шкиперу или кому еще, его позовут. Слишком занятые люди не любят, когда за спиной торчат посторонние. Какими бы добрыми побуждениями ты ни руководствовался и сколь высокой квалификацией ни обладал, лучше не болтаться под ногами у тех, кто всеми силами пытается избежать экстренной ситуации.

Вызвали Брэдли не с мостика, а из центра управления.

— Джейсон? ЦУ беспокоит. У нас проблема. Пытаемся отозвать «Джейсона-младшего». Он не реагирует.

Брэдли охватили странные, смешанные чувства. Очень не хотелось потерять робота — наиболее многообещающее и дорогое устройство, имеющееся у лаборатории. Затем возник неизбежный вопрос: «Что могло случиться?», а следом за ним другой: «Что удастся сделать?»

80
{"b":"166100","o":1}