ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стюардессы привезли обед. Вика успела проголодаться и с аппетитом принялась за еду. Ника заставила себя съесть несколько кусочков прозрачной ветчины и пару оливок, выпила сок и кофе и отодвинула поднос.

Вика удивленно вгляделась в непривычно тихую сестру:

— Никитка, ты не заболела?

— Не волнуйся, Тош, просто аппетита нет. — Ника улыбнулась сестренке и снова откинулась на спинку кресла.

…Вика задерживалась. Наверное, заболталась с подругой до поздней ночи и теперь отсыпается. Вещи тем временем были собраны, в квартире наведен порядок. Оставалось одеться — самое позднее через два часа надо было выходить. Ника хотела пойти к себе, но Кешка не пустил.

— Не спеши, малыш. Успеешь переодеться, когда Вика приедет.

Он притянул ее к себе, такую родную в голубом домашнем халатике. Ника прижалась к нему и на минуту затихла, почувствовав, что ей не хочется никуда ехать. Ей было так хорошо в его объятиях, так хорошо… Но она преодолела эту слабость. Предстояло выполнить очередной пункт Великого Спасательного Плана, и сантименты здесь были неуместны.

— Ника…

Она сделала движение, чтобы отстраниться, но Кешка прижал ее еще крепче.

— Не отпущу, пока не ответишь на мой вопрос.

— Задавай хоть десять, только быстро!

Она уже овладела собой и стремилась освободиться от этих расслабляющих объятий.

— Тогда три. Почему ты не хочешь, чтобы я помог тебе в розысках родителей? Когда ты вернешься? Выйдешь за меня замуж?

Ни на один из этих вопросов Ника ответить не могла. Оказалось, что Кешка ей слишком дорог, чтобы причинять ему боль.

— Кеш, я не могу тебе ответить на эти вопросы. Пока. Пожалуйста, прояви свое замечательное терпение и ни о чем меня не спрашивай. — Она подняла голову и заглянула в оливковые глаза — они плавились болью. — Кеш, — тихо промолвила девушка. — Сегодня ночью мы были очень счастливы. Разве этого мало?

Сейчас, в самолете, она чувствовала, что «этого» даже слишком много, «это» переполняло ее. «Ничего, — уговаривала себя легкомысленная Ника, — все пройдет. Я найду родителей и буду богата и счастлива… с Реем. А Кешка полюбит другую». Но эти мысли не доставляли ей радости. И чем больше она старалась думать о красавце-миллионере, тем сильнее становилась ее ничем не оправданная антипатия к нему.

В Америке

Корреспондентки Рея и Тима прилетали из Москвы в Лос-Анджелес одним рейсом. И это не было единственным совпадением. У девушек оказались одинаковые фамилии. Более того, их имена имели одинаковое значение: Ника — от Нике, имени греческой богини победы, которой соответствует римская Виктория — от латинского «victoria» — победа. Возраст «победительниц» тоже был примерно одинаковым.

— Не удивлюсь, если они вдобавок окажутся близнецами, — заметил по этому поводу Тим, и друзья рассмеялись.

Рей Гилфорд и Тим Браун сидели в респектабельном зале VIP аэропорта Лос-Анджелеса и попивали прохладительные напитки. День был жаркий, и Тим радовался совпадению рейсов. Во-первых, не пришлось тащиться по жаре в своем закрытом «форде» — друзья долетели до аэропорта в четырехместной «сессне» Рея. Во-вторых, томительное время ожидания самолета скрашивалось кондиционированным воздухом, тоником и тишиной престижного зала ожидания, куда он попал исключительно благодаря компании своего богатого и влиятельного друга.

О нет, девушки не были близнецами! Напротив, невозможно, казалось, найти два более ярко выраженных антипода. Это сразу бросилось в глаза, когда долгожданные «персоны» наконец появились на пороге зала в почтительном сопровождении служащих аэропорта.

Виктория — вот кто напоминал греческую богиню победы. Высокая, стройная, длинноногая, с гордо посаженной головой, сияющей золотом распущенных волос, она лишь на миг задержалась у двери. Аквамариновые глаза безошибочно вычислили в просторном зале встающего ей навстречу Рея. Она неторопливо и уверенно направилась к нему. Он тоже не спешил, продолжая рассматривать ее всю — от надменно приподнятого носика до легких кремовых туфель на высоко открытых божественных ногах. На ней была свободная бледно-голубая блузка с пуговками, небрежно расстегнутыми до начала груди, и облегающая светлая юбка лимонного цвета. Такой же жакетик она несла, перекинув за плечо. Вещи были не просто дорогими, а элитными, Рей знал в этом толк. Да, явно не из-за нужды русская богиня собиралась замуж за миллионера.

Девушка, неуверенно шагавшая чуть позади своей элегантной спутницы, выглядела по меньшей мере странно. Она была несколько ниже ростом. Бледное лицо с поджатыми сухими губами наполовину закрывали громоздкие затемненные очки. На голове нелепой шапкой громоздились темные, без блеска, просто подстриженные волосы. На девушке было синее мешковатое платье ниже колен, со спортивными рукавами и отложным воротником, на ногах — тупоносые черные туфли без каблуков.

Тим разочарованно шепнул Рею:

— Так вот что имел в виду профессор, когда говорил, что его дочь — классический синий чулок.

Ника, играющая роль Виктории, сразу увидела Рея — он был на голову выше любого мужчины в зале и по-голливудски красив. Именно это почему-то усилило ее заочную антипатию.

— Типичный супермен из слюнявой мелодрамы! — презрительно процедила она Вике.

Вика, которой теперь предстояло откликаться на имя Ника, удивленно покосилась на сестру из-за неудобных очков — ей Рей понравился. Она не слишком часто смотрела голливудские фильмы и впервые видела такого красивого юношу. На ее взгляд, они с Никой должны быть отличной парой. Почему сестренка так агрессивна? Она бы на ее месте… Вика споткнулась и чуть не потеряла равновесие, поспешно придержав рукой дурацкий парик. Что это ей в голову пришло?! Она перевела взгляд на человека, стоявшего рядом с Реем. Это, очевидно, Тимоти Браун. Так они знакомы? Она невольно улыбнулась: у Тимоти была типично русская внешность. Коренастый, взлохмаченный, с веснушками на носу и добродушным взглядом светло-голубых глаз, он походил на смекалистого деревенского парня.

— Вика, — шепнула сестра, — они знакомы. Делаем вид, что мы друг друга терпеть не можем. Они не должны больше видеть нас вместе.

Рей и Тимоти уже шли им навстречу. Они поздоровались, спросили о дороге — как долетели? Не хотят ли девушки посидеть в баре, отдохнуть? Девушки разве что не хором ответили на приветствия, сообщили, что долетели отлично, нет, спасибо, посидеть не хотят, предпочитают скорее добраться до гостиницы, привести себя в порядок.

Мужчинам показалось, что такое согласие для спутниц нетипично: обе Победы Ивановы держались друг с другом отчужденно и неприязненно. На вопрос Рея, не являются ли они родственницами, Виктория, пожалуй, слишком поспешно ответила:

— О нет, нет. Просто фамилия Иванов так же распространена в России, как у вас Браун! — И с дружелюбной улыбкой кивнула Тиму.

Рей совсем не возражал бы, если бы подобную улыбку подарили и ему. Но с ним она почему-то держалась холодно.

По распоряжению Рея им подали небольшой автобус, который перевез маленькую компанию на окраину аэропорта, где стояли частные самолеты, и вскоре они уже сидели в уютном салоне его любимой «сессны».

Дежурных тем хватило как раз на время полета. Рея и Тимоти поразило, что обе девушки говорили по-английски совершенно свободно. Язык русских гостий отличался от языка Рея и Тимоти разве только интонациями — чуть-чуть.

У небольшого аэродрома, который находился недалеко от Замка и принадлежал Рею, их ждали две машины: серебристо-голубая, каплевидная — одна из последних спортивных моделей «шевроле», и зеленый подержанный «форд».

Рей распахнул перед Викторией (Никой) дверцу «шевроле» и залюбовался эффектом: золотоволосая элегантная красавица выглядела в открытой машине классно — впору потребовать у фирмы кругленькую сумму за рекламу.

А настоящая Виктория чувствовала себя вполне уютно в стареньком закрытом «форде» Тима — по крайней мере, не надо было опасаться, что слетит парик.

10
{"b":"166108","o":1}