ЛитМир - Электронная Библиотека

Опасный симптом или добрый знак?

Разговор с Джудит заметно испортил настроение Дэниела. Во всяком случае, это не укрылось от зорких глаз Мэри, которая в нем души не чаяла и зачисляла в стан врагов каждого, кто хоть однажды косо посмотрел на ее кумира. Джудит в этом ряду прочно занимала первую позицию, поскольку всегда относилась к Дэниелу без особого пиетета.

Но у Мэри имелся не один «черный» список, а два. Второй полностью состоял из женских имен и был гораздо длиннее первого, так как включал в себя явных и тайных поклонниц Дэниела. Возглавляла его некая Айрис, которую, по слухам, Дэниел водил в театры и рестораны. Однажды она сама заехала к нему в редакцию, и Мэри сразу же нарекла ее Бледной поганкой — долговязая, тощая, реденькие волосенки выжжены перекисью водорода. Не исключено, что бедняжка таким образом пыталась скрыть раннюю седину, да перестаралась.

И это — избранница Дэниела Форестера?! Мэри была оскорблена его выбором. Но постепенно обида на Дэниела прошла, ведь он никогда не баловал Мэри своим вниманием, не давал ей надежд на взаимность и даже, наверное, не догадывался о ее тайной любви. За что ж на него обижаться? Наоборот, его стоит пожалеть — оказался таким неразборчивым, пропадет, если женится на этой отраве.

И Мэри принялась опекать Дэниела с удвоенной энергией. Кофе варила для него по нескольку раз на дню, стараясь подсунуть при этом еще и бутерброд или пирожное; любую его просьбу — напечатать ли текст, добыть ли нужную справку — выполняла незамедлительно, откладывая в сторону даже работу, которую поручал ей главный редактор.

Дэниел же отвечал ей признательностью и уважением — не больше.

— У вас усталый вид, — сочувственно произнесла Мэри, подавая ему чашку с ароматным кофе. — Что-нибудь случилось?

— Нет, все в порядке, спасибо, — ответил Дэниел как всегда.

Мэри уже привыкла к таким односложным ответам. Конечно, кто она ему, чтоб он стал жаловаться ей на эту железобетонную Джудит Ланг? Никто! Обычная секретарша…

Дэниел между тем решил, что надо извиниться перед Джудит. Он всегда чувствовал себя скверно, если ему случалось проявить несдержанность, сорваться на резкий тон. К тому же Джудит пришла к нему с добрыми намерениями — хотела уберечь от возможной ошибки. Еще не известно, как поведет себя эта девушка в приюте. Может оказаться, что Джудит была права.

Телефонный звонок отвлек Дэниела от раздумий. Звонила Эмили, младшая сестра:

— Жду тебя сегодня на ужин. И не вздумай отказываться! Мы не виделись уже целый месяц.

— Неужели? — искренне изумился Дэниел. — Как летит время! Ладно, приеду. Я и сам по тебе соскучился.

Но едва он успел закончить разговор с сестрой, как позвонила Айрис.

— Мне надо сейчас же поговорить с тобой! Приезжай! — Голос ее звучал надрывно, она была на грани истерики.

— Что у тебя стряслось? Отчего такая срочность? — с плохо скрываемой досадой осведомился Дэниел.

— Я не могу объяснять по телефону. Приезжай! Это касается не только меня, но и тебя!

Дэниел помрачнел.

— Но я обещал Эмили, что буду сегодня у нее. Может, встретимся завтра?

Вместо ответа в трубке послышалось всхлипывание.

— Перестань! Ты же взрослая женщина, а ведешь себя, как ребенок, — попробовал успокоить ее Дэниел, но вызвал лишь бурю эмоций:

— Я и есть ребенок — беспомощный, беззащитный, которого ты приручил и бросил!

Справедливости ради следовало сказать, что Дэниел в последнее время действительно избегал встреч с Айрис, надеясь таким образом свести на нет их достаточно нелепый роман.

Познакомились они в Ирландии, куда Дэниела заманили приятели, уверявшие, что таких площадок для гольфа, как там, нет нигде в мире. Дэниел играл в гольф нечасто, от случая к случаю, но приглашение друзей принял с удовольствием, так как прежде не бывал в этой стране.

Путешествие, однако, не заладилось из-за погоды. Холодный северный ветер гнал по небу нескончаемую вереницу облаков, в воздухе висела неприятная леденящая морось, от которой хотелось поскорей укрыться в каком-нибудь уютном помещении.

Но нельзя же целую неделю просидеть в ресторане или гостиничном номере! И Дэниел, взяв напрокат автомобиль, осматривал местные достопримечательности сквозь ветровое стекло и мельтешение «дворников».

От их надоедливого мелькания у Дэниела очень скоро начинало рябить в глазах. Тогда он выходил из машины, не боясь промокнуть под мелким, густо сеющим дождем, и долго всматривался в буйствующую зелень лугов, которые здесь и вправду были великолепны. В какой-то момент ему даже пришло на ум, что не стоит дальше колесить по Ирландии, так как главной ее достопримечательностью, безусловно, являются эти вечнозеленые луга, да еще овцы — неторопливые, важные, пасущиеся тут и там, невзирая на моросящий дождик.

В ближайшем городке Дэниел решил заночевать. Остановился в первом попавшемся отеле, согрелся под душем и, почувствовав голод, спустился в ресторан.

Наименования фирменных блюд, перечисленных в меню, мало что говорили Дэниелу, поэтому он заказал самое простое и понятное — тушеную телятину по-ирландски.

Официант, приняв заказ, отправился на кухню, а Дэниел, осмотревшись по сторонам, задержал взгляд на молодой женщине, сидевшей за соседним столом в какой-то несуразной позе: съежившись, втянув голову в плечи, словно не зная, куда себя деть от смущения. Но при этом глаза ее жадно впились в меню и разгорались все больше по мере чтения. Дэниел мог бы поклясться, что она сейчас сглатывает слюнки не от голода, а в предвкушении чревоугодия.

Дама между тем подозвала официанта:

— Принесите мне, пожалуйста, овощной салат, филе палтуса с грибами, баранину с гарниром. — Она сделала небольшую паузу и, преодолевая то ли смущение, то ли соблазн, заказала еще капустно-картофельную запеканку, блинчики и чай.

Дэниел изумился: ничего себе аппетит! А с виду худющая, засушенная. Может, лечилась голоданием и теперь наверстывает упущенное?

Думать о незнакомке как о заурядной обжоре Дэниелу не хотелось, тем более что странная особа оказалась его соотечественницей, о чем свидетельствовало ее безупречное лондонское произношение.

В течение всего ужина он украдкой наблюдал за соседкой, не переставая поражаться, с каким удовольствием та уписывала одно блюдо за другим. Даже плечи ее постепенно распрямились, и на бледных щеках заиграло некое подобие румянца.

Неизвестно почему Дэниелу захотелось с нею познакомиться. Медленно потягивая из бокала красное вино, он терпеливо ждал, когда она управится со своей обильной трапезой. А затем подошел к ней и спросил:

— Простите, вы — англичанка?

— Да-а, — ответила она, смутившись и опять втянув голову в плечи.

— Я тоже англичанин, — сказал Дэниел. — Вы живете в этом отеле?

— Да-а, — с той же интонацией промолвила она.

— Здесь неподалеку есть прелестное озерцо с причудливыми горбатыми мостиками. Что, если мы прогуляемся туда вместе?

Она неопределенно пожала плечами, что Дэниел расценил как согласие. Так гастрономические пристрастия Айрис Бендиен сыграли с ним злую шутку.

Несколько дней Дэниел провел в обществе Айрис, дивясь ее закомплексованности и пытаясь внушить ей, что она нормальная, даже симпатичная женщина. Сделать это было непросто. Айрис не скрывала, что уже поставила крест на своей женской судьбе. В двадцать семь лет у нее не было ни мужа, ни жениха и она все еще оставалась девственницей.

Последнее обстоятельство, правда, всплыло чуть позже, накануне его отъезда в Лондон, когда Дэниел заночевал у нее в номере. Если бы он знал, чем обернется для него такая беспечность!

Айрис после той ночи буквально не давала ему прохода, требуя все новых и новых свиданий. Страсть, томившаяся в ней долгие годы, теперь прорвалась наружу.

Поначалу Дэниел не тяготился встречами с Айрис и даже радовался тому, что сумел разбудить в ней женщину. Но постепенно необузданность Айрис стала подавлять его, а порой и пугать. Однажды, глядя в ее пылающие вожделением глаза, он вспомнил, что примерно так же она смотрела когда-то на филе палтуса! Дэниелу стало ясно, что надо немедленно уносить ноги.

3
{"b":"166109","o":1}