ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Почему-то у Руби возникло ощущение, что они говорят уже не о раскрытии причины его прихода.

— Что вам нужно, мистер Уэстмор? — спросила она, против воли заглатывая наживку.

— Я хочу познакомиться с вами поближе, — тихо ответил он, и его глаза плотоядно сверкнули. — Так близко, как только смогу.

Руби предвидела это и тщательно готовилась отказать ему, но нужные слова ни в какую не пожелали вылетать изо рта.

— Значит, вы выследили меня, только чтобы пригласить на свидание? — максимально равнодушно заметила она. — Наверное, я должна почувствовать себя польщенной.

Ее ровный тон ничуть не поколебал его уверенности в себе.

— Вообще-то это не совсем то, зачем я позвонил сюда.

— И вытянули нужные сведения из моего партнера, — напомнила Руби.

Он прищурился. Цапаться с этим человеком было довольно опасно, это чувствовалось сразу и придавало дополнительную пикантность пикировке. И это было очень нехорошо, но Руби не могла заставить себя прекратить. Денек выдался паршивый, в частности из-за него, и Руби решила, что позволит себе немного пофлиртовать с ним в качестве утешения.

— Я уже сказала, что ничего ни из кого не вытягивал. Я просто умею быть очень убедительным.

Руби пожала плечами, с удовольствием рассматривая ямочки у него на щеках. Определенно улыбка делала его еще опаснее.

— Так зачем же вы выследили меня?

Он улыбнулся шире.

— Хочу оплатить ущерб, причиненный вашей машине.

Руби на минуту потеряла дар речи.

— Вы шутите?

— Я нанес ущерб — я оплачиваю его. Таковы правила, — ответил он, словно это было чем-то само собой разумеющимся.

— И вы никогда их не нарушаете?

— Никогда, — серьезно кивнул он.

— Это хорошо, — пробормотала Руби, чувствуя, что его принципиальность нравится ей.

Она сама никогда не отличалась приверженностью строгим правилам и ограничениям. Если никому от этого не будет вреда, почему бы немного не отступить от них? И мужчины ей обычно нравились такие же. Конечно, она ни за что не нарушила бы закон. Когда ей было двенадцать, мальчик, которого она обожала, втянул ее в мелкое воровство, и совесть мучила ее несколько дней. Наконец она не выдержала и рассказала обо всем отцу. Тот отвел ее в магазин, заставил извиниться перед хозяином и заплатить за конфеты, которые она украла. Она чуть не умерла от стыда, и с тех пор у нее ни разу не возникло даже мысли совершить что-то противозаконное. Однако если ее в чем-то ограничивали, она старалась добиться как можно больше свободы. Кэллум Уэстмор, судя по всему, любил разнообразные ограничения; более того, он явно будет всячески стараться сохранить статус-кво. И Руби не понимала, почему ей так это нравится.

Он пожал плечами:

— Это просто цивилизованный подход.

Хотя блеск его глаз никак не наводил на мысли о цивилизованности. Он посмотрел на ее ноги.

— Обувайтесь и давайте обсудим, сколько я вам должен, за ужином.

Руби возмутил его повелительный тон, но она не стала сообщать ему об этом. Не сейчас. Ее захватила перспектива провести с ним вечер, тем более что она уже поняла, что они просто поужинают, ничего больше между ними не будет. Он абсолютно, совершенно не подходил ей. Совсем скоро она окончательно в этом убедится.

— Хорошо, но при одном условии, — сказала Руби, решив испытать его. — Я выбираю место.

В кубинском баре ее друга Сола по пятницам устраивали танцевальные вечера. Руби и ее компания часто проводили там время, и развлечение это было не для слабонервных. Уэстмор в своем костюме ни за что не впишется туда, и вряд ли он умеет танцевать. Руби уже почти сочувствовала ему, но его жалкие попытки приспособиться к необычному окружению должны помочь нивелировать странное воздействие, которое он оказывал на нее, и она сможет легко отделаться от него. К тому же Дэйв, механик, уже оценил ущерб в двести фунтов, и предложение Уэстмора было как нельзя кстати.

Он кивнул, не зная, что ему предстоит.

— Если там нормально кормят и я угощаю, согласен.

Пока Руби обувалась и подправляла макияж, она почувствовала слабый укол вины. Обычно на первом свидании она выбирала какой-нибудь нейтральный ресторан, чтобы не напугать парня, и то, что Уэстмор собрался платить за собственное унижение, немного удручало ее. Но когда она попрощалась с Эллой, вышла и увидела Кэллума, опирающегося о свой шикарный автомобиль и самоуверенно ухмыляющегося, раскаяние трансформировалось в предвкушение и возбуждение. Этого человека обязательно нужно щелкнуть по носу, а ей не помешает небольшая встряска.

К концу вечера Кэллум Уэстмор поймет, что не каждая женщина, на которую он положил глаз, готова пасть к его ногам.

Едва они вошли в шумный бар, Кэл понял, что за игру затеяла Руби. Платье из тонкой ткани колыхалось вокруг ее соблазнительной фигуры, пока она махала бармену и выкрикивала приветствия. Юный официант подскочил к ним и провел к отдельному столику, с любопытством глянув на Кэла. Идя к столику, Кэл положил руку на обнаженную спину Руби, почувствовал слабую дрожь, пробежавшую по ее телу, и усмехнулся в ответ на взгляд официанта.

Среди посетителей преобладала молодежь, ловко двигающаяся под ритмы сальсы на террасе, выходящей на канал. Воздух был полон разноцветных огней и пряных запахов, а зал — людей, хотя время едва перевалило за шесть. Одна из официанток, лавировавших между столиками, остановилась, чмокнула Руби в щеку и что-то прошептала ей на ухо, хихикая и поглядывая на Кэла. По пути к столику они останавливались еще десяток раз, не считая бесчисленных приветствий, которые Руби рассыпала направо и налево. Ее лицо светилось предвкушением хорошего вечера, она излучала небрежную уверенность и радость.

Кэл повесил пиджак на спинку стула, снял галстук, сунул его в карман и расстегнул верхние пуговицы рубашки. Он был готов ко всему, что приготовила для него мисс Руби Делисантро.

Она явно собиралась сбить с него спесь, приведя в этот бар, где она королева, а такому якобы унылому сухарю нет места. Кэл усмехнулся. К несчастью для нее, она просчиталась. Он вовсе не был ни занудой, ни снобом, особенно если на кону стояла женщина, которую он хотел, и сдаваться так просто было не в его правилах. Латиноамериканские танцы — неплохой ход, чтобы смутить и раздосадовать не умеющего танцевать человека, но она не учла одного: Кэл умел танцевать.

Мужчина откинулся на спинку стула и стал ждать, пока Руби наговорится с очередной приятельницей. Он слегка напрягся, когда какой-то парень обхватил Руби за талию и закружил, но заставил себя расслабиться. У него было подозрение, что Руби ведет себя так легкомысленно, чтобы порисоваться перед ним. Она выкрутилась из объятий парня и похлопала его по щеке, и Кэл понял, что они просто друзья, хотя Руби ценила его внимание. Парень кивнул, когда Руби представила его Кэлу, и исчез в толпе.

Черт, а она умела обращаться с мужчинами! Кэл решил, что она выбирает себе мужчин, которые позволят ей во всем быть главной, причем недостатка в желающих сделать это она явно не испытывала. Стоило только взглянуть на ее восхитительное тело, очаровательное личико и ощутить окружающую ее ауру жизнелюбия, чтобы понять это.

Но все это было до того, как она встретила его. Им предстояла нешуточная схватка, и Кэл попытался вспомнить, когда последний раз ему приходилось завоевывать женщину. Он выбрал Джемму и большинство ее предшественниц только потому, что они не оказали сопротивления, а теперь вдруг понял, что из-за этого его личная жизнь вот уже несколько лет невероятно скучна. Руби с ее вечной готовностью бросать и принимать вызов, с ее едким сарказмом обещала достаточно неприятностей, но когда Кэл смотрел в вырез ее платья, он думал, что игра стоит свеч.

Он облокотился на спинку ее стула и заправил непослушную прядь волос ей за ухо.

— Неплохой выбор, — промурлыкал он ей на ухо, удовлетворенно отмечая, как она замерла, когда его дыхание коснулось ее кожи. — Может, закажешь что-нибудь для нас обоих? Умираю от голода. Пока будут нести еду, можем потанцевать, а потом обсудить наше дело.

4
{"b":"166111","o":1}