ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я не очень разбираюсь в политике, – почесал голову десятник. – И кузина Сейлел лишь в общих чертах обрисовала, зачем нас сюда отправили… Но провинция, судя по всему, действительно наводнена разбойниками и монстрами до такой степени, что пора собирать ополчение. И просто не понимаю, почему ее владетель еще не просил помощи у короны и соседей.

Чего? Прекрасная, как ночная фея, причем не та, которая стоит на панели, а самая натуральная, волшебная, тетка короля и, соответственно, сам его величество – прямые родственники вот этого форменного питекантропа, едва не прибитого за необоснованную наглость?! Как?! И почему тогда он не носит звучный титул и не обладает собственными владениями?!

– Вероятность того, что он врет, есть? – полуутвердительно спросил я, изо всех сил стараясь сохранить безучастное выражение лица и принимаясь за нового раненого.

– Конечно, – с неохотой кивнул Грофон, стирая с рук свежую кровь какой-то тряпочкой, судя по виду, отрезанной прямо тут же от чьего-то плаща. – Я же не чародей-менталист. Но тот тип не имел на теле никаких амулетов или татуировок, похожих на магические. И боль он должен был потому испытывать самую настоящую и в полном объеме. Кстати, что делать с остальными пленными?

– Ну, думаю, этого будет достаточно, – решил я, будто бы проявляя доверие к его способностям добиться правды, а на самом деле не желая расписываться в собственном бессилии на поприще добывания информации от военнопленных. Читать мысли не могу. Живой артефакт тоже. А причинить больше страданий, чем стоящий передо мной ветеран, и не убить вообще вряд ли получится. Или он допрашиваемого все-таки наградил ударом милосердия под конец, чтобы не выпускать в мир безнадежного калеку? – Если действительно ждали не нас, что можно заключить по недостаточным силам противника, в частности лишь одному магу, то все должно сойтись. А сколько человек вы взяли живыми?

– Пять людей и одного полуэльфа, – уточнил зачем-то расовый состав уцелевших в битве врагов четвертьорк.

– Узнай, где у них лагерь и стоит ли туда наведаться за добычей, – предложил я. – А там отправимся в город и передадим страже. Для налаживания взаимоотношений такой подарок, думаю, будет не лишним.

– Уже, – кивнул десятник, видимо являющийся далеко не противником перераспределения награбленных ценностей в свою пользу. – Наемники бедны, как мыши в закромах у подметальщика улиц. А что было не слишком большого и хоть сколько-то ценного, наверняка уже разобрали те, кто сбежал, и теперь спешно ищут место для нового лагеря. В таком деле опередить подобную публику почти невозможно.

– Резонно, – согласился я, принимаясь за очередного пациента, чья голова напоминала скорее гнилой помидор, чем часть человеческого тела, настолько она была залита темной кровью. Вероятно, чужой, иначе почему раненый еще дышал? – Кстати, как показали себя храмовые воины и где они сейчас?

– Так один у вас под руками, – делано удивился Грофон. – А второй рядом лежит в таком же состоянии. Нет, ну в целом ребята не плохие. Но нарвались на младшего мастера дубины или кого-то похожего и не сумели справиться. Ловок был, проныра, даже мне по скуле съездил за мгновение до того, как топор снес его голову. М-да… хорошие были наемники. Даже жаль, что мы их уничтожили, такие ребята и самим бы пригодились.

– Денег на расходы корона выдала прискорбно мало, – вздохнул я, мысленно обещая себе как можно скорее изучить заклинание превращения человека в жабу и испробовать его на казначее, умудрившемся представить убедительные документы о расходах на подготовку покоев, выделенных для проживания придворного мага. И идущих потому за его счет! Помимо собственно жилых комнат там присутствовала библиотека, пока, впрочем, пустующая, укрепленные рунами стены, несколько особо защищенных от проникновения как извне, так и изнутри залов, предназначенных по желанию под сокровищницу, тюрьму или место для вызова демонов. Отдельная алхимическая лаборатория – глубоко в подвале с широким набором практически не портящихся от времени ингредиентов. Нет, все, конечно, хорошо, даже очень, но стоит получившийся комплекс в итоге… В общем, не знаю, сколько украл счетовод, но повезло, что за прошедшее время службы хотя бы кормили бесплатно и давали деньги на мелкие, по понятиям придворных, расходы. Впрочем, учитывая внешность данного мошенника в законе высшей инстанции, низенького, толстенького, лысого, прыщавого и небритого одновременно, даже трансмутация в лужу слизи может быть воспринята им как успешная косметическая операция. – Или, может, кузина выдала отрядную кассу тебе, думая, будто я способен спустить их на какие-нибудь глупости вроде редких фолиантов?

– Увы, – насупился четвертьорк. – Мы с ней не дружим, хоть она и пошла характером в дедушку, единственного из родни, кто любил и меня, и моего отца-бастарда.

А, ну тогда все становится понятней. Родня короля по материнской линии имеет ту еще репутацию героев-любовников. Вернее, героинь, поскольку мужчин среди них почти не осталось. И, видимо, когда-то кто-то из них решил поразвлечься с нелюдью и получил закономерный результат в виде потомства с большими клыками, которого и выкидывать за порог неудобно, и в приличное общество не пустишь. Интересно, а родословная десятника по меркам страны является большим секретом? Нельзя ли его кому-нибудь выгодно продать? Учитывая занимаемый мной пост, любая информация, которой сочту возможным поделиться за вознаграждение, будет принята с очень большим интересом. Неплохое поле деятельности, если подумать. Только опасное еще больше, чем обычный режим работы, где на неделю приходится как минимум одно покушение на монарха, которого приходится спасать.

Внезапно в относительной тишине, установившейся после боя, раздался жуткий крик, стремительно перешедший в отчаянный вой человека, не желающего умирать, но вынужденного отправиться в чертоги смерти.

– Демон! – развернулся к новой к угрозе, словно тигр, дернутый за хвост, десятник, вскидывая над головой свой зазубренный топор.

– Мутант, – машинально поправил его я, принимаясь за второго воина храма и разглядывая, как трехметровая туша, отдаленно напоминающая накачанную стероидами гориллу, с которой содрали кожу, пожирает заживо какого-то неудачливого разбойника, ранее лежащего почти у границы деревьев и, видимо, притворявшегося мертвым настолько искусно, что солдаты его пропустили. – Человек, попавший в энергетическую аномалию и выживший после близкого знакомства с дикой магией.

Монстр чавкал, выгрызая внутренности уже затихшей жертвы, останки которой скрывали его морду. Но темно-алое тело, где сквозь полупрозрачную кожу просвечивало мясо, словно на анатомическом пособии, было уже само по себе достаточным основанием, чтобы испугаться. Кровь, быстро теряющаяся на общем фоне, стекала по длинным многосуставчатым пальцам, причем толщина любого из них соответствовала скорее человеческой руке. Еще настораживал тот факт, что в ширину тварь была лишь немногим меньше, чем в высоту, и весила, должно быть, целую тонну. Бугристая плоть отвратительной пародии на нормальных людей была перевита жгутами чудовищных вен, и можно было не сомневаться: силы, кроющейся в искаженном существе, хватит, чтобы рвать на куски стальные листы или жонглировать наполненными водой бочками. И, несмотря на жуткий облик, оно вовсе не было мертвым.

Солдаты сгруппировались и, выставив в сторону жуткого пришельца копья, по большей части трофейные, слаженно отступали к карете. Дебилы! Эти веточки подобная махина снесет и не заметит, после чего просто стопчет чересчур плотно стоящих людей! А раненые для него вообще пройдут по разряду консервов, которые далеко не уползут! И потом, здесь же я!

Монстр, наконец, утратил интерес к основательно обглоданной добыче и уронил ее на землю, сделав шаг по направлению к нам. Ну и урод! Маленькие глазки практически терялись в буграх щек и век, вместо носа уродливый провал, затянутый розовой пленкой с двумя вертикальными щелями, а во рту, кажется, вместо нормальных зубов расположены одни лишь треугольные клыки, как у акулы, да притом в несколько рядов!

15
{"b":"166124","o":1}