ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайна третьей невесты
Ветер подскажет имя
Заставь меня влюбиться
Рыскач. Битва с империей
Влюбиться за 13 часов
Как учиться на отлично? Уникальная методика Рона Фрая
Новогодний конфуз
Время мертвых
Когда все рушится

Крови потребовалось совсем немного. Тоз почувствовал, как к нему возвращаются силы. Покачиваясь на волосах варвара, колдун наблюдал, как отряд медленно, но верно приближается к Высокой Крепости.

Ворота были уже открыты, и по обе стороны замерли в ожидании воины. Пустив лошадей шагом, уланы с опаской поглядывали на вооруженных тамурцев. Гехримы подняли копья, готовые пустить их в ход в любое мгновение. Затем в тени ворот показался Кедрин. Сопровождающий его человек по имени Браннок, судя по всему, приветствовал варваров. Тоз услышал лишь оглушительное гудение, от которого сотрясался воздух — похожее на шум реки и столь же бессмысленное. Но сейчас было важно понимать, о чем говорят люди. Он произнес заклинание. Последний раз он мог открыто использовать колдовство. Варвары двинулись вперед, и Тоз затаился, сосредоточив все свои силы. Они приближались к воротам.

Здесь сила Госпожи была почти осязаемой, и на мгновение Тоза охватила паника. Сейчас его обнаружат и уничтожат… Но тут гостей приветствовал сам Кедрин, потом из-за его спины вышел Дарр — в голубом королевском облачении и короне Андурела — и обратился ко всем присутствующим с короткой речью. Рядом, как догадался Тоз, стояли правители Тамура, Кеша и Усть-Галича, а также коменданты Высокой и Низкой Крепостей. Их лица были торжественны и сияли. Когда король смолк, каждый с поклоном повторил приглашение.

Этого было достаточно. Теперь он — один из гостей крепости, приглашенных в Королевства, и может беспрепятственно воспользоваться защитным заклинанием. Будь у него сейчас легкие, он бы вздохнул с облегчением.

Тем временем варвары проехали в ворота и спешились. Напряжение схлынуло. Предводители столпились на вымощенном камнями дворе, разглядывая жителей Королевств, а те взирали на них с не меньшим любопытством. Еще недавно эти люди встречались лишь с оружием в руках. Теперь они впервые обращались друг к другу по имени. Широкоплечий мужчина, так похожий на Кедрина, — и в самом деле его отец, Бедир Кэйтин, правитель Тамура. Зеленоглазый правитель в черных одеждах, похожий на ястреба, — Ярл Кешский, а щеголь в золотом и зеленом — Хаттим Сетийян из Усть-Галича… На остальных Тоз не обратил особого внимания: они не играли никакой роли в его замысле. Он знал все, что ему было необходимо. Оставалось только дождаться момента.

Колдун заметил воина с желтоватой кожей — судя по всему, родом не из Королевств, который приблизился к Кедрину. Юноша пригласил варваров следовать за ним и вместе со своим провожатым направился во внутреннюю часть укреплений. За ними устремились и все остальные. Во дворах и проходах то и дело мелькали лазурные одеяния Сестер, но ни одна из них, похоже, не почувствовала присутствия колдуна. Вскоре южные ворота Высокой Крепости остались позади. Тоз усмехнулся. Теперь, когда он был насекомым, это путешествие в грязных космах варвара даже доставляло ему удовольствие.

Внутри порывы ветра были не так свирепы. Его атаки разбивались о горы и крепостные стены, но знамена, поднятые над тысячами копий и палаток, развевались, издавая громкие хлопки. Равнина за чертой города превратилась в огромный лагерь. Жители поселка столпились на стене у парапета и с подозрением глядели на варваров. Похоже, они еще не забыли, какая угроза десятилетиями исходила со стороны Белтревана, — и тем более не забыли недавней осады. Но Тозу не было до них дела. Все его внимание было поглощено армией, выстроившейся перед ним. Воины Королевств стояли рядами, а сзади на земляном валу возвышался помост из полированного дерева, увенчанный балдахином. Величественные стройные колонны были украшены знаменами Королевств. Трехзубая корона Андурела, сверкающая золотом на лазурном знамени, тамурский кулак — красный в белом круге, конская голова Кеша, черная на серебре, и сияющее солнце Усть-Галича на зеленом фоне… похоже, Хаттим не случайно носит изумрудный с золотом. Воины застыли в торжественной неподвижности: кешские всадники, лучники Тамура, галичские копейщики и алебардщики в кирасах, среди них — легко вооруженные меченосцы и ополченцы с боевыми топорами. Казалось, все способные держать оружие откликнулись на призыв и встали на защиту Королевств. Они были по-прежнему едины, полны веры и решимости. Эти чувства, передаваясь колдуну, вызывали у него почти болезненные ощущения — особенно когда ряды расступились и варвары направились к возвышению. Наконец Ремид поднялся по ступеням на помост и занял место, предложенное Дарром. Оказавшись на некоторое расстоянии от войска, Тоз почувствовал некоторое облегчение. Правда, из-за царившего вокруг настроения он по-прежнему чувствовал себя неуютно.

Подали еду и вино, и варвары с удовольствием принялись за угощение. Переговоры шли своим чередом. Кешские всадники и лучники Тамура демонстрировали свою ловкость. Потом перед ними торжественно прогарцевали пять великолепных лошадей, вызвав вскрики восторга и завистливые взгляды. Привезли пять телег, нагруженных бочками с вином. Предводители племен приняли все условия.

Нет, подумал Тоз, время еще не пришло. Но варвары больше его не интересовали. Скоро он покинет и их, и Ремида. Он слышал, как они предавали его Господина, скрепляя клятвами договоры о мире и торговле. Он слышал, как человека по имени Браннок провозгласили Опекуном Леса. Потом каждый из присутствующих полоснул клинком по своей ладони. Струи красной крови стекали в кубок чеканного серебра — в знак того, что кровь клятвопреступника прольется полной мерой. Кубки швырнули в очищающий огонь — похоже, в насмешку над Эшером.

И вот его час настал.

Солнце клонилось к западу горизонту, и варвары начали проявлять беспокойство. Несмотря на все заверения в дружбе, они явно не намеревались провести ночь в стенах Высокой Крепости. Нетвердо поднимаясь на ноги после изрядного количества вина и эвшана, они последний раз повторяли заверения и по очереди пожимали руки правителям.

Едва окровавленная ладонь Ремида коснулась руки Хаттима, колдун выбрался из волос варвара и спрыгнул ему на руку. Задняя пара конечностей тотчас снова распрямилась. Тоз опустился на шелковый рукав галичанина. Еще прыжок — и Посланец оказался на плече Хаттима и зарылся в мягкий мех воротника.

Стараясь, чтобы гримаса отвращения не обезобразила его красивое лицо, правитель Усть-Галича достал шелковый платок и вытер оскверненную руку. Блоху он не заметил.

Он не заметил ее за ужином, не заметил и позже — когда раздевался, чтобы лечь спать. Тоз оказался в шкафу вместе с одеждой. Тем временем правитель Усть-Галича нырнул в ночное одеяние и растянулся в постели под тонко выделанной медвежьей шкурой.

Когда Хаттим уснул, колдун выбрался из своего убежища. Несколько прыжков по полу — и Тоз вскочил на простыню и пополз. Медвежья шкура казалась настоящим лесом. Продираясь сквозь густой ворс, он наконец добрался до горла Хаттима. Какое-то время его сложные глаза с вожделением взирали, как бьется пульс в сонной артерии галичанина. Потом колдун легко прыгнул на мягкую кожу и прокол ее, точно иглой. Он успел утолить голод, когда Хаттим зашевелился. Спрыгнув вниз, колдун возвратился в свое убежище в шкафу. Еще слишком рано. Пока можно насладиться этим пиром и порадоваться тому, что достигнуто — ибо достигнуто немало. Скоро Хаттим покинет крепость, чтобы вернуться в свое королевство. И лишь только станет ясно, что время пришло, он снова начнет свою работу.

*

— Эти грязные дикари повсюду напустили блох.

Разговор происходил в банях Высокой Крепости. Растянувшись во весь рост в горячей воде, Хаттим с раздражением постучал пальцами по горлу, где краснели следы от укусов.

— Блохи? Не видел ни одной.

Кедрин пожалел, что не выбрал другое время для посещения этого общедоступного места. Он не подозревал о присутствии Хаттима, а когда Тепшен шепотом предупредил юношу, было уже поздно. Уйти означало открыто проявить невежливость.

— К тому же скоро зима… не слишком поздно для блох?

— Возможно. Но все же меня покусали. Смотри!

19
{"b":"166131","o":1}