ЛитМир - Электронная Библиотека

Уинетт ощутила, как на нее снисходит странное успокоение. В голосе Эйрика по-прежнему звучала бесконечная искренность.

— Я в растерянности, — призналась она. — Ты не мог бы мне кое-что объяснить?

Быстрым изящным движением Эйрик взял ладонь Уинетт в свою обветренную руку — мягко, но так крепко, что она вряд ли смогла бы освободиться — и смотрел ей прямо в глаза.

— Ты должна меня простить, — его голос звучал скорее примиряюще, чем с мольбой, — я так привык к этому месту, что иногда забываю о правилах хорошего тона. Да и гости здесь бывают нечасто. Неудивительно, что ты растерялась. Кто бы на твоем месте не растерялся? Спрашивай, о чем хочешь, и я постараюсь объяснить тебе в меру своих сил.

Он выпустил ее руку и вновь поднес кубок к губам. Уинетт лихорадочно пыталась привести в порядок мысли, роящиеся у нее в мозгу.

— Тогда все-таки: куда я попала?

— В один из миров, о которых людям пока неизвестно, — ответил Эйрик. — Вряд ли я смогу выразиться яснее. Тварь несла тебя в Нижние пределы. Там бы тебе пришлось вечно блуждать вместе с другими обреченными душами. Но я решил вмешаться.

— Значит, я мертва?

— Нет! — Он покачал головой и широко улыбнулся. — Ты безусловно жива. Неужели ты не чувствуешь?

— Я… не уверена, — откликнулась Уинетт. — Я же не знаю, как должны чувствовать себя мертвые.

— Честное слово, совсем не так, — рассмеялся Эйрик. Уинетт ответила сдержанным кивком.

— А как тебе удалось… вмешаться?

— У меня есть кое-какие возможности, — сообщил он. — Ведь я принадлежу скорее этому миру, нежели тем, которые тебе известны. Например, я могу получить власть над теми, кто обитает на окраинах преисподней.

— Так значит… — ледяной ужас стремительно сгустился у нее в голове, и пальцы судорожно сжали талисман. — Ты — Ашар?

Эйрик запрокинул голову и неудержимо расхохотался. Уинетт посмотрела на него с недоумением, но страх отступил. Этот смех был слишком непритворным.

— Неужели это похоже на владения Ашара? — спросил он, немного успокоившись.

Уинетт огляделась. Лучи солнца подсвечивали нарядные розы и магнолии, играли в брызгах фонтана, рассыпались искорками в темных волосах Эйрика. Она смущенно покачала головой.

— Это действительно нелегко понять, — отголоски смеха все еще можно было уловить в его голосе. — Боюсь, моих скромных способностей не хватит, чтобы объяснить все, что здесь происходит. Думаю, будет лучше, если ты позволишь показать тебе одно место и сама его исследуешь. Тогда тебе будет проще понять остальное.

Если это и был обман, то слишком искусный. Эйрик смотрел прямо, и она не могла уловить ничего, изобличающего коварство.

— Тогда как ты сможешь узнать, что случилось с Кедрином?

— Пойми, это… необычное место. Здесь у меня особые возможности. И все они к твоим услугам. Даю тебе слово: я сделаю все возможное, чтобы узнать о Кедрине и вернуть его тебе. Хотя… — он промолчал и добавил чуть церемонно, — я бы предпочел, чтобы ты вместе со мной правила этим миром.

— Правила?!

— Ты настоящая королева среди женщин, — провозгласил Эйрик и поднял кубок, словно произнося тост. — Но… королевам тоже нужно есть. Надеюсь, теперь ты достаточно мне доверяешь, чтобы разделить со мной трапезу?

Он жестом указал на уставленный яствами стол. Уинетт нерешительно кивнула, но взяла ломтик жареного мяса и откусила. Ароматная мякоть сама таяла во рту. Эйрик уже предлагал ей другие яства. Каждое было произведением кулинарного искусства, каждое дарило наслаждение и насыщало. Эйрик наполнил ее кубок прохладным вином; пригубив, Уинетт нашла, что оно восхитительно. Напряжение незаметно отпускало ее.

— Не знаю, сколько времени все это потребует, — проговорил он, глядя, как она ест. — Ты сможешь немного подождать?

— А разве у меня есть выбор? — Уинетт вновь ощутила внутри холодок и поняла: дело не в том, что вино слишком холодное.

— Вообще-то нет, — миролюбиво откликнулся Эйрик. Он откинулся на спинку стула, и его великолепные мышцы снова туго натянули ткань рубашки. — Но законы, которые здесь правят — совсем иные, чем в твоем мире, — он заметил, как она нахмурилась, наклонился и пристально поглядел ей в глаза. — В твоем мире срок покажется для тебя долгим — здесь ты и не заметишь, как он пролетит. И наоборот. Может случиться, что Кедрин придет завтра, проведя в пути долгие годы. Но его «завтра» может настать для тебя через год. Я не могу сказать, как будет.

— А ты не сможешь вернуть меня обратно? — Уинетт попыталась говорить как можно спокойнее. Продолжая улыбаться, Эйрик покачал головой.

— Увы, нет. Мое могущество не беспредельно.

Уинетт промокнула губы салфеткой.

— Кто же ты тогда?

— Мы не так уж непохожи, — в его голосе появилась нотка горечи. — Ты вполне могла бы назвать меня одной из потерянных душ.

— Это не ответ.

— Конечно, — он тряхнул головой, и его лицо снова стало бесстрастным. — Но я честен с тобой. Когда-то я был почти таким, как ты, но… судьба… распорядилась так, что я оказался здесь и не могу покинуть это место. Поэтому я живу здесь. Один… — он вздохнул, словно вспомнив о каких-то горестях, но тут же снова улыбнулся. — Давай поговорим о более приятных вещах. Тебе понравились твои покои?

— Просто чудо, — призналась Уинетт. — Хотя… в них есть что-то странное.

Эйрик снова рассмеялся, запрокинув голову, и в его карих глазах заплясали золотые искорки, похожие на блестки.

— Привыкнешь, — убежденно произнес Эйрик. — Сперва здесь все несколько озадачивает, но помни: здесь действуют иные законы. А теперь, если ты поела… как насчет небольшой прогулки? Я с удовольствием покажу тебе кое-что из моих владений.

Не дожидаясь ответа, он встал. Уинетт обнаружила, что Эйрик выше Кедрина и, судя по всему, старше, хотя великолепная кожа не позволяла определить возраст. Молодая женщина не задумываясь оперлась на руку гостеприимного хозяина и позволила помочь встать. Не выпуская ее ладони, он взял ее под руку и с учтивостью придворного повел из беседки.

Посередине двора Уинетт и ее спутник остановились у фонтана. Вода в его чаше была прозрачна, как хрусталь, красные, золотые и лазурные рыбки плавали в ней, описывая бесконечные круги. Искрящиеся струи с тихим звоном падали с резной базальтовой колонны, словно где-то играли невидимые цимбалы. Рисунок на колонне напоминал вязь, но игра теней и солнечных бликов мешали Уинетт рассмотреть его. Эйрик опустил ладонь в воду, и рыбки метнулись в разные стороны.

— Бедные робкие создания, — проговорил он. — Идем дальше.

Уинетт уже была готова засыпать гостеприимного хозяина вопросами, но что-то в манерах Эйрика останавливало ее. Он так жаждал познакомить ее с окрестностями своего дворца — трудно было назвать это строение иначе, — так охвачен воодушевлением, что расспросы казались чем-то неуместным. Сегодняшних впечатлений было достаточно, чтобы голова пошла кругом. Уинетт предпочла хранить молчание. Тем временем Эйрик распахнул перед ней дверь — похоже, это была цельная плита зеленоватого мрамора — и провел гостью в зал. Стены перед ними и по бокам прорезали высокие стрельчатые окна с разноцветными стеклами, отчего сам воздух переливался всеми цветами радуги. Пол, как и дверь, представлял собой мраморную плиту. В центре располагался открытый очаг. Труба, висящая над ним на тонких серебряных цепях, сужалась воронкой, уходила в затененный свод потолка и исчезала в перекрестье балок из темного дерева. По всему залу были беспорядочно расставлены мозаичные столики, каждый окружали по три позолоченных кресла с высокими спинками. Уинетт задумчиво посмотрела на окна.

— Так не бывает, — тихо произнесла она.

— И тем не менее, — отозвался Эйрик. — Здесь возможно все.

Уинетт с трудом отвела взгляд от сверкающего великолепия и вгляделась в лицо своего спутника. На языке вновь вертелись вопросы, но Эйрик улыбнулся и снова повел ее за собой. Разноцветные пятна плясали на его лице и одежде, и казалось, что радуга обрела плоть и человеческий облик. Уинетт почувствовала головокружение. Ей показалось, что пол уходит из-под ног, и она плывет в переливающемся воздухе. Она невольно сжала руку Эйрика, такую сильную и надежную, чтобы радужный водоворот не унес ее неизвестно куда. Под тонкой тканью рубахи налились упругие мышцы, Эйрик спокойно шагал вперед, как ни в чем не бывало. Наконец перед ними распахнулась дверь — и Уинетт вздохнула с облегчением. Это помещение, кажется, выглядело попроще. Эйрик остановился. Сначала Уинетт подумала, что он дает ей возможность придти в себя и осмотреться, но вдруг заметила, что он дышит тяжело, словно человек, долго пробывший под водой. От неожиданности она споткнулась.

42
{"b":"166132","o":1}