ЛитМир - Электронная Библиотека

— Погодите! — Порелле протестующе подняла руку. — Может быть, сперва следует подумать о последствиях? Допустим, мы установили срязь с Высокой Крепостью. В состоянии ли Герат направить в Нижние пределы объединенную силу Эстревана? Далее, мы создаем поток силы, которым может воспользоваться и Ашар. Завладев талисманами, он с их помощью обратит наше оружие против нас самих. Достаточно обратить поток силы вспять, чтобы нанести удар по Эстевану!

Сестры притихли. Предостережение звучало грозно.

— Герат все еще Старшая Сестра, — раздался в тишине голос Яры. — Ты станешь оспаривать ее прямые распоряжения?

— Возможно. Герат принимает все слишком близко к сердцу. Поэтому и не задумалась, что произойдет, если ее план сорвется.

— Сомневаюсь, — возразила Лавия.

— Постой, — Рина поглядела на Порелле. — А ты не думаешь, что это тоже козни Ашара? Он заставит нас направить силу в Нижние пределы, чтобы с ее помощью ударить по нам.

Лавия вздохнула и склонила посеребренную голову в неохотном согласии.

— Все может быть, — проговорила она. — Но… для этого ему придется сначала завладеть талисманами.

— Тогда вся надежда на стойкость Уинетт и Кедрина, — произнесла Порелле.

— Вот именно. Поэтому Герат и настаивает, чтобы мы поддержали их.

— Но все висит на волоске!

— Да. Мы втянуты в игру, где ловушки ждут на каждом шагу. Но я не вижу иного выхода, кроме как выполнять указания Герат.

— Я тоже, — подхватила Яра. — Значит, собираем Передающих Мысли.

— Может быть, Кедрин сам справится? — попыталась возразить Рина.

— Если он потерпит неудачу, последствия будут ужасны.

Рина кивнула и робко улыбнулась своей младшей соседке.

— Тогда я тоже согласна.

Порелле вздохнула и покачала головой.

— Боюсь, мы играем на руку Ашару… но ладно.

— Будем верить в силу Госпожи, — проговорила Лавия. — И в мудрость Герат. Пока в ней не приходилось сомневаться.

Она поднялась, давая понять, что со спорами покончено, и поспешила прочь. Остальные последовали за ней.

Скоро были созваны все Передающие Мысли Эстревана. Узнав суть задачи, Сестры помрачнели. Одни были взволнованы, у других в глазах вспыхнул испуг. То, что от них требовалось, могло привести к безумию или гибели, если Ашар одержит верх. За всю историю Эстревана никто не пытался совершить подобного. Но ни одна из Сестер не ответила отказом. Когда опустились сумерки, по равнине загремели возки, увозя их из обители — одних к Морфахскому перевалу, а иных еще дальше.

*

Растянувшись у костра, Кедрин наслаждался жареной олениной, добытой благодаря охотничьим талантам Браннока. Над огнем висела оленья ляжка. По ту сторону костра, в отблесках пламени, угадывалась фигура Тепшена Лала. Кьо точил клинок, его желтоватое лицо выражало глубочайшую сосредоточенность. Рядом, скрестив ноги, устроился Браннок и с нескрываемым удовольствием жевал сочное мясо.

— Бурдюк вина, — произнес он, — и было бы совсем здорово.

Кедрин скривился. В его памяти были еще свежи последствия гостеприимства Кэрока, о которых он не мог думать без стыда. По счастью, больше это удовольствие не повторилось. Вот уже несколько дней маленький отряд продвигался через лес, но не встретил ни души. Правда, друзья то и дело натыкались на многочисленные следы. Поначалу они принадлежали движущимся на восток и юг племенам Кэрока, но недавно стали попадаться остатки стоянок Дротта. Путники избегали встреч. Срок Летнего Сбора Дротта неуклонно приближался, и медлить было нельзя. Они должны были успеть к кургану Друлла первыми.

— Долго еще? — спросил Кедрин, обращаясь к полукровке.

Браннок вытер губы и пожал плечами.

— Денька полтора… может, два, не больше. Если не застрянем.

Кедрин кивнул, думая о приметах все более активного передвижения варваров.

— А можем застрять?

— Если Госпожа к нам милостива, а я не разучился ходить по лесу — навряд ли, — с невинным видом отозвался Браннок, и Кедрина вновь охватило сомнение.

— Эти следы, которые мы видели…

— Они петляют.

— Похоже, они ведут к кургану.

— Если они там, значит, уже там, — Тепшен звучно возвратил меч в ножны, словно поставив точку.

— И попытаются остановить нас, — закончил Кедрин.

Кьо красноречиво посмотрел на него — слова были излишни. Кедрин покачал головой.

— Я хотел бы избежать кровопролития.

— Зато оно может не избежать нас, — ровно произнес сын востока. — Настало время поговорить напрямую. Мы хотим спасти Уинетт. Единственный путь к ней лежит через курган Друла. Если Дротт там, их племя не допустит святотатства, и нас попытаются остановить. Запретишь ли ты убивать?

Кедрин поднял глаза и посмотрел на друга сквозь пламя костра. Впервые он осознал, что их отношения изменились. Он привык обращаться к Тепшену за наставлениями — точно так же, как обращался к отцу и принимал его советы. И все же в то утро — каким далеким оно казалось! — на высокой крыше Белого Дворца он принял решение и не обратился за помощью ни к одному из них. Тогда в поисках ответа он заглянул в себя. Это вышло так естественно, что ему даже в голову не пришло посоветоваться с Бедиром или Тепшеном. Он не удивился и тому, что кьо с беззаветной верностью последовал за ним. А теперь?

Он нахмурился и с тревогой посмотрел на своего учителя. Кьо поставил перед ним нелегкую задачу.

— Ты знаешь, во что я верю, — медленно проговорил король. — Наш путь определен промыслом Госпожи, а Она не одобряет, когда кровь проливают без крайней нужды. Я не желаю рисковать успехом нашего дела, запятнав себя ненужными убийствами.

— Ненужными? — тихо переспросил Тепшен, прищурив гагатовые глаза. — А если это единственный способ попасть в курган?

Кедрин вздохнул и покачал головой.

— Не знаю. Я могу только довериться Госпоже.

— Здесь правит Ашар, — негромко напомнил Тепшен. — Ты не думаешь, что он захочет преградить тебе путь? И препятствием могут стать живые люди?

— Но тогда убивать — значит идти у него на поводу, — отозвался Кедрин.

— Это может оказаться единственный путь. Я снова спрашиваю: ты по-прежнему запрещаешь пускать в ход клинки?

Кедрин не ответил. Он изучал черты своего друга, словно видел его впервые. Отсветы пламени, подчеркнувшие высокие скулы кьо густыми тенями, вспыхивали в его темных глазах. Лицо казалось маской — непроницаемо бесстрастной, не дающей никакого ответа.

Решение предложил Браннок.

— Если нам повезет и Госпожа явит Свою милость, до этого может не дойти, — он взглянул на прибывающую луну, которая просвечивала сквозь кружево ветвей. — До Сбора еще дня четыре, а то и все пять. К тому же, по обычаю Дротта, в первый день полнолуния к кургану должен прибыть улан. До этого туда никто даже приблизиться не посмеет. Подтягиваться кланы будут медленно. Сейчас они рассеяны по всей округе. Вы же сами видели следы. Если скакать днем и ночью, мы успеем — конечно, если ни на кого не нарвемся.

— Копать будет нелегко, — произнес Тепшен.

— Нелегко, — согласился Браннок, — но если отказаться от ночного сна, а потом ехать весь завтрашний день, к сумеркам мы доберемся до кургана. И уж тогда-то времени хватит с лихвой.

Тепшен кивнул, а потом сказал то, о чем никто не осмеливался заговорить:

— А потом? Когда Дротт соберется и обнаружит дыру?

Браннок пожал плечами.

— Когда придет время, тогда и будем ломать над этим голову, — резко проговорил Кедрин. — Если нам повезет, то у нас будет еще одна маленькая проблема. Ну, а если нет…

По губам кьо скользнула мрачная улыбка, Браннок прыснул.

— Печальный конец, правда? Одолеть владыку преисподней, а затем заработать «кровавого орла».

— Возможно, мне следует продолжить путь в одиночку, — проговорил Кедрин. — Проводите меня до кургана и помогите проникнуть внутрь, а сами можете подождать в укрытии или вернуться домой.

Тепшен смотрел на него с минуту, не снисходя до слов. Затем встал.

— Гаси костер и поехали.

61
{"b":"166132","o":1}