ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стройка, которая продает. Стандарты оформления строительных площадок
Бумеранг мести
Человек, который приносит счастье
Такая дерзкая. Как быстро и метко отвечать на обидные замечания
Билет в один конец. Необратимость
Дети жакаранды
Непоколебимый. Ваш сценарий финансовой свободы
Каникулы в Санкт-Петербурге
BIG DATA. Вся технология в одной книге

И вдруг он остановился, протер слезящиеся глаза и вгляделся в раскаленную серую мглу. Тепшен и Браннок тоже остановились, недоуменно глядя на своего спутника. Не в силах произнести ни слова, Кедрин указывал вперед. В нескольких шагах возвышалась каменная стена — монолит, темный и блестящий, такой же, как у них под ногами. Поверхность скалы казалась оплавленной — ни трещин, ни выступов, за которые можно уцепиться. Дорога упиралась в ее подножие. Кедрин почувствовал, как угасает надежда. Идти было некуда — эту преграду было не обойти и не преодолеть. Плоскодонка утонула, и путь назад, из этих проклятых мест, был отрезан. Кедрин крепко выругался и шагнул вперед, подняв сжатые кулаки, словно надеялся голыми руками сокрушить скалу. Но в хриплом проклятии внезапно прозвучала радость. Во тьме засиял багровый свет, и Кедрин понял, что в скале открылся проход.

— Это может быть пещерой Тазиела? — прокричал он в ухо Тепшену, перекрывая несмолкающий рев огня.

Кьо кивнул и, вынув из ножен меч, первым шагнул в отверстие.

Кедрин последовал за ним, держа наготове меч Друла, Браннок с саблей в руке шел с ним рядом.

Вновь полыхнуло пламя. Вместе с порывом опаляющего ветра из темноты донесся звук удара металла о металл. Пепел не залетал в проход, но жара становилась все сильнее. Кедрин и его спутники осторожно шли по туннелю, пробитому в блестящем черном камне.

Внезапно стены расступились. Друзья стояли на пороге огромной пещеры. Озеро лавы в центре озаряло ее ярким пламенем. На берегу возвышалась наковальня, и уродливое существо, напоминающее жуткую пародию на человека, било по ней могучим молотом.

Почуяв присутствие людей, кузнец обернулся. Его голова казалась грубо слепленной из негодной глины. Безволосый череп обтягивала кожа цвета сырого мяса. Высокий выпуклый лоб словно обтекал под собственной тяжестью, образуя мощные надбровные дуги, крохотные красные глазки были глубоко вдавлены в плоть. Небольшой бугорок на месте носа прорезали две вертикальные щели, их края раздвинулись, втягивая запах пришельцев. Рот — широкая безгубая трещина — раздался в жутком подобии улыбки, открыв два ряда почерневших острых зубов. Голова казалась насаженной прямо на могучие плечи, торс — груда вздутых мышц — контрастировал с карикатурно узким тазом. Это несоразмерное тело покачивалось на коротких кривых ногах с громадными стопами, пальцы рук и ног заканчивались когтями.

Мускулистая рука опустила молот.

— Человечишки, — кузнец говорил громко, но невнятно. По крошечному подбородку стекала слюна. — Пришли живые человечишки, чтобы утолить голод Тазиела.

Кедрин опустил ткань, открыв лицо.

— У нас есть для тебя работа, Тазиел.

— Работа? — уродливая голова дернулась и, повернувшись в одну сторону, потом в другую, блестящие глазки задержались на каждом из незваных гостей. — Какой работы желают человечишки от кузнеца Ашара? — он фыркнул, обильно обрызгав слюной красноватую кожу. Безобразное тело затряслось, в пасти мелькнул длинный серый язык, облизав неровные зубы.

— Я хочу, чтобы ты заменил Камень в навершии этого меча, — Кедрин указал на меч Друла и достал из-под рубахи талисман.

Тазиел прекратил смеяться и заморгал, удивленно и недоверчиво.

— Меч Друла, — каркнул он. — Я выковал этот меч по велению моего господина, чтобы Его слово несли на лезвии клинка. Как он к тебе попал?

— Друл дал мне его.

— Так, — проскрежетал Тазиел. — И какова была цена?

— Это был честный обмен — меч за меч.

Тазиел кивнул — если это движение огромной головы можно было назвать кивком.

— Камень — иной. Он от врага моего господина. Я чувствую его мощь, и она раздражает меня.

— Это Камень Кирье, — честно признался Кедрин. — Вставь его в навершие — и я унесу его с собой.

— Для чего это тебе?

— Твой господин похитил мою жену. Я хочу вернуть ее.

— Ты хочешь получить от меня оружие, которое погубит моего повелителя, — хрипло ответил кузнец. — Откуда у тебя Камень?

— Мне его дали Сестры Эстревана. Вторая половина этого Камня у моей жены.

— Дали? — язык вновь высунулся и коснулся ноздрей. — И ничего не взяли взамен?

Кедрин покачал головой, с трудом скрывая отвращение.

— Я принял обет, — сказал он. Впервые он ощутил подлинный смысл этих слов. — Когда я взял камень, я принял на себя обязательство неустанно защищать Три Королевства.

Тазиел крякнул с явным удовольствием.

— Ничто не дается даром, у всего есть цена.

— Назначь свою цену.

Безобразное создание обернулось к нему, и Кедрин обнаружил, что безгубый рот кузнеца способен изогнуться в подобии улыбки. Зрелище было жуткое.

— Жизнь, — изрек Тазиел.

— Нет! — Кедрин ответил не задумываясь.

— Тогда ты не получишь меча, — прокаркал кузнец, — и все вы умрете здесь, а я наемся вашего мяса.

— Что угодно, только не это, — в голосе Кедрина послышалась мольба.

Голова Тазиела качнулась из стороны в сторону.

— Другого мне не надо. Все имеет свою цену. Моя цена такова. Когда я выковал этот клинок для Друла, он отдал девять раз по девять жизней «кровавому орлу». А с тебя я хочу только одну.

— Это невозможно, — повторил юноша.

— Подожди, — Браннок отстранил короля и шагнул вперед. На его изможденное лицо упал красный отсвет расплавленной лавы.

— Если ты получишь то, что требуешь, кузнец — ты окажешь нам услугу?

— Нет! — Кедрин вцепился в плечо друга.

Браннок стряхнул его руку, не сводя измученных глаз с безобразной рожи Тазиела.

— Да, — ответил кузнец.

— А когда все будет сделано… как им пройти к Ашару?

— Легко, — ответил Тазиел. — Как только Камень соединится с мечом, путь откроется, — и он указал в глубь пещеры, где чернел проход.

— Путь к пристанищу Ашара? — переспросил Браннок. — Они смогут добраться туда через этот ход?

Голова Тазиела качнулась в утвердительном кивке.

— Не встретив ни препятствий, ни ловушек?

— Ты слишком много спрашиваешь, — проворчал кузнец. — Но я давно не пробовал нежной человечины. И я отвечу. Твои друзья дойдут целыми и невредимыми. Но… — он нехорошо ухмыльнулся, — они не вернутся.

— Тогда бери свой молот, — произнес Браннок. — Ты получишь плату.

— Нет! — закричал Кедрин. — Браннок, я приказываю! Мы… что-нибудь придумаем!

— Ничего другого не остается, — Браннок повернулся к Кедрину и заговорил тихо и властно: — Ты знаешь это не хуже меня. Не соединив Камень и меч, ты не сможешь сокрушить Ашара и спасти Уинетт. Никто, кроме этой проклятой твари, тебе не поможет. Но он и пальцем не шевельнет, пока не получит плату.

— И все же я запрещаю, — повторил Кедрин.

Тень былой улыбки мелькнула на губах Браннока. Он убрал саблю в ножны и положил руки на плечи Кедрину.

— Я проклят, — тихо проговорил он. — Эта дрянь у меня в крови и… ты сам видел, во что я превращаюсь по ночам. Я не хочу быть оборотнем, чудовищем, которое приходится связывать, как только зайдет солнце. Это не жизнь, Кедрин. Чем скорее я сведу с ней счеты, тем лучше. Пусть это послужит твоей цели.

Кедрин медленно покачал головой, и Браннок повернулся к Тепшену.

— Это единственный выход, скажи ему, дружище, — умоляюще промолвил он. — Если мы откажемся заплатить… ты слышал, что говорил кузнец: мы здесь все погибнем… без всякой пользы.

Тепшен посмотрел на Браннока, лицо его стало торжественным, рука стиснула запястье полукровки.

— Я никогда не сомневался в твоей храбрости, волчий пастух. Но это больше чем храбрость.

— Твое слово? Да или нет?

Глаза кьо заволокла печаль, и он кивнул:

— Мое слово — да.

— Нет! — бессильно воскликнул Кедрин.

Браннок обнял молодого короля.

— Это единственный выход. Я не хочу жить. Считай это моей последней службой.

Он уронил руки и шагнул к Тазиелу. Кедрин рванулся было за ним, надеясь остановить полукровку, но Тепшен схватил юношу и держал его, не давая пошевелиться.

— Соедини Камень с мечом, кузнец. Я согласен на твою цену, — он обернулся, выхватил у Кедрина меч и бросил его Тазиелу. — А теперь дай мне талисман, Кедрин. Прошу тебя, во имя Госпожи. Дай мне его и даруй мне мир.

89
{"b":"166132","o":1}