ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы позже укажем на этот источник, — опять интриговал Магнус. — Теперь же поговорим о том, почему именно ваш народ исторически отличается апатией и физической леностью, отчего он якобы отстал теперь в своем развитии. Нет ничего глупее, чем пытаться сопоставить, к примеру, современные технологии Большого Конгресса с промышленностью Большой Империи и делать из такого гибрида вывод о будто бы безусловной деградации последней… Пусть это вас пока не шокирует, — счел нужным предупредить Магнус, — после все разъяснится, да и сама Империя при таком подлом и коварном сравнении, разумеется, проигрывает. Но давайте послушаем, о чем говорят ваши простые люди? Конечно, при нынешнем отчаянном — потому что последнем — наступлении Цивилизации здесь, в заповедном районе исконного человечества, много простых людей поддалось этому колоссальному натиску и уступило место духовных интересов — материальным, которые суть дух техногенной цивилизации. Но это лишь временная уступка, и последний, отчаянный натиск враждебной человеку материальной культуры будет последним лишь в том смысле, что человек теперь выстоит и перейдет в наступление на зараженных страшными космическими генами мутантов, этих изменников, продавшихся Цивилизации за игрушки. Исконный человек Земли, который в своем чистом виде все еще существует здесь, в заповедном краю, этот человек никогда не тяготел к техногенной материальной культуре. Вспомним, о чем думает и говорит на этой земле простой мужик, не имея порой даже куска хлеба за день? Он говорит о боге! Он говорит о духе! Так было в несчастной России, поддавшейся, к сожалению, разрушительному и чуждому духу Цивилизации, а ведь когда-то мальчики в русском кабаке, по свидетельству одного русского летописца, говорили о правде и смысле жизни — в кабаке говорили о боге! И ведь это были почти неграмотные люди. Да что неграмотные! Их и просто дураками славили. Ведь главный народный герой был у них Иван-дурак. А тайна и секрет в том, что исконному человеку Земли университетские знания не нужны — он получает их сразу, напрямую из банка космической информации. И только засилье, обман и блеск Цивилизации помешали ему развить эти исконно и истинно человеческие способности.

— К сожалению, — все больше сокрушался Магнус, — Россия, как я уже сказал, была тоже сломлена, боги дошли и сюда, не пощадили они эту жемчужину поистине человеческой культуры. Но произошло это только потому, что район там был недостаточно богат энергетическими точками, а сами люди поддались европейскому образованию, вместо того, чтобы сохранить свои уникальные культурные особенности, как это ни парадоксально звучит… Теперь, надеюсь, вы меня правильно поймете, дамы и господа, — с некоторым сомнением обратился к ним Магнус, — если я скажу, что по-настоящему богатым на людей высоконеспособных к низкоцивилизованному обучению и образованию, остался на Земле один только ваш народ…

В гостиной возникло некоторое шевеление. Даже Ольга, казалось, пребывавшая уже в глубоком экстазе, открыла свои закатившиеся глаза и несколько округлила их, разглядывая Художника.

— Итак, мы подошли к самому важному, — поспешил продолжить Магнус, Истома. — Ваша Империя — поистине заповедный край Земного шара, в котором еще сохранился в чистом виде законный его обитатель, и главное — в больших количествах, если можно так выразиться. Но почему, спросите вы, как могло случиться, что эта бедная земля устояла перед чудовищным наступлением богов, как бывало не однажды в истории, если не упоминать о бесчисленных мелких нападениях, постоянного давления и провокаций со стороны Цивилизации? В ответе на этот вопрос заключена наша общая надежда, надежда всего исконного духовного человечества, за которым — будущее! Все дело в том, уважаемые дамы и господа, что именно в этой части Земного шара теперь находится самая мощная энергетическая точка…

В этом месте Министр вдруг задумчиво испустил запах. Лектор замолчал, и в гостиной воцарилась мрачная тишина.

— Позвольте кончить, — сказал Магнус. — Цивилизация, которая расползлась теперь едва не по всей земной суше, готовится для решительного наступления, и в этом сомневаться нам не приходится… — Истома бросил взгляд в сторону — туда, где рассиживал теперь Персонал. — Именно ваша Империя осталась для Цивилизации, как кость в горле, поскольку вы сидите на колоссальной энергетической подпитке. Но не кажется ли вам, дорогие мои, — сфамильярничал вдруг Магнус, — что с одной только земной энергетикой человек никогда не смог бы противостоять мощной и чуждой, залетевшей десять тысяч лет тому назад к нам жизни? Конечно, такое было бы невозможно… дамы и господа, — восстановил субординацию Магнус. — И, по всей видимости, существует еще какая-то сила, которая в трудную минуту готова вступиться за человека. Именно эта сила околдовала некоторые районы Земли — и они до сих пор остаются недоступными для Цивилизации, а ваш район, по всей видимости, околдован с особым тщанием. Дамы и господа, вы можете как угодно называть эту силу: если вы атеисты, то можете говорить о закономерностях развития социума, если вы верите в единого и всемогущего бога, то вы вправе усматривать здесь и Его Промысел… Но тот факт, что вы остаетесь все еще недоступны для Цивилизации благодаря, в том числе, и этой мощной защите Свыше — факт безусловный.

— По опыту вашей тяжелой и страшной истории вы знаете, что Промысел божий спасал от гибели Большую Империю не раз, и не два, а может быть, и сто, и двести раз к ряду. История Большой Империи не дает нам права усомниться в особенном внимании Его к вам. Возникает вопрос: с какой же целью Он не помог людям сразу и допустил попасть в рабство к богам-пришельцам? Почему Он позволил им захватить едва не все основные территории нашей Земли? И не заключен ли наш ответ в самой безысходности этих вопросов? То есть — что Ему это было нужно? А нужно, дамы и господа, именно затем, чтобы в такие вот смутные времена, когда те, кто слаб и падок до блеска техногенных игрушек Цивилизации и желает теперь поспешно покинуть этот район битвы и укрыться у бездушных пришельцев, напротив, всех праведников, всех святых, всех отторгающих, если хотите, злое и бездушное цивилизованное образование, взять и собрать в одном месте нашей Земли, сосредоточить воедино их энергию, многократно помножить ее на силу самой мощной на Земле и до сих пор еще никем не задействованной энергетической точки, вселить в них тайны Своего Духа и после уже по-настоящему противостоять техногенным пришельцам. Итак, господа, как бы ни были теперь унижены и оскорблены люди вашей многострадальной Империи, как бы низко ни пали многие из них и как бы ни разрывалось наше с вами сердце от многопечального зрелища мучений в этой земле святых и праведников — и каким бы ни был соблазн, который несет в себе чуждая человеку и, как мы с вами сумели теперь разобраться, пришлая из мертвого космоса техногенная Цивилизация, — именно вашему многострадальному народу, без сомнения, выпала честь божественной работы по возрождению истинного человечества…

На этом Истома Магнус вынужден был кончить, поскольку среди необыкновенной тишины то ли завороженных, то ли испуганных слушателей раздался глухой удар об пол упавшего навзничь тяжелого мужского тела — то свергся со стула, заснувший еще где-то в середине лекции, тяжкий Дермот Уэлш, офицер безопасности из числа Персонала Станции.

ГЛАВА VII

Ольга рыдала, приговаривая: «О! бедная моя родина! О! бедная моя Империя! Сколь ты несчастна…», — но Мария заметила, что Ольга была не слишком искренна. Ольга в последние дни немного переигрывала, возможно, из-за усталости. Мария подошла к Магнусу по важному делу, но ей пришлось еще выжидать, пока Министр, растроганный, обращался к нему:

— Позвольте мне вас поблагодарить от имени моей дочери и всех остальных, господин Художник.

«Остальные» подымались со своих мест, поспешно меняя выражение некоторой увлеченности на мордах на гримасы самодовольного превосходства над Цивилизацией.

12
{"b":"166133","o":1}