ЛитМир - Электронная Библиотека

С другой стороны возникли проблемы там, где Шамиль и не ожидал. Непонятно, что смог разнюхать Руслан, но в последние дни он очень изменился и уже активно уклонялся иметь с Шамилем какие-либо дела. Наверное, что-то замышляет, шакал.

Тут же всплыла другая проблема – кассета. Тот, кто ее послал, все еще никак не проявил себя. Это волновало и нервировало Шамиля. Он понял, если бы пытались шантажировать, тогда все ясно и можно принимать соответствующие меры. Но прислать такую пленку и дальше ничего – это не укладывалось в привычные для него рамки.

Поразмыслив еще некоторое время, Шамиль пришел к выводу, что самую большую опасность для него представляет все-таки владелец кассеты. Конечно здесь, в подмосковном областном центре, он хорошо прикрыт местными органами власти, и с милицией тоже полный ажур, не случайно начальник областного управления ездит на новеньком джипе.

Но существовала еще и федеральная власть, а всех же подряд, за эти чертовы фантики, не купишь. Мысли Шамиля о федеральной власти плавно перетекли в воспоминания о первой войне. Тогда он еще не был крутым авторитетом, а, по сути, состоял на побегушках у одного высокого федерального начальника.

Однажды Шамиль ему помог избавиться от одного майора. Этот олух-майор так и не понял, что он раскопал. Если бы вовремя допер, то сидел бы не он, а тот высокий чин, а Шамиль продолжал прозябать в Чечне, оказывая мелкие услуги очередному федеральному начальнику.

Но случилось так, как случилось. Тот начальник пошел на повышение, и теперь они крепко повязаны общими делами. Прикрытие в Москве железное. Вроде бы, бояться особенно нечего, но Шамиль нутром хищного зверя чувствовал приближение опасности.

Так есть ли у него живые враги? Приходилось признать, что, как минимум, один есть точно. Но он сидит в колонии. А там ли он сейчас?

Шамиль лихорадочно набрал номер.

Послушай, дорогой, - торопливо начал он говорить в трубку, - есть у меня к тебе один вопрос.

Какой? – голос в трубке казался удивленным.

Помнишь того майора, которого посадили за убийство мирных жителей?

Что-то припоминаю…

А он там еще сидит?

Наверное, - теперь голос звучал нарочито равнодушно.

Узнай для меня, дорогой? Я тебе перезвоню попозже.

Ладно, узнаю. Может, тебя совесть начала мучить? – ехидно спросила трубка.

Ну что ты, дорогой! Зачем обижаешь? Просто уточнить хочу, так, на всякий случай, - Шамиль не мог признаться в своем тревожном предчувствии.

Перезвони, - собеседник отключился.

Шамиль повесил трубку и снова задумался. Не понравился ему этот разговор со своим высоким покровителем. Очень не понравился, особенно тон. Так со старыми друзьями, повязанными кровью, не говорят. Что-то там произошло такое, чего не знал, да и не мог знать Шамиль, сидя в этом городишке.

Теперь сама собой возникала еще одна проблема, которая она затмевала все остальные. Если покровитель решит, что Шамиль в цепочке лишний – ему конец.

Резко зазвонил мобильник. Шамиль вздрогнул и поднес аппарат к уху.

Шамиль? – с мягкой издевкой спросила трубка.

Что надо? – он был не в духе, чтобы выслушивать чьи-то шуточки.

Моя фамилия Савельев. Надеюсь, она вам знакома.

Да, знакома, отметил про себя Шамиль. Этот чертов новый начальник службы безопасности Грищенко, ему совсем не нравился. Предыдущий был приятнее во всех отношениях. С ним всегда можно было договориться. Да вот в Москву взяли этого приятного во всех отношениях.

Знакома. Что дальше?

Вы не хотели бы со мной встретиться и обсудить вопрос, касающийся одной кассеты, - в голосе уже не было прежней мягкости.

Шамиль постарался сдержать вздох облегчения. Ну вот, выяснилось. Еще один Шурик – сейчас деньги просить будет. Возможно, этот Савельев окажется еще приятнее предыдущего охранника. Но надо указать ему место, чтобы помнил, кто здесь хозяин.

Вообще-то я очень занят, - теперь, когда все стало на свои места, Шамиль решил помотать нервы этому выскочке.

В самом деле? – равнодушно осведомился Максим. - А я слышал, что у вас проблемы появились. Думал, решить их хотите. Ну, нет, так нет.

Ладно, не горячись. Наверное, смогу выкроить для тебя полчасика, - заговорил Шамиль, торопливее, чем хотелось, пока собеседник не повесил трубку. Поставить на место почему-то не получилось.

Через пятнадцать минут подъеду, - сообщил Максим и, не дожидаясь ответа, повесил трубку.

Сказать, что после этого разговора Шамиль был рассержен, это не сказать ничего. Он был взбешен. Какой-то выскочка отдает ему, Шамилю, приказы? Неслыханная наглость!

Шамиль решил было уехать, не дожидаясь приезда Савельева, чтобы все-таки показать, что он хозяин положения, но здравый смысл восторжествовал. Ничего, он подождет. Мудрый человек должен уметь ждать. Горло врага сдавить всегда приятно – и сейчас, и немного погодя. Сейчас получилось так, что случай фартит Савельеву, но это не надолго. И тогда жалкий охранник сильно пожалеет, что вел себя по-хамски. Уже многие пожалели, что недостаточно почтительно относились к Шамилю. Придется проучить и этого выскочку.

Накопившаяся злость требовала срочного выхода. Шамиль вызвал своего телохранителя и обругал его, на чем свет стоит, а затем, с внезапно наступившей легкостью в душе, выгнал вон из кабинета.

Не успела еще захлопнуться дверь за ошалевшим от неожиданности охранником, как он увидел входящего в офис мужчину. Шамиль никогда до этого не видел Савельева. Зачем ему знать всякую мелочь? Но сейчас каким-то необъяснимым чутьем он понял, кто этот человек.

Максим спокойно вошел в кабинет Шамиля, без приглашения, уселся в кресле и закурил, выжидательно глядя на хозяина.

После невольно образовавшейся паузы, Шамиль зло спросил:

Ну что там с кассетой?

А что кассета? – деланно удивился Максим. - Подлинник у меня и пока у нас не возникнет проблем, все будет нормально. Пока не возникнет, - еще раз подтвердил он.

Ты что, щенок, пытаешься меня шантажировать?! – не выдержав, взревел Шамиль.

Что ты? – Максим легко перешел на «ты», что еще больше разъярило собеседника. - Я не шантажирую, а предлагаю сделку. Взаимовыгодную сделку.

Шамиль замолчал так быстро, словно из него выпустили воздух. Слова «взаимовыгодная сделка» грели его спекулянтскую душу.

Какую сделку? – возмущения в его голосе, как ни бывало.

Слышал тут краем уха, ты мечтаешь через банк пропустить как бы денежки, - Максим сделал мягкое ударение на словах «как бы денежки».

Шамиль сделал паузу, обдумывая его слова. Если выскочка знает, что это только фантики – дело плохо. А вот если Шамиль сумеет его убедить, что имеет дело с подлинными долларами, сделка может выгореть. Высокие чины берут и не отказываются, с чего бы всякой шелупони артачиться. К тому же он сам предложил услуги.

Послушай, дорогой, - вкрадчиво начал Шамиль, - тут дело такое. Понимаешь, есть деньги, полученные ну, скажем, не совсем честным путем. Но ведь, деньги, - он пощелкал пальцами в перстнях перед носом Максима, - Это деньги. Какая разница как они получены и чем пахнут.

Точно, никакой, - равнодушно согласился Савельев.

Вот и я говорю, никакой. Просто ваш банк, он такой солидный, приличный. Дефолт спокойно пережил, - Шамилю нравилось вставлять в разговор всякие ученые слова. Ему казалось, что тогда его речь звучит более авторитетно и убедительно для собеседника. Правда, редко к месту удавалось вспомнить что-нибудь заковыристое, зато сейчас удалось. - Вот понимаешь, нам хотелось иметь дело именно с вашим банком. Мы бы пропускали через него деньги. Все были бы довольны… И ты, дорогой, в том числе.

Максим молча курил, вроде бы обдумывая предложение Шамиля. Затем, метким щелчком отправив окурок в урну, спросил:

Сколько?

Ну… я думаю, мы договоримся. Посмотрим сначала, можно ли с тобой дело иметь.

Думаешь, я пришел бы к тебе, если бы не был уверен, что смогу все это провернуть? – голос Максима по-прежнему звучал совершенно равнодушно, будто и не нужны были ему совсем эти деньги.

17
{"b":"166138","o":1}