ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Душа наизнанку
Проклятое ожерелье Марии-Антуанетты
Как построить машину. Автобиография величайшего конструктора «Формулы-1»
Солнечная пыль
Рыскач. Битва с империей
Бог. История человечества
Эра Мифов. Эра Мечей
Мираж золотых рудников
Чаролес
A
A

– Отлично, – потерев руки, порадовалась я. – Давно горю желанием попробовать.

Ленка засмущалась и побежала за булочками. Пока она отсутствовала, Степан торопливо спросил:

– Ну как, вы выведете ее на чистую воду?

Я задумалась. В том, что существует много всяких лекарственных препаратов, являющихся одновременно и ядом, и лекарством и способных раствориться в организме в течение нескольких часов, сомневаться не приходилось. При их использовании вскрытие ничего не дает. Но вот в то, что какая-то девушка оказалась способной убить собственную подругу ради ее мужа, который, может, даже и не обратит на нее никогда внимание, не очень сильно верилось. Как бы ни была завистлива подруга, она должна была понимать, что, если муж догадается, кто виновен в смерти жены, ей никогда не удастся его заполучить.

С другой стороны, подруга могла совершить убийство и по какой-то совершенно иной причине, а муж – всего лишь одно из подталкивающих к такому решению обстоятельств. Между девушками могла быть какая-то тайна, злость на какие-то давнишние поступки или что-то еще. Следовательно, заняться расследованием и проверкой Крапивиной стоило.

– Пожалуй, я попробую, – приняв решение, ответила я. – Но мне потребуются координаты этой девушки, фотографии ее и вашей жены, в общем, все, что пойдет на пользу расследованию. Вы сможете мне все это предоставить?

– Частично, – признался Степан. – Фотографию Насти я прихватил, насчет места работы также сказать могу, но вот по поводу фотографий Леры, тут встает одна проблема: дома у нас их нет. Я, когда случилось несчастье, ну, вспылил и выбросил все, что были. Могу лишь описать ее внешность.

– Для начала и этого хватит, – подумав, ответила я. – Давайте фотографии.

Степан пошел в коридор, чтобы достать из оставленной там папки карточки. А Ленка как раз воротилась в комнату.

– Ну как, все обсудили? – зашептала она, посматривая в сторону двери.

– Да, все, что касается работы, – зная, чего от меня ждет на самом деле Ленка, спокойно ответила я. А потом добавила: – И как тебе могут лезть в голову всякие мысли о сводничестве, когда у человека чуть ли не вчера умерла жена?

– Но он-то жив, – как ни в чем не бывало заметила моя подруженька.

«Верно, он жив», – зацепилась я за эту ее фразу и снова подумала о том, как нам могло бы быть хорошо вместе. Но тут вернулся Степан, протянул мне несколько фотографий разного размера, и мои мысли потекли в другом направлении.

– Я специально взял разные, чтобы вы лучше представили себе Настю, – смущенно сказал парень и нелепо замялся на месте.

– Красивая у вас была жена, – просматривая карточки, высказала я свое мнение.

Причем тут я нисколько не соврала: Настя и в самом деле была просто обворожительной, а вдобавок ко всему еще и очень фотогеничной. У нее была маленькая головка, невероятно крупные и ясные глаза с длинными ресницами, остренький подбородок, небольшой ротик и пушистые белые волосы. По внешности сложно было даже определить, сколько ей на самом деле лет: двадцать с небольшим или только пятнадцать-восемнадцать. Совершенно неопределенное лицо, но очень манящее и привлекательное.

На некоторых фотографиях рядом с Настей присутствовал и ее муж, а также какие-то друзья, ни один из которых в данном случае не был мне нужен. Просмотрев фотокарточки, я убрала их в свою сумочку, и мы втроем сели пить чай с булочками, приготовленными Ленкой. Во время чаепития Степан записал в мой блокнот затребованную информацию и даже немного поддержал наш светский разговор ни о чем. Впрочем, явно не из-за желания поболтать, а просто потому, что молчать было бы не слишком красиво. Но за все время он ни разу и не улыбнулся.

Наконец булочки из вазы исчезли и кофе был выпит, подошло время расходиться. Степан встал с кресла и не слишком уверенно произнес:

– Я, пожалуй, пойду. Не буду вас больше отвлекать от дел. Если что-то понадобится или вы что-то узнаете, сразу звоните, – теперь уже обратился он ко мне лично. – Номер сотового я записал.

– Хорошо, если что-то будет, я вам сразу сообщу, – в свою очередь пообещала я и тоже решила пойти домой.

Оставаться наедине с Ленкой мне не очень хотелось. Тем более что я заранее знала все, что скажет моя подруга после ухода Степана – снова начнет свою песню о необходимости завести семью, о том, как данный объект мне подходит, и что я должна сделать, чтобы его охомутать. Можно подумать, я этого без нее не знаю.

– Ну, я, наверное, тоже пойду, – торопливо встав, сказала я Ленке. – У меня дела. А твои бумаги я на холодильник положила.

Ленка загадочно улыбнулась и безо всяких возражений пошла провожать нас до двери. Покинув ее маленькую квартирку, мы со Степаном молча спустились вниз и неловко замялись в дверях.

– Вас подвезти? – предложила я.

– Нет, я на машине, – отказался красавец-парень.

– Ну, тогда до встречи, – понимая, что больше тем для разговора у нас пока нет, сказала я и, получив ответ того же рода, направилась к своей «девяточке».

Сев в машину, я проследила за тем, как Степан садится в серенькую «восьмерку», как заводит ее, выезжает из дворика и исчезает за высокими домами. Потом достала из пачки сигарету и закурила.

«Интересный мужчина, очень интересный, – подумала я. – И очень несчастный. В его глазах читаются такая боль, уныние, разочарование в жизни и вообще во всем. Моя святая обязанность помочь его горю и попытаться сделать все, что только возможно».

Докурив сигарету, я достала свой блокнот, нашла в нем страницу, исписанную Степаном Журавлевым, и принялась изучать. В первых строчках парень написал свои собственные данные, включая адрес и телефон, далее шла информация о Валерии Станиславовне Крапивиной. Она проживала с родителями на улице Лермонтова в доме номер шесть.

«Ну что ж, не буду тратить время и займусь этим дельцем прямо сейчас, – моментально решила я и стала заводить свою машину. – Все равно ведь делать мне больше нечего, а ложиться спать среди белого дня не очень-то хочется. Понаблюдаем пока».

Повернув ключ в замке зажигания, я надавила на педаль газа и покатила в сторону главной трассы. Выехав на нее, проехала немного прямо, потом свернула налево и оказалась на нужной улице. Остановив машину рядом с еще несколькими, стоящими в стороне, я покинула ее и стала искать дом шесть. Он попался мне довольно быстро, да и квартиру найти не составило большого труда. Оставалось последнее: определить, как выглядит Лера Крапивина, и потом последить за ней.

Если верить описанию Степана, то девушка эта высокая, с темными волосами и какой-то греческой, как он выразился, внешностью. Предпочитает носить брюки-клеш и короткие топы. По этим особенностям я и надеялась обнаружить Леру.

Осмотрев дверь в квартиру, где жила Крапивина, я вновь вышла на улицу, обвела взглядом прилегающий к дому дворик и, выбрав для себя самую дальнюю лавочку, направилась к ней. Стряхнув пыль с лавки, я села, положила свою сумочку на колени и стала думать, чем бы себя развлечь на время ожидания. Идея пришла почти сразу: нужно бросить магические «косточки». Они хотя бы скажут мне, правильно ли я делаю, что тут сижу, или же, может, стоит проверить кого-то еще, кроме Леры.

Вынув из своей сумки мешочек с моими драгоценными двенадцатигранными помощниками – цифровыми «косточками», я немного потрясла их и высыпала себе на колени. Выпало следующее числовое сочетание: 1+36+17, которое значило: «В здании человеческого счастья любовь образует купол, а дружба возводит стены».

Такое предсказание одновременно могло относиться как ко мне и моему внутреннему миру, так и к делу Журавлева. Немного подумав, я решила, что пока «косточки» все же затронули только Степана и подсказали мне, что виновником убийства был человек близкий, а сама причина преступления лежит где-то в области межчеловеческих отношений: любви, дружбы, зависти к этим чувствам. Да иного значения данная комбинация цифр иметь просто не могла.

Глава 2

«Ну и сумасшедшая же эта девица! – наблюдая за действиями и передвижениями по городу Леры Крапивиной, думала я. – Ей что, заняться больше нечем, как ходить на всякие там курсы магии и волшебства? Это же шарлатанство чистой воды».

3
{"b":"166145","o":1}