ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дверь в его небольшой кабинет распахнулась без предварительного стука, и на пороге появилась сногсшибательная блондинка. Степанов открыл рот, дабы поставить посетительницу на место, но не смог произнести ни слова. Растерялся. Девушка прошла в кабинет, села на кособокий стул, подалась всем телом вперед и, не дожидаясь каких-либо вопросов, стала делиться с мастером своим горем:

– Михаил Александрович, у меня катастрофа. Апокалипсис, можно сказать. Всемирный потоп. Спасите меня!

Блондинка пристально смотрела на мастера и ждала ответа, но он молчал, не зная, что сказать. Подобные заявления ему наверняка приходилось слышать очень часто, но должность мастера уже успела сделать его толстокожим.

– Так вы спасете меня?

– А вы делали заявку? – холодно осведомился начальник слесарей, уставившись в раскрытый журнал.

– Михаил Александрович, вот я и пришла к вам, чтобы сделать срочную заявку. – Красотка придвинулась к Степанову еще ближе, и он начал задыхаться в аромате ее цветочно-пряных духов. – Так вы ее принимаете?

– У нас есть диспетчер на телефоне…

Мастер поднял ничего не обещающие глаза, встретился с умоляющим взглядом блондинки и стушевался. Вероятно, понял, что отказать этой посетительнице не в состоянии, поэтому продолжил уже совсем в другом тоне:

– Ладно, так и быть, я сам зафиксирую в журнале вашу проблему…

– Что? Вы только собираетесь зафиксировать мою проблему, и все? – оскорбилась красавица. – Я думала, вы немедленно примете меры, чтобы меня спасти. Это ведь в ваших силах, Михаил Александрович! Разве нет? Вы ведь начальник.

Степанов улыбнулся уголками губ. Ему несомненно понравилась неприкрытая лесть. Да, вот уже целый год он какой-никакой, а начальник. Должность дает ему определенные преимущества – необременительная работа в кабинете, пусть и небольшом, уважение коллег…

– Да, девушка, я начальник и…

– Меня зовут Лариса Ивановна, – перебила блондинка. – Но для вас, Михаил Александрович, можно просто Лариса.

– Ну хорошо, Лариса, тут такое дело… Сейчас все слесари на объектах. Как только кто-нибудь освободится, я тотчас пришлю его к вам.

– Михаил Александрович, вы не представляете себе масштабы моей катастрофы! Подо мной три этажа, и все они залиты водой.

– Да что же у вас такое случилось? – Мастера вдруг разобрал профессиональный интерес. В его глазах так и читалось: «Неужели у таких красавиц тоже бывают проблемы с толчками?»

– Во всем виновато джакузи… Я не знаю, что там произошло, но сегодня утром я принимала ванну… – Голос блондинки приобрел отчетливый сексуальный оттенок. – И вдруг…

– Что – вдруг? – уточнил Степанов, потому что Лариса замолчала, ее большие карие глаза наполнились слезами.

– Вода из джакузи стала куда-то уходить… Представляете? – Блондинка положила свою теплую ладонь на его запястье.

Мог ли он представить себе картину, описанную Ларисой? Конечно, мог. Наверняка Михаил был не чужд сексуальных фантазий, тем более что эта девушка была так похожа на Ларису из Горовска, с которой он полгода жил в своей коммунальной квартире. То же светлое каре, те же карие глаза…

– Быть может, вы плохо закрыли слив, – проблеял Степанов, высвобождая вспотевшую руку.

– Михаил Александрович, за кого вы меня принимаете? За тупую блондинку, да? Спросите еще, есть ли у меня непромокаемое полотенце! – Девушка отпрянула от него и обиженно закрыла лицо рукой.

– Ну зачем вы так? Я не хотел вас обидеть. Просто мне нужно выяснить, в чем причина вашего утреннего… как бы получше выразиться… – Степанов секунду-другую подбирал нужное слово, – происшествия. Неужели вся вода из джакузи ушла вниз, к соседям?

– Вот именно! – Лариса шмыгнула симпатичным носиком и стала делиться интимными подробностями: – Вода ушла, а я осталась вся в пене, как Афродита. И поняла – душ, чтобы смыть с себя пену, лучше не включать. Ведь все это тоже уйдет вниз… Соседи уже стали названивать в дверь и по телефону, а я не могла им открыть… Михаил Александрович, теперь вы понимаете масштабы моей катастрофы?

– Понимаю. – Степанов сочувственно мотнул головой. – Хотя не до конца… Вы же не первый день, наверное, пользуетесь ванной?

– Не первый, – подтвердила блондинка.

– Что же с ней такое вдруг случилось?

– Вы у меня спрашиваете? – изумилась Лариса Ивановна. – Откуда же я могу знать? Если бы в доме был мужчина, он, наверное, заметил бы неполадки и вовремя устранил их, но я не замужем и в сантехнике абсолютно ничего не понимаю. Соседи грозятся в суд на меня подать. Там у всех евроремонт был. Понимаете?

– Понимаю.

– Если бы вы понимали, то тут же начали бы что-то предпринимать! – Блондинка перестала давить на жалость и перешла в наступление. – А вы сидите тут и загоняете мою проблему в тупик. Бюрократ!

– Знаете, гражданочка, вообще-то у меня сейчас не приемное время, а я тут сижу и выслушиваю ваши жалобы, когда у меня других дел полно! Все, что я могу для вас сделать, это… – Степанов пристально посмотрел на посетительницу. Она выглядела так трогательно, несчастно и одновременно так эротично, что устоять перед ее натиском было невозможно. И мастер решил лично заняться устранением ее проблемы. – Это бросить все свои дела и прямо сейчас пойти к вам.

– Спасибо, Михаил Александрович! Можете не сомневаться, я вас отблагодарю. Пойдемте! – Лариса встала и устремила на него манящий взгляд.

Степанов, уже не в силах сопротивляться обстоятельствам, закрыл журнал, взял со стола мобильник, положил его в карман брюк и пошел вслед за красоткой, забыв о том, что нужно взять хоть какие-то инструменты. На выходе из кабинета ему встретилась секретарша, которая объявила:

– Миша, тебя срочно требует к себе шеф.

– Зачем? Мне на объект надо.

Секретарша смерила блондинку ревнивым взглядом и сказала мастеру Степанову:

– Объект подождет, у шефа какой-то проверяющий.

– Ладно, сейчас буду.

– А как же я? Вы хотите меня бросить, да? – спросила Лариса таким обиженным голосом, что Степанов тут же почувствовал себя виноватым перед ней во всех смертных грехах.

– Лариса Ивановна, пожалуйста, подождите меня. Я думаю, это ненадолго. Как только освобожусь, мы тотчас пойдем к вам. – Степанов вдруг заговорил с преувеличенной учтивостью, которая, впрочем, присуща людям, которые пытаются выставить напоказ, что им не чужды тонкости вежливого обхождения.

– О, Михаил Александрович! – Лариса взяла его за руку и, нежно глядя в глаза, прошептала: – Я, пожалуй, побегу домой. Там тазик под ванной, наверное, уже водой наполнился. А вы, как освободитесь, сразу приходите ко мне, ладно?

– Конечно. Но вы не сказали, какой у вас адрес.

– Я живу совсем рядом: улица Лунная, дом девятнадцать, квартира семнадцать. Запомнили?

– Запомнил.

– Уверены? – Блондинка прижалась к мастеру, пропуская проходившую мимо уборщицу. – Может быть, повторить?

– Я запомнил – девятнадцать, семнадцать. Все очень просто – год революции.

– Михаил Александрович, вы такой находчивый! Я буду вас ждать с нетерпением, – произнесла Лариса так, будто приглашала его на любовное свидание.

Степанов уже готов был идти вместе с ней, забыв про то, что его ждет начальник ЖЭКа, но секретарша выглянула из приемной и позвала:

– Миша, ну ты где?

Мастер закрыл дверь в свой кабинет на ключ и пошел к шефу.

– Михаил Александрович, тут такое дело, – обратился к нему начальник конторы Чернышов. – К нам пришли из МЧС по поводу пожарной безопасности. А вы являетесь у нас ответственным лицом за эвакуацию граждан в случае пожара. Так?

– Так, – кивнул Степанов, еще плохо понимая, чем ему грозит визит сотрудника МЧС.

А инспектор пожарной охраны уже повернулся к нему со словами:

– В принципе, меня все устраивает. Стенды с планом эвакуации развешены, пожарный щит оборудован по всем правилам, даже запасной вход открыт. Но вы представляете себе, что такое паника?

– Нет, не представляю, – ответил мастер, опускаясь на стул.

10
{"b":"166147","o":1}