ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Баба Люба нажала на домофоне какие-то кнопки, и вскоре из переговорного устройства раздался голос:

– Ну кто там?

– Петровна, это я. Узнала?

– Лексевна, ты, что ли?

– Да я, я.

– А чего звонишь? Ключ дома забыла? Сейчас я тебе открою.

– Погоди, я спросить у тебя кое-что хочу. Ты с жильцом из сто четырнадцатой знакома?

– С Михаилом?

– Да, с ним, – подтвердила баба Люба, подмигивая мне.

– Ну так он мне смеситель недавно менял. А ты чего хочешь? – уточнила Клавдия Петровна.

– Погоди, мы сейчас к тебе поднимемся. Надо у тебя кое-что уточнить.

– А кто это – мы?

– Сейчас узнаешь, – сказала баба Люба и открыла дверь. – Ну заходи, что ли, Оля.

Мы поднялись на лифте на тринадцатый этаж. Соседка Степанова уже стояла в открытых дверях и ждала гостей.

– Вот, Петровна, я к тебе девушку привела. Ее Олей зовут.

– Так я комнату больше не хочу сдавать. Мороки с квартирантами больше, чем пользы.

– Да я по другому вопросу, – сказала я. – Мне бы у вас кое-что уточнить.

– Насчет соседа твоего, – подсказала баба Люба.

– Ну, проходите тогда. Только разувайтесь, я утром полы вымыла.

– Нет, я, пожалуй, к себе пойду, мне еще суп варить надо. – Любовь Алексеевна нажала на кнопку лифта.

– Как знаешь, – сказала ей приятельница. – Заходи, Оля.

Расположившись в уютной гостиной, я повторила ту же легенду: Степанов позвал меня замуж, но я его плохо знаю, а потому сомневаюсь в серьезности намерений парня. Клавдия Петровна, как и ее соседка, с готовностью поверила в мою сказочку.

– Ну, что тебе сказать, Оля… Михаил – вроде бы положительный мужик. Всегда здоровается, спрашивает, как дела. Однажды я пожаловалась, что кран подтекает, а зятю никакого дела нет, так он пришел, посмотрел и сказал, что смеситель менять надо.

– Да, в этом-то он разбирается, не зря же мастером в жилконторе работает. А что он за человек? Женщины к нему приходят?

– Ни разу не видела. Миша один живет, и никто к нему не приходит, ни женщины, ни мужчины. Я даже спросила как-то, есть ли у него родственники. А он мне сказал, что сестра имеется и племянники, но все в каком-то райцентре живут, уж не помню, в каком, и сам он тоже родом оттуда. Был Миша женат или не был, не скажу, разговора у нас с ним про то не заходило. Но вот одна вредная привычка у него имеется…

– Выпивает? – уточнила я.

– Ни разу его сильно пьяным не видела, только так, слегка выпивши, на какой-то праздник. Но это нормально. Мой зятек чаще напивается. Тут другое дело… Миша казино посещает, – заговорщическим тоном сообщила мне Петровна.

– Казино? – удивилась я. – Откуда вы знаете?

– А Миша сам зятю моему рассказал. Он и деньги-то на квартиру в рулетку выиграл, еще там, у себя в райцентре. Вот такие дела, Оля! Так что, милая, тебе есть о чем подумать. Я тут передачку одну по телевизору про казино смотрела. Какие деньжищи-то люди там проигрывают! – Старушка осуждающе покачала головой. – В такие долги залезают, что бомжами становятся. Ни жена, ни дети, ни родители – никто их не останавливает. Михаилу вот повезло – выиграл, но может все и обратно проиграть… Игромания – зависимость похлеще алкоголизма будет, так по телевизору говорили. Ой, что это я? Вдруг Михаил уже завязал? Да и казино вроде все закрыли…

– Закрыли, – подтвердила я. – Но все равно, хорошо, что вы мне рассказали. Я вас очень прошу, вы Мише ничего не говорите о том, что я справки о нем здесь наводила. Ладно?

– Да разве ж я не понимаю? Потом мы ведь соседками с тобой можем стать…

– Да, можем, но я еще подумаю над его предложением, – сказала я и направилась в прихожую.

– Подумай, – поддакнула мне Клавдия Петровна и стала открывать замок.

– Спасибо, до свидания, – попрощалась я и вышла на лестничную площадку.

Справа была дверь в квартиру Степанова. Я смотрела на нее и спрашивала себя: а может, Михаил действительно еще в Горовске стал похаживать в казино и однажды сорвал большой куш? Уж я-то знала, какие суммы выигрываются и проигрываются в подобных заведениях! Если повезет, не только однокомнатную квартиру в новом доме купить можно, но даже виллу где-нибудь на берегу Атлантического океана. Хотя такие случаи, конечно, крайне редки. Большинство посетителей игровых клубов приходят туда не выигрывать, а отыгрываться, и только такие профессионалы, как мой Ариша, постоянно пользуются благосклонностью Ее Величества Фортуны. Правда, дед предпочитает не рулетку, а карточную игру…

Вернувшись домой, я застала Аришу за раскладыванием пасьянса.

– Как съездила? – спросил он, не отрывая взгляда от карт. – Удачно?

– Более или менее продуктивно, – ответила я, усаживаясь рядом с дедулей. – Степанов сказал соседям, что выиграл в казино около миллиона наших деревянных, на них и купил квартиру.

– Бывает. – Дед открывал карту за картой и, кажется, не слишком вдумывался в смысл сказанного мною.

– Если это правда, то подозрения со Степанова автоматически снимаются. Но если он все придумал, то у нас будет еще одно доказательство его вины. Конечно, косвенное…

– Косвенное, – согласился со мной Ариша.

– Дедуля, дальше все от тебя будет зависеть.

– Что именно? – уточнил он с самым невозмутимым видом.

– Ариша, я хочу, чтобы ты выяснил, действительно ли Степанов выиграл в рулетку такую крупную сумму.

– Какую?

– Я так и знала, что ты меня не слышишь! Мы о чем сейчас говорим? Точнее, о ком?

– Полетт, ты же знаешь, когда я раскладываю пасьянс, то практически отключаю сознание. Это занятие для меня – что-то вроде медитации. Ну вот, не сошелся! – Дед с досадой бросил карты на стол. – Ладно, что там у тебя?

Я повторила все с самого начала и резюмировала:

– Одним словом, осталось узнать, действительно ли выигрыш имел место, или Степанов просто придумал такую отмазку. Ты возьмешься за это?

– А разве у меня есть выбор?

– Спасибо, Ариша. Сколько времени тебе потребуется?

– Ну, дня два-то мне надо, а может, и больше. После того, как казино закрыли, не так-то просто найти людей, которые владеют нужной нам информацией. Если Степанов в «Крестовом короле» выиграл, то достаточно будет одного звонка, а вот с другими заведениями посложнее. Но ничего, мир слухами полнится, думаю, с поставленной задачей справлюсь. Ты мне только побольше сведений о том Степанове дай – сколько ему лет, как он выглядит и все такое прочее…

ГЛАВА 3

Прошло три дня. Ариша вернулся домой и заявил прямо с порога:

– Врет все твой сантехник. Его никто ни в одном горовском казино не видел. Если бы он там даже два или три года назад появился и сорвал миллионный куш, его определенно бы запомнили. Да и потом, Полетт, я немного систему знаю, новичку такие деньги выиграть в рулетку у казино практически невозможно.

– А как же насчет того, что новичкам и дуракам всегда везет?

– Сказки, – отмахнулся Ариша. – Во всяком случае, в Горовске такого давно не было, лет семь уже…

– Ну что ж, отрицательный результат – тоже результат. Раз Мишаня врет, значит, он таким образом пытается скрыть правду. Похоже, парень действительно ограбил старушку.

– Но ты все-таки не уверена?

– Сомнения, конечно, остаются, но очень маленькие.

– Боюсь, тебе не удастся найти новые доказательства его вины, времени много прошло, – посочувствовал мне Ариша. – Полетт, я знаю, что ты не любишь отступать, но, может, это как раз тот случай? Степанов все-таки сидел на скамье подсудимых, но присяжные его оправдали.

– Дедуля, их сбил с толку Крючков.

– Ну и что?

– Прости, я не хотела проводить такую параллель, но все-таки придется. А если бы Синдякова судил суд присяжных и оправдал его?

– Полетт, ты действительно напрасно провела такую параллель. Тот прокурор вообще не попал под следствие.

– И все-таки? Если бы на Синдякова завели уголовное дело, стали бы судить, но оправдали?

– Как бы его, интересно, оправдали?

7
{"b":"166147","o":1}