ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну и что? Не стоил, так будет стоить. И потом, я думал, это вопрос жизни и смерти…

Джулс понял, что мало-помалу пятится назад.

— Все так. Но мне же не поместиться ни в одной из этих консервных банок. У тебя есть что-нибудь побольше? Старый «флитвуд» или «девиль-седан»? Мне нужна самая большая тачка из всех, что у тебя есть.

Билли Мак воинственно скрестил руки, смахивая при этом на индейского вождя по имени Бешеный Конь перед битвой у Литтл-Биг-Хорна.

— Естественно! Естественно, у меня есть кое-что еще! Но ты же не дал мне показать другие тачки! Нет! Ты потратил три минуты моего драгоценного времени, чтобы поныть на плохой выбор!

— Ну ладно, ладно… Прости. Так где ты прячешь остальное?

На лице Билли снова расцвела улыбка.

— За мастерской. Пошли!

Поспеть за Билли, несмотря на его коротенькие ножки, было непросто.

— Сейчас я покажу тебе жемчужину моего собрания! Ты ведь всегда любил «кадиллаки», верно? Ну так вот, стоит прокатиться на этой красотке, и поймешь, почему «кадиллак» называют мировым эталоном качества. Достаточно просто посидеть в ней! Кожаные сиденья как пух — сел и вставать уже не захочется! Не автомобиль, а киска на колесах! Электрические стеклоподъемники! Электрозамки! Автоматическая коробка передач! У этой малышки есть все!

Билли Мак все говорил и говорил, а настроение у Джулса все поднималось и поднималось. Пускай его дом сгорел дотла. Пускай банда смертельно опасных кровососов выживает его из родного города. Да, придется безбожно переплачивать Билли, но и это не главное. Главное, что он снова будет верхом на прекрасном скакуне.

Билли Мак внезапно остановился и широко раскинул короткие ручки.

— Опля!

Джулс растерянно завертел головой.

— Ну? И где она?

— Прямо перед тобой.

Джулс изумленно уставился на маленький золотистый седан, который был чуть шире его самого.

— О чем ты? Это же «чеви-кавалер».

— Нет, это «кадиллак». «Кадиллак-циммарон»! Самый низкий расход топлива из всех «кадиллаков»! Коллекционная модель. Их выпускали года два или три.

Приподнятое настроение Джулса зачахло, едва успев расцвести. Он кое-как сдержался, чтобы не закричать. Один-единственный «кадиллак», и тот, как выясняется, крохотное недоразумение. Убогая малолитражка, которой спереди прикрутили решетку «кадиллака»!

— Нет, нет и нет! Мне нужен нормальный автомобиль! Нормального размера с вместительным багажником! «Бьюик», «олдсмобиль», пусть даже «понтиак». Только он должен быть большим!

Билли Мак задумался.

— Так тебе надо большой автомобиль?

— Вот именно! Большой.

— Но «циммарон» ведь очень миленький.

— К черту «циммарон»! У меня даже задница в него не влезет!

— Только не надо беситься, приятель! Думаю, у меня есть для тебя кое-что подходящее. Неделю назад я купил на распродаже одну тачку. В порядок привести не успел, и все же это такая милашка! Классика! Вообще-то я собирался оставить ее себе, да раз ты не смог подобрать ничего по вкусу, то Билли Мак готов пойти на жертвы. Такой уж я человек!

Джулс шумно втянул воздух.

— Ладно, ладно. Давай показывай.

Билли Мак провел своего клиента в самый дальний угол двора.

— Вот она, — сказал Билли со сверкающими глазами. — Правда ведь красотка? Когда ты заберешь ее отсюда, мое сердце разобьется на мелкие кусочки.

— «Линкольн», — протянул Джулс с отчаянием в голосе. — Это «линкольн»…

* * *

Спустя три часа Джулс уселся в свой новоприобретенный «континентал-марк» 1974 года выпуска, который обошелся ему в одну тысячу восемьсот долларов. Правда, Джулс начинал торг всего с четырехсот, но его положение было не из выгодных. В свое время этот автомобиль был серебристого цвета. За четверть века под солнцем Луизианы от краски почти ничего не осталось, и теперь кузов пестрел оттенками тускло-серого с крапинами ржаво-коричневых язв. Черный виниловый верх автомобиля, густо покрытый трещинами и чешуйками, казалось, страдал тяжелой формой псориаза. Передние выдвижные фары застряли в полураскрытом положении. Вмятинами на кузове автомобиль будто подмигивал Джулсу — совсем как игривая шлюха преклонных лет. На счетчике стояло 37 256 миль. Это могло значить и 137 256 миль, и 237 256, и даже 337 256. Взглянув на вытертую обивку зебрового окраса, Джулс содрогнулся. С зеркала заднего вида, полностью гармонируя со всем салоном, безжизненно свисали две пушистые игральные кости некогда красного цвета.

Билли Мак с энтузиазмом похлопал по тускло-серому капоту.

— У внутреннего замка, который я тебе на багажник поставил, гарантия семь дней. Квитанции не выкидывай. А вообще, приятель, даю слово — ты эту детку полюбишь! Она ходит как швейцарские, мать их, часы!

Вспомнив о времени, Джулс посмотрел на свои часы. Почти половина четвертого. Три часа до восхода. Он выхватил ключи от машины из рук Билли, промычал «спасибо» и сдвинул водительское сиденье как можно дальше от руля.

* * *

Джулс прочел «На дороге» Джека Керуака сразу, едва эта книга вышла в свет. Тогда она ни на секунду не вызвала у него желания покинуть город и отправиться в путь. Теперь, после получасовой езды по автостраде на восток, у Джулса создалось неколебимое мнение по поводу жизни на колесах. Она затягивает.

«Линкольн» на третью передачу не переключался, и ехать быстрее сорока пяти миль без того, чтобы не прогорели поршни, Джулс не мог. Другие автомобили проносились мимо смазанным потоком красных габаритных огней и раздраженно сигналили.

Джулс изо всех сил старался не думать о том, как по-крупному его нагрел Билли, но ничего не получалось. Для человека без четырех передних зубов Билли Мак был редкостным кровососом. Джулс снял со счета все деньги, чтобы рассчитаться за машину, триста долларов выложил за внутренний замок на багажник, еще пятьдесят — за дрянную сломанную лопату, и ко всему добавились ростовщические двадцать четыре процента. К тому времени, когда Билли заканчивал устанавливать замок, Джулс всерьез задумался, не прокусить ли тому шею, сэкономив таким образом две тысячи восемьсот долларов. Чуть было не решился, но передумал — все-таки дельного механика найти непросто.

При помощи лопаты за пятьдесят долларов Джулс наполнил багажник «линкольна» слоем мокрой земли со двора своего погибшего дома. Честно говоря, он и сам не знал, насколько правдива легенда о том, что вампир должен спать только в земле с места рождения. Что, если подходит любая почва? Когда-то у него не было нужды об этом думать. Если же легенда говорит правду, то как узко или как широко надо понимать слова «место рождения»? Следует ли использовать почву лишь с собственного двора или подойдет земля с других районов Нового Орлеана, его окрестностей или даже соседних городов? Может, не было необходимости рисковать и возвращаться к дому так скоро после пожара? Спорный вопрос, однако, учитывая то, что фортуна последнее время повернулась к Джулсу спиной, экспериментировать не стоило.

Как только мысль о фортуне пришла Джулсу в голову, начался ливень. Вода хлынула с небес так сильно, с такой злобой и ожесточением, что казалось, по облезлой крыше «линкольна» колотят тысячи молоточков. Джулс подумал, не мамин ли это дух выказывает гнев на нерадивого сына, который умудрился потерять их общий дом. «Линкольн» на лысых покрышках сразу принялся скользить по мокрому неровному асфальту. Огромный автомобиль швыряло с полосы на полосу, пока Джулс боролся с непривычным рулем и строптивой педалью тормоза. Сбавлять скорость он, однако, не решался. Всего час до рассвета! Ему кровь из носа следовало добраться до Батон-Ружа. Нигде ближе за пределами Нового Орлеана крытых автостоянок не было.

Ветхие стеклоочистители особой пользы не приносили, а только размазывали воду, рисуя кончиками скребков две брови на ветровом стекле. Джулс выключил их и опустил боковое стекло. Попытался стереть воду рукой, но безуспешно — впереди оставалась та же водянистая муть.

22
{"b":"166152","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бумеранг мести
Записки с Изнанки. «Очень странные дела». Гид по сериалу
Незнакомка, или Не читайте древний фолиант
Ангел мщения
Контрзащита
Ученица. Предать, чтобы обрести себя
Будни анестезиолога
Французское искусство домашнего уюта
Селфи на фоне дракона. Ученица чародея