ЛитМир - Электронная Библиотека

— Простите, сестра. Мы с моим мальчиком хотим поглядеть на вашу библиотеку. Не подскажете, как бы нам ее найти?

— Ах, вы, вероятно, имеете в виду наш Информационный центр!

— Да, наверное. Там, где книги хранятся и все такое прочее.

— Ах, сэр, в нашем Информационном центре хранится гораздо больше, чем просто книги! Там расположен компьютерный зал, аудиовизуальная студия и графическая мастерская. Это один из лучших информационных центров среди всех средних школ Юга. Мы очень, очень гордимся нашим Информационным центром.

— Понятно. Так как нам найти его?

— Поднимитесь на второй этаж по лестнице в конце холла, а затем поверните направо. Или воспользуйтесь лифтом — вон там, за углом.

— Спасибо, сестра. Мы лучше по лестнице. Всего доброго.

Низенькая монашка втянула носом воздух, как лесной сурок, который вылез из своей норки в первый день весны.

— Вы не чувствуете? По-моему, что-то горит…

Джулс, потянув Дудлбага через переполненный холл к лестнице, скривил лицо, а затем дал спутнику подзатыльник.

— Дудл! А ну погаси эту чертову сигарету!

Нырнув в лестничный пролет, оба вампира вздохнули с облегчением. Джулс направился к фонтанчику, установленному в самом углу площадки, и смочил шею холодной водой, чтобы унять боль от ожога.

— Тебе непременно надо было поболтать с монахиней, не так ли? — сказал Дудлбаг, размахивая обожженными руками. — Затрещина, кстати сказать, мне тоже не очень понравилась.

Джулс брызнул в Дудлбага пригоршню воды.

— Но я ведь узнал, где библиотека, разве нет?

— Не библиотека, а Информационный центр.

— Один черт. Прости за подзатыльник. Надо было скорей что-то придумать.

— В следующий раз придумывай головой, а не руками.

Они поднялись по лестнице на второй этаж. Информационный центр школы оказался вполне достоин среднего по размерам университета. Преобладали здесь не столько книги, сколько компьютеры. После недолгих поисков Джулс с Дудлбагом наткнулись на собрание школьных ежегодников в боковой комнатке с плохим освещением и затхлым запахом.

На пыльных деревянных полках выстроились толстые тома в твердых переплетах — ежегодники «Иезуита», начиная с двадцатых годов. Джулс сгреб с полки десять фолиантов, датированных 1976–1986 годами, и с глухим стуком опустил всю стопку на ближайший стол.

— Если верить Морин, он мог учиться в «Иезуите» в любые из этих годов.

— Что ж, давай смотреть, — сказал Дудлбаг. Он огляделся по сторонам, явно чувствуя себя очень неуютно. Чем скорее мы уберемся подальше от всех этих распятий, тем лучше.

— Да будет так, брат.

— Ты уверен, что сможешь его узнать?

— О да, — ответил Джулс и взял первый том. Он пропустил страницы об ученических буднях и спортивной жизни, сразу перейдя к фотографиям новых учеников. — Я его уродливую морду на всю жизнь запомнил. Наверное, тут он будет немного помоложе и покоричневее, но спутать я его ни с кем не спутаю.

* * *

Через полтора часа многочисленные распятия на стенах и страницах ежегодников начали делать свое дело. Оба вампира нещадно потели. Первые три или четыре тома Джулс просмотрел довольно быстро, поскольку в те годы число темнокожих учеников было невелико — человек пять-шесть на страницу. Затем их количество стало постепенно возрастать, и Джулсу приходилось сильнее напрягать внимание, выискивая узкий подбородок и холодные жестокие глаза, которые так хорошо врезались в его память. Многие лица казались мягкими и даже наивными. В этих случаях трудностей не возникало. Другие смотрелись подозрительными, циничными, иногда обозленными, и Джулс вдруг подумал, что даже дети, которые имеют возможность учиться в такой школе, и те не избавлены от жесткого влияния улицы.

Он вытер мокрый лоб, затем открыл ежегодник за 1981–1982 год и сразу перешел к фотографиям и сведениям о новичках. На первой же странице обнаружился портрет, который будто заехал Джулсу с полулета прямо в нос.

— Мать честная!.. Вот он!

— Точно?

— Точнее не бывает! — Вампир быстро прочел подпись рядом с фотографией. — Только погляди — этот маленький засранец был в команде дискуссионного клуба! Неудивительно, что он тарахтел без умолку, перед тем как помочиться на мой гроб.

— Дай посмотрю. — Дудлбаг потянул ежегодник на свою часть стола.

Джулс ткнул в портрет толстым указательным пальцем.

— Значит, его зовут Малик Рэдо? Удивительно. Не думал, что настоящее имя будет так похоже на пот de guerre.

— Говори по-нашему, а?

— Я имел в виду — на кличку. Должен признать, это довольно остроумно — заменить Рэдо на Радо.

Джулс подтянул фолиант обратно на свою сторону стола и еще раз прочел краткую характеристику.

— Не забудь похвалить его, когда встретишь.

— Думаю, ждать осталось недолго. Теперь, когда есть имя, мой приятель из «Нью-Орлеан таймс» наверняка сможет что-нибудь раскопать. Будем надеяться, у нас появятся серьезные зацепки.

— А может, беспокоить твоего милого друга из газеты и не придется.

Дудлбаг нахмурился.

— Почему? У тебя есть идея получше?

Джулс победно улыбнулся.

— Описание до конца не прочитал? Эти иезуиты — парни основательные. Они перечисляют не только имена своих учеников, но и имена их родных братьев и сестер, которые ходят в другие католические школы? У нашего Малика имеется сестра.

* * *

Первая Элайша Рэдо из тех, что были перечислены в телефонной книге, оказалась пятидесятивосьмилетней прабабушкой и воспитывала своих внуков и правнуков в трехкомнатной квартире в восточном районе Нового Орлеана. Вторая Элайша Рэдо покинула город, не оставив нынешнего адреса ни соседям, ни своему бывшему домовладельцу. Третья и последняя Элайша Рэдо жила в скромном, но опрятном домике на Лорел-стрит, в паре кварталов от музыкального клуба «Типитина».

Сам район, судя по всему, был небезопасен. Некоторые дома пустовали уже несколько месяцев или даже лет и были густо покрыты «автографами» многочисленных местных банд. Дорогу щедро покрывали рытвины. Самые крупные из них были засыпаны кучами грязного гравия, который приносил пользы не больше, чем лейкопластырь — тому, кто срочно нуждается в радикальной хирургии. В высокой траве тут и там валялись поломанные магазинные тележки.

Тем не менее дом, который Джулс и Дудлбаг собирались посетить, был недавно окрашен, обнесен высоким, ровным забором, а лужайка перед ним аккуратно подстрижена. За домом стояло подсобное строение под металлической кровлей. Джулс попробовал открыть ворота, однако заметил, что они заперты на висячий замок. К счастью, воротная стойка оказалась снабжена звонком. Джулс позвонил.

Через пару секунд портьера на одном из окон отодвинулась, и оттуда опасливо выглянула молодая темнокожая женщина. Выглядела она лет на тридцать — чуть меньше или чуть больше, что вполне соответствовало тем сведениям, которые Джулс извлек из ежегодника. Она приоткрыла окно ровно настолько, чтобы вести разговор с непрошеными гостями.

— Что вам надо? Уже поздно.

— Вы Элайша Рэдо?

— Может быть. А может быть, и нет. Все зависит от того, что вам надо от Элайши Рэдо.

— Мы хотели поговорить о вашем брате Малике.

Выражение ее лица, холодное и непроницаемое, ничуть не изменилось.

— Никакого брата Малика у меня нет. Вы ошиблись адресом. Идите донимайте кого-нибудь другого.

Она попыталась закрыть окно, но от высокой влажности рама разбухла и затворяться не хотела. Хозяйка чертыхнулась. Дудлбаг, одетый в симпатичную шелковую блузку и юбку с высоким разрезом, воспользовался заминкой.

— Мисс Рэдо! У нас очень серьезная причина искать встречи с вашим братом! Мы все знаем об особенностях его положения и хотим предупредить о новом заболевании, которое передается с кровью и очень опасно для всего кровопьющего сообщества. Это крайне важно.

Мисс Рэдо оставила раму в покое.

53
{"b":"166152","o":1}