ЛитМир - Электронная Библиотека

Дудлбаг волок Джулса к Барон-стрит. Не в силах двигаться хоть немного быстрее, они кое-как обходили распростертые на земле тела раненых. Некоторые женщины растерянно искали своих детей. Подростки, торопясь скрыться от полиции, сталкивали тех, кто послабее, в канавы.

— Хорошо, что такая неразбериха, — с надеждой сказал Дудлбаг. — Легче будет скрыться.

Джулс скривился — сломанные ребра вонзались ему во внутренности, совсем к этому непривычные.

— Ага… двум белым парням в чем мать родила… о черт!., слиться с местной толпой труда не составит.

Они повернули на Барон-стрит. «Линкольн» стоял, припаркованный на середине квартала. Никогда прежде Джулсу так не нравился вид его потрепанного жизнью автомобиля.

— За руль, наверное, тебе самому сесть придется, — промычал он Дудлбагу. — Я лучше лягу на заднее сиденье…

Дудлбаг постарался усадить друга в «линкольн» как можно бережней, но дверной проем был настолько узок, а живот раненого настолько велик, что Джулсу показалось, будто «кадиллак» Мэлиса снова размазывает его по кирпичной стене. Зато двигатель завелся с первой попытки. «И на том дяде Форду спасибо», — подумал Джулс, глядя на кривобокие подголовники и стараясь не потерять сознание.

— Как отсюда быстрее выбраться? — спросил Дудлбаг с напряжением в голосе. — Через Клейборн-авеню?

— На Клейборн… не надо, — через силу ответил Джулс. Сирены выли так громко, что казалось, звук идет из его собственной головы. — На Клейборн будет полно копов. Поезжай к авеню Святого Чарльза… Только медленно, будто никуда не торопишься. Надень мой плащ. Белую женщину… копы не подумают… остановить…

— Сейчас налево?

— Да, налево…

На этот раз темнота, в которую провалился Джулс, была полной.

* * *

Когда Джулс снова открыл глаза, они уже никуда не ехали, и находился он не в автомобиле. Каждая клеточка его тела пульсировала от боли. Таких мучений он не испытывал даже после ванны со святой водой. Вглядываясь в полумрак, Джулс попытался понять, где находится. Судя по всему, он был в каком-то здании с очень высокими потолками и лежал у бесконечно длинной глянцевитой стены. На ее перламутровой поверхности отражалась огромная гротескная тень Дудлбага.

— Мы… мы где? — хрипло выдавил Джулс.

Над ним сразу нависло обеспокоенное лицо друга.

— Очнулся? Это хорошо. Мы в кинотеатре. «Линкольн» я оставил на заднем дворе, за Канал-стрит. После всей этой заварушки на улицах полно полицейских патрулей. Я подумал, будет разумнее на какое-то время залечь на дно, прежде чем в отель возвращаться.

— Кинотеатр… значит, это или «Джой», или «Стейт Пэлис Лоу». Или «Сэнджер»… Мать честная, как же мне хреново…

— Я старался осторожней тебя из автомобиля вытаскивать. Надеюсь, хуже тебе не сделал?

— Мы рядом с городской больницей, верно?

— Вроде бы да. Если ты имеешь в виду огромное грязное здание в стиле арт-деко за правительственным комплексом.

— Точно. Оно самое.

Джулс быстро прикинул, какие у него могут быть травмы. Сломанные или треснутые ребра — наверняка штуки три, а то и четыре. Левое плечо, вероятно, вывихнуто. Если какое-нибудь из ребер сломалось особенно сильно и завернулось внутрь, то добавится проколотое легкое, или почка, или еще что-нибудь.

— Жалко, в больницу пойти нельзя. У меня внутри будто все перемолото. Тут просто за день или за два отлежаться не получится.

Джулс почувствовал, что ноги и руки у него вдруг затряслись. Потом дрожь прошла по всему телу. По шее и бокам потекли ручейки пота. Что это? Он впадает в шоковое состояние?

— Отвези меня к доку Ландрю. Он друг. Мы работали вместе. Он мне и раньше помогал. Попросим его ребра мне перетянуть, чтоб хуже не стало. Может, он заодно и вколет чего-нибудь для поправки.

— У меня есть идея получше. — Дудлбаг опустился на колени рядом с другом и заглянул ему прямо в глаза. — Я тебя загипнотизирую, а после ты сможешь излечить себя сам.

— У тебя крыша поехала, что ли? Тебе прекрасно известно — вампир не может загипнотизировать другого вампира.

— Как правило, но не всегда. Сейчас ты на грани перехода в шоковое состояние. Природная, подсознательная защита твоего разума от воздействия гипноза очень ослаблена. Ты ведь сам убедился, что, достигая высокого уровня концентрации, можно резко поднять и уровень управления собственным телом, достичь способности к более сложным телесным метаморфозам. Я хочу использовать постгипнотическое внушение. Это своеобразный рычаг — стоит надавить на него, и нужный уровень сосредоточенности будет достигнут.

Озноб и тошнота, накатывая волнами, становились все сильнее.

— Ладно, ладно! Делай как знаешь, только быстрей. Но если ничего не получится, чтобы отволок меня быстренько к доку, понял?

— Договорились. Теперь лежи спокойно и внимательно смотри на меня.

— Будешь качать перед моим носом карманными часами?

— Нет. Начинай считать от ста в обратном порядке.

Джулс из последних сил пытался унять дрожь в ногах и руках.

— Ладно. Начинаю. Сто. Девяносто девять. Девяносто восемь. Девяносто семь. Девяносто шесть… Э-э… Девяносто шесть… Девяносто… девяносто…

Джулс опять стоял в подвале Морин и чувствовал себя отлично — так, словно только что проглотил все до одной чудесные таблетки дока Ландрю. Над головой у него, придавая еще больше сил, невидимо парил Дудлбаг. Рассудок Джулса был невероятно, удивительно ясен. Вокруг его ног словно по волшебству появилась игрушечная железная дорога. Потом столь же чудесным образом на полу возникла нарисованная мелом линия, которая будто светилась в полумраке и звала в путь. Джулс вытянул руки в стороны, и на ладони ему опустилось по блюдцу с чашкой. Крохотный локомотив с пыхтением побежал по рельсам. Не успел Джулс опомниться, как его ноги — сами собой — двинулись вдоль тропинки из мела с той легкостью и скоростью, с какой бегают шарики по смазанному маслом желобку подшипника. Все до единого перекрестки он прошел идеально. Это оказалось так легко! Ничего в жизни не давалось ему так просто!

Джулс моргнул. Сначала раз, потом — очень быстро — еще трижды. Он опять был в кинотеатре и по-прежнему лежал на полу. Что, лечение закончено? Однако озноб и тошнота так и не исчезли. Он неуверенно поднял руку, положил ее на ребра и слегка надавил. Тут же нахлынула волна такой нестерпимой боли, что Джулс едва не сложился вдвое.

— Ой-е! — взвыл он немедленно. — Наврал, чертов крысеныш! Ни черта ведь не сработало! У меня до сих пор все переломано!

— Ну разумеется, у тебя до сих пор все переломано. Ты же ничего еще сделать не успел. Пока мы только подготовили почву для постгипнотического транса. Эта часть прошла отлично. Относительно состояния, в котором находится твой мозг, я оказался абсолютно прав.

Джулс насупился.

— Молодчина. Обязательно потребую от твоих монахов, чтоб прислали по почте орден — тебе на лоб прилепить. Теперь-то чего делать, умник?

— Ты помнишь, как я изменил себе размер груди и объем талии и бедер? Ты должен достичь той же степени управления своим телом. Помочь в этом может какая-нибудь яркая зрительная метафора. Ну, скажем… Твоя мама умела вязать?

— Если ты про всякие там шерстяные пинеточки-носочки, то нет. Дай-ка подумать… Когда во время войны все стали продавать по карточкам и почти ничего нельзя было купить, ей часто приходилось штопать мне носки.

Дудлбаг улыбнулся.

— Отлично. Теперь слушай внимательно и запоминай. Я назову тебе слова, которые должны погрузить тебя в пост-гипнотический транс. Ты произнесешь их, а потом зрительно представишь такую картину: твоя мама сидит в кресле и штопает носки. Она продевает в иголку новую нитку, прокалывает ткань иглой и кладет стежки ровно и плотно один к другому. Потом ты представишь, что оказался на ее месте и тоже штопаешь. Только не носки, а собственные кости. И в самом конце надо вообразить, что видишь скелет — такой, какие стоят в школьных классах анатомии, но только твой собственный. Целый и невредимый. Все понятно?

72
{"b":"166152","o":1}