ЛитМир - Электронная Библиотека

- Почему?

- Потому что понимаю, это не продлится всю жизнь. Хотя о чем это я? - усмехнулась иронично над собой. - Ничто не длиться вечность, всему когда-нибудь приходит конец. А хорошему всегда слишком быстро.

- Ты меня пугаешь, - Руслан сел отпустив меня и теперь смотрел сверху. - Откуда вдруг такие мысли? Человек сам кузнец своего счастья и мы будет счастливы до тех пор, пока сами того хотим, - посадил меня напротив себя. - Отвечай, что произошло?

В мужских глазах светилось беспокойство, он слишком близко принимает к сердцу любую ерунду, но ерунду касающуюся меня. Ну вот, теперь и Руслану не по себе. И зачем надо было распускать язык?

Муж ждал. Я молчала.

- Не молчи, - доверительно произнес вкрадчивый голос. - Говори, что тебя беспокоит.

- Я и сама не знаю, - прошептала, отчаянно жалея, что допустила подобный разговор. Ни к чему он не приведет, только расстроит обоих. Глупые страхи в глупой голове. - Все хорошо. Правда. Может только легкая усталость.

Смотрела чистым открытым взглядом, но мне не поверили. Руслан нахмурился.

- Зря я позволил себя отговорить от поездки на острова, - произнес с сожалением.

- У нас тендер на строительство, - возразила я уверенно. - Вот выиграем его и сразу рванем отдыхать.

- Для меня гораздо важнее твое душевное состояние. Ты слишком мало отдыхаешь, работа, беременность, роды, - перечислил муж последних лет события. - Послеродовая депрессия...

- Да не было у меня никакой депрессии! - воскликнула гневно и вскочила. Сколько нервов я уже потратила доказывая в прошлом сей факт. - Ну, было у меня тогда несколько дней угнетенное настроение, упадок сил, просто усталость. Вот и все! Никакая не депрессия!

- Ладно-ладно, успокойся, - муж тоже поднялся, успокаивающе выставив руки вперед, показывая, я сдаюсь, я верю.

Уф! Выдохнула. И чего это я так разошлась? Детский плач огласил комнату. Молодец, разбудила Ваньку.

- Я успокою, - Руслан быстро прошмыгнул мимо, направляясь к дивану на котором уже не спал ребенок.

А я снова опустилась на ковер, налила себе в бокал еще вина, сделала глоток. На пустом месте устроить истерику. Что со мной происходит? Не надо никаких причин из внешнего мира, я сама все испорчу, вот в чем дело, вот чего я боюсь. Испортить все самой. И не на кого будет пенять. Некого будет винить. И что может быть горше потом, нежели осознавать свою вину в том, что имела и потеряла?

Огонь в камине догорал, вино в бокале горчило, но я не позволила хандре себя победить, встряхнула головой, раскидав темные кудри по плечам, в душе вспыхнули искорки задора.

Когда через минут десять Руслан присел рядом, не дала ему ни единого шанса продолжить ненужную дискуссию, повалила мужчину на спину, оседлав сверху, наклонилась и прошептала на ухо:

- Забудем обо всем.

Припала к манящим губам в горячем поцелуе, отклик последовал незамедлительно. Все мысли, страхи прочь, здесь и сейчас только мы, только наши чувства, разгоряченные тела. Не позволю никому все испортить, и себе тоже.

Насладившись любовью, удовлетворенные и счастливые мы лежали, раскинув руки и ноги, на мягком белом ковре, словно на пушистом снегу, вслушиваясь в тишину, в общее дыхание. Ощущалась приятная усталость во всем теле, безмятежность расплывалась в душе сладким сиропом, по венам ленивым потоком все еще струилась страсть, превращаясь из обжигающей в истому бесконечной нежности. Приподнялась, потянулась, поцеловала мужа в плечо, и вдруг вскочила на ноги.

- Ты лежи, я сейчас, - скомандовала Руслану, потому что он было тоже подорвался за мной. Заинтригованный он опустился обратно на ковер. Подхватила мужскую рубашку лежащую неподалеку, накинула на себя и под недовольным мужским взглядом, может оттого, что ускользнула, может, что оделась, унеслась в сторону кухни.

Достала из холодильника сливки, выдавила из тюбика в глубокую миску, так удобней будет макать фрукты и ягоды, которые я положила в другую миску. Пока нарезала сочный персик, сунула пару долек в рот, и вот эта клубничка прямо смотрит на меня, последовала туда же.

Появилась в комнате, неся в каждой руке по блюду, медленно приближаясь к распростертому на полу мужу. Почувствовала острое возбуждение, предвкушение забавы, полностью обнаженные, будем кормить друг дружку лакомствами, и можно будет не только фрукты макать в сливках, дрожь прошлась по телу, ненасытная маньячка. Но было приятно знать, что не я одна такая. Горящие глаза жадно следили за моими неприлично виляющими бедрами, которые едва прикрывала розовая материя рубахи, колыхающаяся при каждом моем шаге.

Подошла, подмигнула мужу, в нетерпеливом ожидании, приподнявшемся на локте, веселые чертики прыгали в карих глазах, явно приветствуя мою идею.

- На спину, - скомандовала хрипло.

Распростертое мускулистое тело, смотреть на него можно было до бесконечности, все в моем распоряжении, каждый миллиметр плоти, каждый волосок на рельефных мышцах, я могу сделать с ним все что захочу. Мое возбуждение было конечно не так заметно как мужское, мои колени медленно подогнулись, опускаясь рядом, и... О ужас! Блюдо с холодными сливками выскользнула из руки, миллисекунды и оно приземлилось прямо на самый низ плоского живота, донышком к верху.

- Ой, - успела пискнуть я, прежде чем раздался возглас Руслана, который он не смог сдержать, даже если бы захотел.

Муж подпрыгнул, выбив из моей руки вторую миску, осыпав себя кусочками фруктов и ягод, при чем тоже холодных. Картина маслом. Нет, не картина, натюрморт. Хоть сейчас бери, слизывай сливки и закусывай тут же фруктами. Помимо воли у меня вырвался смешок. Затем еще один. И вот уже через минуту я ржала как ретивый конь. Вместо того чтобы извиниться, как-то попытаться помочь мужу избавиться от натюрморта, загладить свою вину, я разве что не билась в истерике, стоя на коленях, обхватив бедный животик, захлебываясь в хохоте, улавливая краем уха сердитые чертыхания.

Вытирая слезы с лица подняла голову.

- Зачем ты? - взмахнула рукой, моя мордашка разочарованно скуксилась. - Я бы... - сглотнула снова подступающий смех.

Зря я это сказала. Муж промолчал, он почти закончил счищать с себя нежный десерт, моей футболкой он вытер остатки сливок, едва заметно поморщился, коснувшись чувствительного места, и тоже поднял голову. Охо-хо-хо, сейчас что-то будет. Веселые чертики запрятались в темной глубине, но мужские глаза потемнели отнюдь не от страсти. Лицо на мгновение приобрело жесткое выражение, я и забыла, вернее почти не знала Руслана с этой точки зрения, а ведь он не мягкий пушистый медвежонок, он может быть беспощадным, когда надо. Тень хищной улыбки промелькнула на плотно сжатых губах. Я, глядя как кролик на удава поднялась с колен и безотчетно попятилась назад. Муж несокрушимой скалой надвигался. Юркнула за диван, чтобы между нами оказалось препятствие. Улыбнулась самой лучшей улыбкой, на какую была способна, пытаясь свести с ума ямочками, которые обожал Руслан. Не помогло. Мужчина коварно покачал головой, продолжая приближаться подобно хищнику к своей жертве, уйти не удастся.

2
{"b":"166227","o":1}