ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Почему мама хочет напиться
Девять способов зарабатывать голосом
Новогодний детектив (сборник)
Отражение. Зеркало любви
В зоне риска. Тонкости защиты женского организма. Как ВПЧ проникает в наш организм, чем он опасен и что поможет избежать последствий
Изречения и цитаты великих мыслителей
Красные туманы Полесья
Просто Космос. Практикум по Agile-жизни, наполненной смыслом и энергией
Мадьярский рикошет

- Прости? - произнесла ласково, томно прикрывая глазки. И снова мимо. Хищный оскал, нет, мне не сойдет с рук насмешка. Можно подумать я совершила преступление. Ну, опрокинула сливки на самое можно сказать мужское достоинство, да еще вдобавок посмеялась над сильным, слишком самоуверенным мужчиной. Так ведь нечаянно, не специально. Однако это мне не зачтется и заглаживать свою вину придется долго, очень долго. Взгляд в спасительной попытке метнулся на ребенка, так и есть, уже не спит, на этот раз разбуженный Русланом, перегнувшись через спинку дивана, подхватила сынишку на руки, не дожидаясь, когда он заплачет.

Прикрываясь ребенком как щитом, я кружила по комнате, мужчина как упрямый мул не думал отступать. Неужели я так глубоко задела его мужское достоинство? Можно сказать в прямом и переносном смысле, хмыкнула про себя.

- Положи ребенка, - нарушив, наконец, молчание, раздался вкрадчивый голос мужа, до этого он пытался испугать меня только своим грозным видом.

- Он больше не хочет спать, - беззастенчиво усмехнулась. - Да, солнышко? - подсадила Ваньку поудобнее на руках и чмокнула в пухлую протянутую к моему лицу ручку.

Снова рванула в сторону не рассчитав, что там, на моем пути стоит столик. Довольно таки сильно ударилась оголенным бедром об острый угол, из глаз тут же брызнули слезы, почувствовала, как нога дрогнула, и инстинктивно прижимая сильней ребенка к своей груди, я стала заваливаться в бок. И если бы не мгновенная реакция мужа... Обняв нас сзади, вернул меня в вертикальное положение не выпуская из надежных объятий. Минута тишины. Сердце в груди стучало как сумасшедшее, мое или мужа, чувствовала затылком взволнованное дыхание. Растрепанные мысли в голове, взбудораженные нервы, неприятные мурашки пробежали по спине. Какая же я бестолочь, безответственная, бездумная, у меня не хватало эпитетов, как говорится слов нет, одни эмоции. Мокрая дорожка бежала по щеке. Притихший малыш, которого обнимали мои руки и руки Руслана из-за спины, зашевелился, что-то угукнул, дернул ножкой. Взрослые отмерли следом. Из моих послушных рук осторожно забрали ребенка, я отдала без сопротивления. Любимый отнес малыша обратно на диван, положил, несколько секунд рассматривал, как тот играет, весело перебирая ножками в воздухе. Отвернулась, провела рукой по лицу, стирая следы слез и сожаления. Все хорошо, ничего плохого не произошло, вот только благодарить нужно не меня. Обратила внимание, что мои руки противно подрагивают. Черт. На ватных ногах прошла к камину, где рядом на ковре стояла недопитая бутылка, опустилась, схватила ее и хлебнула прямо из горлышка. Снять напряжение. Да, давай напейся еще. Тут же отставила ее. Не аккуратно. И терпкий запах разлитого вина закружил в воздухе, безучастно следила, как пятно впитывается в пушистый ковер. Неслышные шаги, рядом присел Руслан, поднял и поставил бутылку.

- Даша? - рука коснулась моего плеча.

Я вздрогнула. Отстранилась.

- Я достойна самого сурового наказания, - произнесла, покорно свесив голову.

- Ты моя глупышка, - одним уверенным движением муж привлек меня к себе. - Ты до сих пор не поняла? Я прощу тебе все, чтобы ты не сделала, - выдохнул в волосы, гладя мою спину.

- Все? - недоверчиво пробормотала в мужскую грудь.

- Все, - твердый ответ не оставляющий сомнений.

В моей груди забурлил водоворот чувств, я не знала радоваться или злиться.

- И даже если бы с Ванькой что-нибудь случилось? - спросила с придыханием, и почувствовала, как мужские руки вокруг меня сомкнулись сильнее.

- Но ведь ничего же не случилось, - успокаивающе прошептал он.

Я недовольно высвободилась из крепких объятий.

- Почему ты такой благородный? Давай, наори на меня, скажи, что легкомысленная, что плохая мать...

- Так, стоп! - прервал меня тут же строгий окрик. - Ты замечательная мать, а мелкие неприятности случаются со всеми, - и, не дав дальше клясть себя, закрыл мой рот поцелуем.

Поздней ночью оставив мужа в одинокой постели и проведав сладко посапывающего сынишку в детской спустилась вниз. В темном холле опустилась на диван, подоткнула под себя ноги. Задумалась. Что-то в последнее время я слишком много думаю. Не к добру это. Наверное наверстываю упущенное за те годы, когда предпочитала жить вообще ни о чем не думая. Странная человеческая сущность, все хорошо здесь и сейчас, а тебя все равно куда-то тянет, чего-то не хватает. Любая другая женщина на моем месте жила бы и радовалась. Что еще нужно? Дом, семья, работа. А мне неймется, мысли странные бродят в голове будоражат нервы. Может, я не создана для семейной жизни? Ну правда, я не хозяйка, я не умею создавать уют, быть хранительницей очага...

- Тебе не спится? - раздался голос мужа из-за спины, застав меня врасплох. Я вздрогнула, но не повернула головы. - Без тебя холодно. Я проснулся, а тебя нет. - На плечи опустились теплые ладони, лицо зарылось в мои волосы на затылке. Ответной реакции с моей стороны не последовало. А ему хорошо со мной? Я устраиваю его как жена во всех смыслах? Не пожалел ли он ни разу, что связался со мной? Чертыхнулась про себя. Задаваясь подобными вопросами можно уйти очень далеко и не вернуться. Остановись, пока не поздно. Дьявол! Чем дальше в лес, тем больше дров. Чем больше я рассуждаю, тем печальней у меня на душе. Да что со мной такое творится? - И почему ты сидишь в темноте? - с подозрением спросил он, не замечая или делая вид, что не замечает моей отстраненности.

От меня отстранились, тень прошлась по холлу, мелькнув впереди.

- Не надо, не включай свет, - попросила, заметив в полоске света из окна от фонаря, как мужская рука потянулась к выключателю. Рука послушно исчезла.

Шаги совсем близко, и рядом на диван сел Руслан. И странно, он сел не вплотную ко мне, а чуть поодаль.

И молчал.

Мы оба молчали.

Я поняла, снова расспрашивать меня он не станет, наступит собственным чувствам на горло, перетерпит, переборет, скроет недовольство, свою боль, с понимающим взглядом перестрадает. А я и дальше промолчу, потому что не знаю, что и как сказать.

Два родных человека сидели как чужие. Чья вина? И в чем она? Тени плясали на стене, ветер за окном играл кронами деревьев, среди раскачивающейся листвы мелькал желтый свет уличных фонарей. Черное небо без единого огонька. Где ты путеводная звезда?

В окне забрезжил рассвет, бардовая полоска окрасила линию соприкосновения неба с землей, постепенно увеличиваясь и становясь ярче, сменяя цвета на алый, нежно розовый, золотой. Огненный шар медленно выплывал из-за горизонта, даря надежду на новый день.

Детский плач разбудил нас. Я потянулась, разминая затекшие мышцы, приподнялась с мужской груди, где удобно устроилась, когда не помню, неудачно надавив коленкой Руслану в пах. Услышала хриплое 'Ох', подорвалась всем телом, автоматически извиняясь и едва не свалилась с дивана, так как лежала с краю. Хорошо подоспела надежная мужская рука. Выдохнула и виновато подняла голову, встречаясь с сонными темными глазами. Рука, все еще поддерживающая меня за спину, притянула ближе к себе, муж наградил меня утренним горячим поцелуем, в награду за доставленное неудобство, прошептал на ухо: 'Осторожно милая, нам еще это пригодится', еще раз поцеловал, затем аккуратно поставил на ноги меня и поднялся сам. Плач усилился, сын надрывался, срочно требуя присутствие, по крайней мере, одного из родителя. Мы отправились вместе.

3
{"b":"166227","o":1}