ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шелли, которая все это время сидела и слушала, поспешила к еестолу.

– Каррингтон? Из тех самых Сайкс Каррингтонов?

– Одна из них.

– Она продает «Уайт Пайнс»?

– Да. – На ее лице медленно появилась улыбка, которая делалась все шире. – И она хочет, чтобы я занималась продажей. Ты понимаешь, что это значит? Ты знаешь, какие будут мои комиссионные? Только что у меня появился шанс, который некоторые ждут всю жизнь.

Шелли предостерегающе положила ладонь на руку Энни.

– Я никогда не видела «Уайт Пайнс», но моя соседка, Пенни Хартман, рассказывала мне о нем. – Она понизила голос, чтобы дочери не могли подслушать. – Она сказала, что там водятся привидения.

Улыбка Энни стала еще шире.

– Ну– ну. Скажи Пенни, что это плохое время года для призраков и домовых, Шелли.

– Я только передаю то, что слышала. Пенни сказала, что у нее мурашки бегают, когда она просто проплывает мимо «Уайт Пайнс» на корабле каждое лето.

– Шелли, за те деньги, которые я заработаю на этой продаже, я готова примириться с любыми мурашками. – Энни отодвинула стул и встала. Поеду я лучше смотреть дом Драммондов. Мне нужно будет отправиться в «Уайт Пайнс» до того, как стемнеет.

Она сделала паузу.

– Я заеду попозже, чтобы забрать ключи, которые доставят сюда. Ты поработаешь за меня, пока меня не будет?

Шелли кивнула.

– Девчонки только рады задержаться здесь подольше. С тех пор, как ты подарила им фломастеры, карандаши и краски, я никогда не слышала от них жалоб на проведенное здесь время. – Она подняла глаза. – Ты в понедельник вернешься?

– : Если не смогу вернуться, я позвоню. – Энни щелкнула мышкой компьютера и создала новый файл под именем «Уайт Пайнс». Потом взяла свой дипломат.

Ей не терпелось приступить к работе.

– Шелли. – Энни, держа возле уха сотовый телефон, слушала шум дождя, колотившего по ветровому стеклу. – Я заезжала в дом Драммондов. Когда доберусь до «Уайт Пайнс», составлю калькуляцию и отправлю тебе по электронной почте. – Она замолчала. – Конечно. Я подожду. – Она помолчала, потом улыбнулась. – Хорошо. Передай мистеру Кэнфилду, что я встречусь с ним сразу же в понедельник утром. – Она вытащила свой пейджер и отметила номер еще одного звонившего. – Ладно, Шелли. Мне нужно ехать. У меня еще один звонок.

Набирая номер, Энни опустила стекло, и внезапный порыв ветра разметал ее темные, волосы. Она была возбуждена предстоящим уик-эндом. Не так много человек имели возможность спать в особняке и ходить по территории одного из лучших имений страны!

Через несколько минут, когда она закончила еще один деловой разговор по телефону, Энни задержала дыхание, впервые увидев «Уайт Пайнс». Она уже ознакомилась с фотографиями и бумагами, которые посыльный из юридической фирмы миссис Каррингтон доставил вместе с ключами. Мысленно она уже начала составлять план прилегающих построек, которые можно будет включить в рекламный буклет. Пляжный домик, беседка, полностью оснащенная конюшня. Все расположено на пятнадцати акрах первоклассной земли. Это крайне важно для продажи. Но фотографии были сделаны, вероятно, лет десять назад, когда имение было излюбленным местом отдыха высшего общества.

Сейчас же оно напоминало, скорее, уставшую пожилую светскую даму, цепляющуюся за остатки былой славы.

Сам дом стоял на совершенно потрясающей полосе земли. Острые утесы. Массивные валуны. И эта очаровательная водная гладь, насколько мог видеть глаз.

Энни остановила машину и просто смотрела, наслаждаясь красотой пейзажа. Земля, небо, вода, казалось, смешивались, образуя удивительную акварель зеленого и голубого оттенков. Дом был грамотно спроектирован, вписываясь в окрестности, – он словно всегда стоял здесь, как неприступная крепость, обращенная к морю и ветрам. Трехэтажный, построенный из камня и дерева, он выглядел одновременно и грубовато– массивным, и величественным. Вид смягчали высокие закругленные окна. Но все равно в нем угадывалась какая-то мрачная задумчивость, словно он хранил в себе множество тайн.

Энни завела машину и поехала по извилистой дороге к дому. При более пристальном внимании она обнаружила, что окаймляющие дорогу деревья неухожены, сады заросли сорняком. Фонтаны и скульптуры стали жертвами ветра и непогоды. Некоторые из них лежали на земле, опутанные лозами дикого винограда. Но все же, несмотря на весь этот упадок, здесь можно было навести порядок.

Почему этим местом годами не пользовались? Почему семья Каррингтонов бросила такое великолепие? Ей вспомнилось зловещее предостережение Шелли.

Энни вздрогнула и отмахнулась от мимолетного приступа страха. Это просто дождь так угнетающе действует на нервы. Времени на глупые мысли не было. У нее всегда было бурное воображение, которое временами казалось даже каким-то проклятием, потому что не соответствовало ее, по сути, здравомыслящей натуре.

Примерно через милю она остановилась у ступеней крыльца, которые были завалены листьями и мусором. Между трещинами в цементе начал расти мох.

Энни повесила сумочку на плечо и достала из багажника свой рюкзак с вещами и пакет с продуктами. Поднявшись по ступеням, она поставила вещи на землю и вытащила из кармана ключи. Отперев тяжелую дверь и толкнув ее, вошла в большое фойе. Щелчок выключателя залил помещение ослепительным светом от канделябра уотерфордского (Тяжелая стеклянная резная посуда, производившаяся в городе Уотерфорд в Ирландии с 1729 г.) стекла. Она глянула на пыльный пол из итальянского мрамора с золотыми прожилками. Слева от нее стоял элегантный стол в стиле Людовика XIV, а над ним висело зеркало в весьма необычной витой оправе. На столе и зеркале, отобранных миссис Каррингтон для вывоза, были бирки, прикрепленные ее сотрудниками.

Оставив вещи в фойе, Энни вошла в роскошный главный зал.

– Неплохо для летнего дома. – Она усмехнулась, вспомнив, что миссис Каррингтон описывала «Уайт Пайнс» как семейный загородный дом.

Она оглядела мебель, часть которой была накрыта белыми хлопчатобумажными покрывалами, а часть помечена бирками. Было что-то печальное в том, что такой прекрасный дом стоит безмолвным и мрачным, вместо того чтобы звенеть голосами живущих здесь людей.

Она остановилась у стены с окнами, через которые открывался захватывающий вид на террасы, сад и газон, спускающийся к воде. Здесь наблюдалось больше следов упадка – кирпич патио раскрошился, газон порос бурьяном.

Какой-то отчаянный человек вывел парусную лодку на воду в этот ненастный день, и теперь она прыгала на волнах, как пробка.

Удивившись неосторожности владельца парусника, Энни решила изучить верхнюю часть дома. Судя по всему, комнаты для гостей находятся на втором этаже. Взяв в фойе свои вещи, она стала подниматься по мраморной лестнице.

Наверху она увидела портрет симпатичного мужчины, красивой молодой женщины и двух мальчиков – белокурого и темноволосого. Братья, миниатюрные копии своего отца, были изображены в костюмах и с галстуками.

Энни немного постояла перед их портретом, любуясь игрой света и тени на лицах детей. Они расположились по обе стороны от своей прелестной матери, которая сидела в кресле. Позади них с гордым и покровительственным видом стоял отец.

Старший темноволосый мальчик смотрел прямо перед собой с сосредоточенным видом. Серьезный ребенок, подумала Энни.

Младший, его светловолосый брат, с любовью смотрел на мать, словно стараясь заглянуть ей в глаза. Прирожденный ловелас, решила Энни с улыбкой. Проверяет свое обаяние на первой в его жизни женщине.

Она оторвалась от семейного портрета Каррингтонов и прошлась по нескольким спальням, прежде чем обнаружила комнаты для гостей. Она выбрала для себя очаровательную гостиную с муаровыми стенами цвета персика и белым мраморным камином, которая переходила в спальню с окнами, выходившими на океан. Энни откинула с кровати покрывало и увидела восхитительное пуховое одеяло цвета персика.

Гардеробная была больше, чем спальня Энни в маленькой квартирке, которую она снимала в Транквилити. Ванная комната была отделана персиковым и белым мрамором, с очаровательной раздевалкой, с глубокой ванной, душевой, и могла вместить целую футбольную команду. Хотя все было покрыто слоем пыли и довольно сильно поблекло и потускнело, но выглядело по-прежнему элегантно.

2
{"b":"166594","o":1}