ЛитМир - Электронная Библиотека

— А-ах! — простонала она так, словно обнаружила бесценное сокровище. — Это же мед… о-о… галеты с медом!

Лисил покачал головой:

— Просто вскипяти воды… пока мы не подыщем хозяину этого дома более подходящее место для упокоения.

Магьер окинула взглядом старика.

— Пожалуй, стоит заодно избавиться и от его постели.

Хозяйничать в жилище мертвеца было как-то неловко, но кто из них сейчас отказался бы заночевать под крышей и отведать на ужин домашнюю стряпню, а не опостылевшую дичь? Лисил и Сгэйль закатали мертвого старика в дерюгу и вынесли во двор, чтобы похоронить. Магьер затолкала шар в дальний угол и уселась на полу, между тем как Оша добросовестно помогал Винн.

— Пойди во двор, поищи дождевые бочки, — с намеком в голосе велела ему Винн. — И смотри не принеси вместо дождевой воды болотной.

Длинное лицо Оши помрачнело. С глубоко пристыженным видом он взял чугунный котелок и двинулся к двери. Вскоре вернулись Лисил и Сгэйль, но анмаглахк почему-то остановился на пороге.

— Мне бы надо разведать окрестности, — сказал он, — чтобы нам окончательно решить, куда двигаться.

— Да брось ты это дело, — посоветовал Лисил, устраиваясь рядом с Магьер. — Отдыхай себе, а разведку оставим на утро.

Но когда Магьер оглянулась, Сгэйля в дверях уже не было.

* * *

Вельмидревний Отче, пребывавший в древесном алькове своего гигантского дуба, был безмерно встревожен. Половину месяца назад — после долгого молчания — он наконец получил сообщение от Хкуандува. Известия, однако, оказались куда хуже, чем он ожидал, — мягко говоря, неутешительные.

Магьер и в самом деле добыла артефакт.

Но Ахаркнис и Курхкаге мертвы, а Хкуандув и Денварфи потеряли ее след. Греймасга и его любимая ученица прикинули, каким путем скорее всего двинется Магьер, и пустились в погоню. Больше от Хкуандува известий не было, и Вельмидревний Отче мог только гадать, что же происходит. Каким образом эта бесстыжая женщина и ее спутники ухитряются так ловко ускользать от двух из его лучших анмаглахков?

Быть может, виной всему вмешательство Сгэйльшеллеахэ?

Не то чтобы Вельмидревний Отче ставил ему это в вину. Сгэйльшеллеахэ всего лишь повинуется обету защиты и своему понятию о чести. Нет, не заблудшего Сгэйльшеллеахэ следует во всем винить, а коварного Бротандуиве.

Если Магьер все же доберется до этих людских Хранителей, то вернуть артефакт будет труднее и последствия могут быть самые ужасные. Творению древних не место в людских руках!

Вельмидревний Отче все сильнее изнывал в ожидании добрых вестей.

В главном корне дуба, облекавшем его келью, зародился негромкий гул, и старец откинулся на спину, облегченно прикрыв глаза. Хкуандув наконец-то отозвался!

Отче?

В голосе, который проникал через древесину дуба в сознание Вельмидревнего Отче, не было и тени холодной бесстрастности Хкуандува. Голос этот звучал хоть и напряженно, но проникновенно, и при звуке его хрупкое сердце Вельмидревнего Отче забилось чаще.

— Сгэйльшеллеахэ?

Наступило недолгое молчание. Сгэйльшеллеахэ не давал о себе знать с тех самых пор, как отплыл на корабле из Гайне Айджайхе.

Отче, прости мне долгое молчание… многое случилось с тех пор, слишком многое.

Первым порывом Вельмидревнего Отче было выговорить Сгэйльшеллеахэ именно за то, что так долго молчал. Вторым — велеть Сгэйльшеллеахэ отобрать у Магьер артефакт и вернуться домой. Однако же положение было чересчур шаткое, да и в голосе Сгэйльшеллеахэ явственно звучали сомнение и боль. Что бы ни удерживало его до сих пор от разговора с Вельмидревним Отче, эта причина явно тяготила его.

Этот анмаглахк идет по краю пропасти. Его необходимо ободрить и укрепить.

— Как ты поживаешь, сын мой? Здоров ли?

Здоров, Отче… Голос Сгэйльшеллеахэ на миг прервался, но тут же зазвучал снова. Я по-прежнему путешествую вместе с Лиишилом и его спутниками. Бротандуиве посчитал, что плавание пройдет для них легче, если с ними на корабле будет переводчик, и я… я продолжил исполнять свой обет защиты. Но с тех пор столько всего произошло… и теперь мои мысли в смятении.

Высоко в горах я нашел Ахаркниса и Курхкаге. Они были убиты. Я не мог ни взять их тела с собой, ни сжечь. Только обратиться к предкам и попросить, чтобы они сопроводили их души домой.

Снова Сгэйльшеллеахэ смолк, а когда заговорил, в его голосе зазвучали странно резкие нотки.

Ведомо ли тебе, Отче, какую миссию исполняли они в тех местах?

Теперь замолчал уже Вельмидревний Отче. Все-таки он предпочитал не лгать открыто своим детям.

— Вести твои опечалят Криджеахэ. Сердце мое скорбит об их гибели. Быть может, твои собратья хотели пересечь кряж, но сбились с пути. Курхкаге часто действовал совместно с Уркарасиферином. Они замышляли разведать, как можно было бы использовать Илладонский Альянс, дабы подхлестнуть гражданскую войну в Древинке. Я побеседую с Уркарасиферином — возможно, он сумеет просветить нас.

Да, Отче. В голосе Сгэйльшеллеахэ зазвенело безмерное облегчение. Это будет наилучший выход.

— Как проходит ваше путешествие?

Магьер добилась успеха… однако еще нескоро мы сможем доставить ее находку туда, где ей надлежит остаться.

Вельмидревний Отче подавил вспышку досады.

Мы с Ошей направимся в Белу. Оттуда я пошлю тебе весть на случай, если поблизости окажется один из наших кораблей. Если нет, наше возвращение домой продлится несколько дольше.

— Ах да, ты же взял молодого Ошу в ученики. Меня это удивило, а впрочем, ты часто видишь многообещающие возможности там, где другие не могут разглядеть ничего. Как проходит его обучение?

Он выдержал не одно трудное испытание и остался непоколебим в служении и долге. Недостаток умения и опыта он с лихвой восполняет ревностным старанием. Я уверен, что со временем он займет достойное место в нашей касте.

Судя по голосу, Сгэйльшеллеахэ был рад поговорить о повседневных делах касты и трудностях обучения. Это подкрепило уверенность Вельмидревнего Отче в том, что он выбрал для разговора верную тему.

Сгэйльшеллеахэ всей душой предан касте, но он ступил на неверный путь под влиянием Бротандуиве и этой женщины-полувампира. Кто-то должен вмешаться и освободить его от тяжкой ноши.

— Я рад узнать, что ты здоров и благополучен, сын мой, — тепло проговорил Вельмидревний Отче. — И где же вы сейчас находитесь?

Где мы находимся?

— Я хочу подсчитать, сколько дней вам понадобится на то, чтобы добраться до Белы… и по возможности выслать за вами боевой корабль.

Это было бы как нельзя кстати, Отче. Мы сейчас к юго-западу от гор за Древинкой… в оконечностях мест, которые люди называют Топь.

— В болотах? Вам предстоит не слишком приятное путешествие. Насколько вы углубились в Топь?

Завтра утром мы уже двинемся прямо на запад. Нам повезло отыскать пустующую хижину, и по крайней мере эту ночь мы проведем со всеми удобствами.

Сознание Вельмидревнего Отче не могло проникнуть за пределы эльфийского леса. Зато когда кто-то из анмаглахков говорит с ним через словодрево, он может почувствовать то место, где находится собеседник. Когда анмаглахк прикладывает словодрево к живому дереву, его голос едва уловимо меняется — в зависимости от того, какого дерева он касается.

— А ты говоришь со мной через иву, не так ли? — спросил он. — И она растет прямо в болотах? До чего же стойкое дерево!

Он часто играл в эту простенькую игру со старейшими или с самыми любимыми своими детьми — они проверяли, сумеет ли Вельмидревний Отче назвать дерево, через которое с ним говорит собеседник.

Да, Отче, ты редко ошибаешься. Сгэйльшеллеахэ снова помолчал. До чего же приятно говорить с тобой!

— И мне тоже, сын мой.

Я пошлю тебе весть, когда мы доберемся до Белы.

— Я с нетерпением буду ждать твоего возвращения… и сделаю все, чтобы его ускорить.

104
{"b":"166657","o":1}