ЛитМир - Электронная Библиотека

Авранверд выхватила у него шкатулку:

— Когда мне начать посылать сообщения?

Поджав губы, анмаглахк отступил на шаг и, повернувшись, двинулся вдоль причала.

— Вечером того дня, когда вы выйдете в море. Греймасга будет ждать твоих сообщений каждый день, на рассвете и на закате, — когда и если тебе удастся уединиться. Никто — даже ваш хкомас — не должен знать, чем ты занимаешься. Просто приложи словодрево к любому месту на своем корабле и говори. Греймасга услышит тебя и ответит в твоих мыслях.

Достигнув прибрежной тропы, анмаглахк на миг остановился, и до Авранверд отчетливо донесся его негромкий голос.

— Не подведи! — бросил он и исчез.

Авранверд так и продолжала стоять, дрожа всем телом, пальцы ее, крепко стиснувшие шкатулку, стали скользкими от нота. Теперь хкомас уж точно будет ей выговаривать за опоздание, но вот это ее уже нисколько не волновало. У нее есть задание — миссия, как говорят в касте.

И когда Авранверд исполнит эту миссию и вернется, она станет анмаглахком.

ГЛАВА 4

Девять дней миновало с тех пор, как вошел в порт корабль, предназначенный для Магьер и ее спутников, а насколько было известно Винн, до сих еще ни один человек не поднимался на борт судна Ан'Кроан. Сегодня они наконец отчалят, и при этой мысли Винн, карабкаясь из небольшого ялика вверх по веревочному трапу, испытывала смешанные чувства.

Магьер с каждым днем все сильнее изнывала от нетерпения, и Винн всем сердцем радовалась тому, какое облегчение принес ее спутнице день отплытия. Однако что касается самой Винн, пребывание в эльфийском городе показалось ей чересчур коротким, и на сердце у нее было тяжело, ведь она, быть может, уже никогда больше не вернется сюда. Домин Тилсвит будет разочарован тем, насколько скудны записи в ее дневнике, касавшиеся Гайне Айджайхе.

Винн добралась до верха веревочной лестницы, шагнула в распахнутые створки фальшборта и уверенно вступила на гладкую палубу.

Сзади донеслось пыхтение Лисила, и Винн обернулась.

Полуэльф поднимался, одной рукой крепко обхватив Мальца, который взгромоздился ему на спину. Винн ухватилась за руку Лисила, помогая ему добраться до палубы, но, прежде чем он успел завершить подъем, Малец через его голову рванулся вперед. Пес едва не сбил с ног Винн, а Лисила прочно припечатал к краю палубы.

— Всегда рад помочь, — проворчал полуэльф, забираясь на палубу.

Вслед за ними поднялись на борт Магьер, Бротан, Сгэйль и Оша. Только тогда Винн впервые окинула взглядом эльфийский корабль и тотчас пожалела, что в руках у нее нет пера и бумаги.

Диковинный фальшборт с высоким покатым краем привлек ее внимание, еще когда она поднималась по лестнице. Однако сейчас, когда Винн оказалась на палубе, больше всего ее поразило, что здесь нет ни единой доски.

Лоснящееся дерево палубы было совершенно гладким, точь-в-точь как бочки для дождевой воды, которые Винн доводилось видеть в жилищах Ан'Кроан, — бочки, изготовленные из мертвой древесины эльфийскими ваятелями, которые обладали врожденными способностями к тавматургии. Корпус корабля был длиннее, но гораздо уже, чем у всех трехмачтовых судов, которые Винн доводилось видеть до сих пор, и казалось, что он весь вырезан из одного цельного куска, — ни зазубринки, ни трещины не было на его гладкой желто-коричневой поверхности.

Другое дело мачты, такелаж и прочие снасти — их изрядно потрепали непогода и время. Винн опять задумалась над тем, каким образом палуба остается более-менее гладкой и цвет ее не блекнет. Между грот-мачтой и баком виднелось большое отверстие, огражденное бортиком и прикрытое решеткой.

— Что это? — спросила Винн.

— Палубный люк грузового трюма, — ответил Оша.

Винн запрокинула голову, поглядела на свернутые паруса, которые разбухшими тюками свисали с бледно-желтых мачт. Паруса были ослепительно-белого цвета, словно их изготовили из шеот'а — эльфийской ткани, похожей на атлас. Но уж это вряд ли — откуда бы эльфам взять столько коконов, чтобы соткать такое количество ткани?

— Мм, боги мои дохлые! — простонал Лисил.

Корабль еще стоял на якоре в спокойной бухте, а полуэльф уже позеленел от приступа морской болезни.

— Ну наконец-то! — беззвучно выдохнула Магьер.

Винн знала, что девять дней не такой уж долгий срок погрузки судна… притом что и она, и все ее спутники целиком зависели от прихоти этих эльфов. И не могла не отметить, как прекрасно, хотя и чуждо смотрится Магьер на палубе эльфийского судна.

Яркий солнечный свет, отражаясь от водной глади, зажег в ее черных волосах алые искорки. Под высоким синим небом, на фоне красочных насыщенных цветов корабля Магьер казалась еще бледнее обычного. Поверх черных облегающих штанов и белой рубашки, сшитой совсем недавно, во время пребывания в городе, она надела свой кожаный доспех и привесила к поясу саблю. А еще в последнее время у Магьер появилась привычка постоянно носить перчатки.

Эльфы-матросы тоже не сводили взгляда с Магьер, но, судя по их виду, нисколько не разделяли восхищение Винн. Ни Лисил, ни сама Магьер словно и не замечали этих гневных взглядов, и Винн напомнила себе об одном непреложном факте.

Магьер должна покинуть эльфийские земли навсегда.

Малец узнал почему и рассказал об этом с помощью Винн. Магьер, порожденная кровавым ритуалом, была приведена в этот мир не случайно.

В отличие от вампиров или обычных людей, она могла войти в пределы эльфийских земель. Исконные хранители этого края не в силах были помешать ей. Хуже того, она кормилась жизненной силой эльфийского леса, подобно тому как ее отец-вампир кормился кровью людей. Магьер была создана для того, чтобы проникнуть туда, куда в далекие времена давно забытой войны не смогли пройти вампиры. При этой мысли Винн охватывал страх перед тем, что ждет их в будущем. Само рождение и существование Магьер говорили о том, что война, такая же как в дни Забвенных, неминуемо разразится вновь.

Рослый, с могучими мускулистыми руками эльф в коричневом шарфе спрыгнул с юта и направился к ним. Это был, скорее всего, хкомас — в переводе с древнеэльфийского «главная власть», то есть капитан судна. На полпути его перехватил Бротан, и Винн попыталась незаметно подобраться ближе, чтобы расслышать их разговор.

И тут на нее обрушилась волна тошноты.

Почему с нами остались Оша и Сгэйль?

В сознание Винн хлынули слова Мальца, произнесенные одновременно на всех языках, которые были ей известны. Она уже привыкла извлекать из этой мешанины смысл сказанного. Оглянувшись, Винн обнаружила, что Малец с нескрываемым подозрением уставился на обоих эльфов.

Малец был не обычный пес, а стихийный дух, вечное существо, родившееся в теле маджай-хи — название породы, в вольном переводе с эльфийского означавшее «собака стихийных духов». Эта порода псов вела происхождение из давно забытых веков, когда во время войны Забвенной Истории стихийные духи вселились в тела волков. Малец, таким образом, был вдвойне уникальным существом, и только Винн могла слышать его мысленную речь.

Того, что произошло с ней, предвидеть не мог никто.

Полгода назад она, чтобы помочь Магьер выследить ходячего мертвеца, попыталась провести магический ритуал. Попытка вышла на редкость неудачной, и в последующие месяцы Малец не единожды пробовал очистить ее от пугающих последствий ритуала. Не вышло — след магии так и остался в Винн и раз за разом проявлял себя на новый лад.

— Не знаю, — шепотом ответила она Мальцу. — Сгэйль сказал, что хкомасу будет не по себе, если люди окажутся на борту его судна без должного надзора.

Вот уж нет… это судно предоставил нам Совет старейшин Ан'Кроан. Сгэйль остался с нами совсем по иной причине, и решение это было принято чересчур внезапно. Что-то еще произошло после прибытия в порт этого корабля… и после того, как ты проболталась Бротану о наших планах.

— Ай, да хватит уже об этом! — прошипела Винн, хотя на душе у нее скребли кошки.

16
{"b":"166657","o":1}