ЛитМир - Электронная Библиотека

Тот поднимался по лестнице медленно, с трудом, словно нес на плечах ношу, которая с каждым шагом становилась все тяжелее. Наконец он ступил на верхнюю площадку и скрылся в коридоре второго этажа. Скрипнула дверь, раздался глухой стук.

Подозрения Чейна вспыхнули с новой силой, но нарушить приказ Вельстила и пойти следом он не мог… во всяком случае пока. Чейн огляделся по сторонам.

Слева от входной двери, вдоль фасада здания, тянулся коридор. Лестница, по которой поднялся Вельстил, тоже располагалась слева, сразу за коридором. У стены напротив стояла ветхая скамья, над ней висели на деревянных колышках три плаща и куртка из козьей шкуры, мехом наружу. В дальней, каменной стене, между небольшим очагом и основанием лестницы, виднелся проход, который вел вглубь здания.

Чейна не тянуло шарить по углам, но и стоять столбом, дожидаясь Вельстила, он не собирался, а потому двинулся к проходу в дальней стене.

Коридор сразу поворачивал налево, затем направо и упирался в просторное помещение, которое располагалось позади прихожей. На столе, ближайшем ко входу, горел фонарь, и этого света было вполне достаточно для обостренного голодом зрения Чейна.

На веревках, болтавшихся под потолком, были развешены многочисленные связки сохнущих листьев, цветов и веток. Под этим изобилием сухоцветов на дощатых столах были расставлены глиняные горшки и стеклянные сосуды, лежали скалки, потемневшие от постоянного использования, гладкие мраморные пестики, ножи и прочий инструмент. Здесь у монахов была мастерская.

Чейн попятился, двинулся по коридору назад, и, когда он вернулся в прихожую, сверху, со второго этажа, снова донесся приглушенный стук.

Чейн поднял взгляд на погруженную в полумрак лестницу, вновь задумавшись, чем же занят наверху Вельстил. Заинтригованный, он поднялся на несколько ступеней и, остановившись, заглянул в коридоре. За какой-то дверью пронзительно, с ужасом закричали. Затем снова воцарилась тишина, и Чейн поднялся еще выше. Знакомый запах, густой и солоноватый, ударил ему в ноздри еще до того, как он увидел кровь.

Смазанные следы начинались у темной лужи в дальнем конце коридора и вели ко второй двери слева. Чувствуя, как с новой силой разгорается голод, Чейн всматривался в одну дверь за другой, пытаясь понять, в которой келье сейчас находится Вельстил.

На второй и третьей двери слева недоставало распорок.

Третья дверь рывком распахнулась внутрь, и в коридор вывалился Вельстил.

На нем не было ни плаща, ни рубашки, ни оружия. Он оперся одной рукой о дверной косяк и сдавленно рыгнул, не разжимая рта. Струйки крови сочились между его крепко стиснутых губ, стекали на подбородок и голую грудь.

Вельстил кормился, меж тем Чейну было напрочь в этом отказано.

Глаза Вельстила закатились, прозрачные радужки исчезли, были видны только белки. Он оступился, зашатался, едва не упав, затем повернул назад, с усилием отволок тело молодого монаха к первой двери слева и пинком распахнул ее настежь.

Глаза мертвого юнца застыли в предсмертном ужасе, ниже подбородка краснело кровавое месиво.

Вельстил швырнул труп в келью и захлопнул дверь, не позаботясь о том, чтобы припереть ее жердью. Вместо этого он, шатаясь, пятился до тех пор, пока не ударился спиной о дверь кельи напротив, из которой донеслось тихое испуганное хныканье.

Чейн шагнул вперед, не в силах даже прошипеть ни единого злобного слова, и тут Вельстил споткнулся.

Он упал на четвереньки и пополз вглубь коридора. Содрогаясь в конвульсиях, выгнул спину, и его вырвало кровью. Наконец Вельстил, словно в подражание живым существам, жадно втянул воздух в мертвые легкие и повалился на пол.

Он попытался не упасть в лужу, но крови оказалось слишком много. Вельстил рухнул в кровавую жидкость, которая неуклонно расползалась по коридору. Наконец ему удалось отползти в дальний угол коридора и кое-как, опираясь о стену, подняться на ноги.

Чейн никак не мог понять, что происходит. Разум его был слишком одурманен запахом и видом крови. Красные струйки расползались по полу коридора, как будто искали его, Чейна.

— Один… мой! — просипел он. — Одного… мне, мне!

— Пошел вон, — прошептал Вельстил и поднял руку, чтобы закрыть ею лицо. И передернулся, заметив алые струйки, бегущие по обнаженной коже.

— Не пойду! — отрезал Чейн. — Не стану больше пить из твоей дрянной чашки! Я хочу одного из них… и немедленно!

Он бросился к двери напротив кельи, откуда Вельстил выволок мертвого монаха. Прежде чем пальцы Чейна коснулись дверной ручки, Вельстил уже оказался рядом с ним и с сокрушительной силой стиснул запястье Чейна.

— Я сказал — нет! — прорычал он.

Чейн ударил его, метя в горло.

Голова Вельстила резко качнулась вбок — точь-в-точь как у змеи. Он налег на руку Чейна, завернул ее за спину и дернул с такой силой, что послышался хруст.

— Года не прошло… — прошипел Вельстил, — а ты уже дважды восстал из смерти!

Кулак его врезался в затылок Чейна. Голова рыжеволосого вампира дернулась, проехавшись подбородком по груди. Удар был нанесен с такой силой, что у Чейна подкосились ноги и потемнело в глазах.

— И все равно, — прибавил Вельстил, — не слушаешь своего хозяина!

По затылку растекалась боль. Затуманенным взором Чейн видел перед собой лишь смутные очертания Вельстиловой ноги. Он извернулся и вонзил зубы в эту ногу, насквозь прокусив плотные холщовые штаны.

Рот его не наполнился теплым вкусом крови, не хлынула в горло солоноватая сладость чужой кипучей жизни. Из прорехи в штанах засочилась только водянистая, обжигающе-ледяная влага. Она стремительно потекла сквозь зубы Чейна и обволокла его язык маслянистым прогорклым вкусом.

Снова хрустнуло в плече, сомнительная добыча легко выскользнула из зубов, и колени Чейна оторвались от пола. Он неистово забрыкался, пытаясь найти опору ногам, и тут Вельстил развернул его в темноте и с силой швырнул в каменную стену. В тот же миг последовал сильный удар в грудь.

Чейн грянулся спиной о стену, да так, что у него перехватило горло. Не успел он соскользнуть на пол, как Вельстил опять рывком вздернул его в воздух.

Второй удар, третий… четвертый Чейн только услышал, но не почувствовал. Едва сознавая, что горло и вывернутая рука стиснуты мертвой хваткой, он закричал, когда стальные пальцы противника вдруг разжались.

На краткий миг Чейну почудилось, что он стал невесомым, а затем он кубарем покатился в темноту. Тело его с размаху ударялось, подпрыгивало и снова шлепалось, задевая края каменных плит. Наконец падение прекратилось, и Чейн из последних сил повернул голову.

Он лежал в прихожей, недалеко от подножия лестницы. На каменных стенах мерцали отблески огня. Наверху лестницы высилась черная тень в залитых кровью сапогах.

— Цепному зверю надлежит слушаться хозяина, — прошептала тень голосом Вельстила, — если он хочет, чтобы его кормили… и чтобы исполнили его заветное желание.

Чейн обессиленно сомкнул веки. Внутри его корчился от муки скованный цепью зверь с руками вместо передних лап. Этот зверь слишком долго глодал сухие хрящи и кости, в то время как его хозяин насыщался парным мясом.

* * *

Чейн открыл глаза, когда почувствовал порыв ледяного ветра.

Высоко над ним, на каменном своде потолка, плясали отсветы пламени. Перевернувшись, Чейн обнаружил на том месте, где только что покоилась его голова, застывший сгусток вязкой черной жидкости… и, скривившись, ощупал свой затылок.

Взгляд его, скользивший по прихожей, безразлично остановился на иссушенных останках молодого священника.

Сколько же он был без сознания?

В очаге по-прежнему горел огонь, словно туда недавно подбросили дров. Возле него стоял жестяной чайник, из носика тянулись, извиваясь, тонкие струйки пара. Что до ледяного ветра…

Входная дверь была приоткрыта.

Чейн поднял взгляд на лестницу, которая уходила наверх, в темноту. Оттуда не доносилось ни звука. Тишина царила вокруг, лишь потрескивал огонь да снаружи в приоткрытую дверь со свистом врывался в прихожую стылый воздух. Чейн поднялся на ноги.

2
{"b":"166657","o":1}