ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда Вельстил пробрался вдоль фальшборта назад, на корму, и спустился незамеченным в кормовой люк, в ноздри ему снова ударил запах крови. Чаша Вельстилова терпения переполнилась.

Что натворил Чейн на этот раз?

ГЛАВА 10

Взошла луна. Под шум моря и ветра Малец расхаживал по палубе, но мысли его блуждали далеко. Он стольким пожертвовал, чтобы защитить Лисила и Магьер, а вот теперь — снова — сомневался в том, что избрал правильный путь.

Каким образом хейнасы узнали о существовании Магьер? Чего они от нее хотят в обмен на дары — кинжал и предмет, который Винн назвала торком? Уж верно, не одной только мести. И каково предназначение артефакта, который ищет Магьер?

Она и Лисил хотят только одного: завершить это последнее дело и вернуться домой. Всем своим смертным сердцем Малец желал, чтобы это было возможно. Однако сегодняшней ночью, когда он расхаживал вдоль борта, его терзало не только беспокойство за Лисила и Магьер, но и кое-что еще. Малец отчетливо чувствовал, как приближается к ним нечто, словно где-то в мироздании возникла дыра, а где — он определить не мог.

Малец вспрыгнул на сундук, стоявший у фальшборта, и устремил взгляд вперед, в темноту.

Несколько матросов наблюдали за ним с нескрываемым любопытством. Они считали противоестественным, что маджай-хи добровольно покинул пределы родного края. Девушка с толстой косой и в чересчур больших башмаках так сверлила Мальца взглядом, словно он был тайной, которую ей надлежало разгадать. Пес, однако, не обращал внимания на неоднозначные чувства эльфов. Его интересовало только море.

— Малец, ты где? — донесся оклик Винн.

Пес оглянулся и увидел, как она выбралась из люка под баковой надстройкой. На ней были только белая рубаха, сапоги и старый плащ Чейна. Малец вздохнул — он тревожился и за Винн. Вполне возможно, что стихийные духи, его сородичи, по-прежнему жаждут смерти Винн. Не только потому, что она способна услышать их и почуять их присутствие, но и потому, что Винн знает: они приставили Мальца к Магьер не только для ее защиты. И почему Винн вместо новой куртки все время носит этот старый плащ?

Ее привязанность к Чейну беспокоила Мальца — да нет, куда там, откровенно тревожила. Он опять посмотрел на волны, разбегавшиеся в стороны перед носом корабля, и замер, напрягся, высматривая… нечто.

— Вот ты где! — Винн подбежала к нему. — Послушай, уже поздно.

То, что она постоянно опекала Мальца, вместо того чтобы покорно принимать его опеку, порой раздражало, но в большинстве случаев было весьма приятно. Как правило, Винн не выходила на палубу без сопровождения Оши или Сгэйля. То, что она поднялась наверх одна, было неожиданно для Мальца, и он понимал, что должен отвести Винн назад, в каюту. Однако эта непонятная дыра в мироздании — дыра, местонахождение которой он не мог определить, — изводила его, как ноющий зуб. Как назойливое желание… выйти на охоту?

Малец переступил к другому краю сундука, но его зоркие глаза так и не смогли ничего разглядеть в темнеющем впереди море.

— В чем дело? — спросила Винн.

Малец колебался.

Там что-то есть.

Винн положила руку ему на голову, провела ладонью по шее:

— Я ничего не вижу.

Ты всего лишь человек.

— Всего лишь?! — возмущенно переспросила она.

Далеко впереди, в темноте, мигнул неверный свет. Малец вскинулся на задние лапы, опершись передними о фальшборт.

— Судно прямо по курсу! — донесся крик с мачты.

Пес уже разглядел его. Отдаленный свет опять мигнул, выхватил из темноты паруса — и шерсть на загривке Мальца встала дыбом.

* * *

Чейн сидел на куске просмоленной парусины, которым прикрыл залитый кровью пол. Люк он оставил открытым, но в трюме все равно стоял густой запах крови. Наверху, на палубе, царила полная тишина.

Вошел Вельстил и с порога одарил Чейна убийственным взглядом.

Чейн медленно поднялся, почти надеясь, что Вельстил, с обычной для него заносчивостью, потребует объяснений. Он был сыт по горло таким существованием и жаждал открытой стычки.

Вельстил поочередно оглядел монахов.

Дикие вампиры выглядели гораздо лучше. В глазах у них появилась некая осмысленность, и они с любопытством озирались по сторонам. Особенно заметные улучшения произошли со стариком, которого Забел назвала Джакебом. Царапины от ее ногтей у него почти зажили, и Вельстилу он ответил спокойным изучающим взглядом. Да и курчавый Сетэ был возбужден не так сильно, как обычно.

И однако же все монахи были перемазаны кровью.

Вельстил тем не менее ничего не сказал.

Он прошел через трюм к неприкрытому участку пола под распахнутым люком, уселся и вытащил из мешка бронзовое блюдо, чтобы определить местонахождение Магьер. Быть может, в глубине души он был рад, что Чейн позаботился о кормлении диких. Или просто в который раз целиком погрузился в свои одержимые идеи.

То и другое Чейна ничуть не волновало.

Сверху, с палубы, донесся громкий крик. Вельстил вскинул голову. Он едва успел наколоть обрубок мизинца, и на блюдо упала только одна капля черной крови.

— В чем дело? — спросил Чейн.

— Какой-то корабль… — начал Вельстил, и тут его взгляд упал на бронзовое блюдо.

Стремительно вскочив, он опрометью бросился к двери. Когда он скрылся в коридоре, Чейн посмотрел на бронзовое блюдо.

Единственная капля черной крови Вельстила собралась выпуклой лужицей в центре полукруглого донышка и не двигалась.

Чейн бросился вслед за Вельстилом.

Судно, на котором плывет Магьер, было совсем рядом.

Вельстил выскочил на палубу и, глянув вверх, обнаружил, что сорвавшийся парус уже закрепили. Чейн выбрался из люка вслед за ним и растерянно огляделся.

— Где второй корабль? — просипел он. — Где он? Ты его видишь?

Вельстил развернулся к корме шхуны.

Капитан и Клатас стояли у руля и о чем-то быстро, отрывисто переговаривались. Обострив все чувства, Вельстил посмотрел дальше, за их спины, и уловил беглый отблеск лунного света на далеких парусах. Вельстил, развернувшись, сгреб Чейна за грудки:

— Мы должны согнать Магьер на сушу!

Чейн скривился, но не отрывал взгляда от темноты, лежавшей за кормой шхуны.

— Как? — прошипел он.

— Потопим ее корабль.

— Нет! — рявкнул Чейн, вырвавшись из рук Вельстила. — Там же Винн!

— Мы должны заставить их высадиться! — не отступал Вельстил. — Только таким способом мы теперь сможем следовать за ними! У них будет время покинуть корабль… и у твоей маленькой книжницы тоже!

Прежде чем Чейн успел что-то возразить, Вельстил решительно двинулся к корме.

Увидев его, Клатас заорал:

— Идти в трюм!

Капитан начал выкрикивать приказания матросам, и теперь в голосе этого верзилы в диковинном шлеме был явственно слышен страх. Он прошел мимо Клатаса, направляясь к носу. Вельстил, пропустив мимо ушей слова рулевого, двинулся к капитану, а за ним по пятам следовал Чейн.

Илладонцы заметались, выполняя приказы капитана. Двое помчались на корму и расчехлили баллисту. Один за другим гасли палубные фонари. Шхуну накрыла темнота, и в этот миг Клатас резко повернул штурвал, навалившись на него всем телом.

Вельстил вцепился в леер — шхуна круто накренилась, выворачивая от берега в открытое море. Матросы на вантах лихорадочно ставили паруса.

— Он удирает, — заметил Чейн, глядя на капитана, который вцепился в канат у борта корабля.

— Естественно! — огрызнулся Вельстил, а затем припомнил пленниц, запертых в тайнике капитанской каюты. — Мы заставим его передумать!

Он отвернулся от капитана, стоявшего в средней части шхуны, и побежал назад к рулю.

— Сойти вниз! — завопил Клатас, все так же припавший к штурвалу.

— Вы не сможете уйти от этого корабля, — понизив голос, сказал Вельстил.

Рулевой, не сводя взгляда с дуги, которую вычерчивала шхуна, метко сплюнул ему под ноги:

— Что ты про него знать?

46
{"b":"166657","o":1}