ЛитМир - Электронная Библиотека

До рассвета было еще далеко, но в течение ночи обычный снегопад превратился в нешуточную пургу. Вельстилу обрыдло сражаться с непогодой.

— Привал! — крикнул он.

Чейн ничего не сказал и отправился искать место для палатки. С тех пор как они вошли в эти горы, Чейн вообще почти все время помалкивал. Вельстилу на это было наплевать — к чему тратить силы на бесплодные разговоры? Он дождался, пока Чейн установит палатку над неглубокой ямой в снегу, забрался внутрь и первым делом достал массивный стальной обруч.

Наскоро пробежавшись по нему кончиками пальцев и произнеся нараспев заклинание, Вельстил пробудил способность обруча сотворять огонь, но только на самом слабом уровне. Знаки, выточенные на обруче, накалились докрасна и постепенно прогрели изнутри. Дикие монахи сбились поближе к источнику тепла, на их лицах, искаженных безумием, отражалось отупелое блаженство. Чейн заполз в палатку последним, и, когда он протянул руки к теплу, Вельстил направился к выходу.

— Хочу поразведать, — бросил он почти таким же сиплым голосом, как у Чейна. — Заодно узнаю, насколько она нас обогнала.

Не дожидаясь ответа, Вельстил выскользнул из палатки и побрел навстречу ветру вверх по склону.

Он надеялся, что в нужный час дикие вампиры, как он и рассчитывал, окажутся весьма полезны, но в глубине души с сожалением вспоминал о том, как просто было путешествовать только с одним спутником. Покуда Чейн держался на расстоянии вытянутой руки от Вельстила, «кольцо пустоты» надежно укрывало их обоих, а это было весьма удобно. Однако в последнее время неприязненные взгляды Чейна вызывали у Вельстила опасения уже иного рода.

Остается надеяться, что все это скоро кончится, в том числе и нарастающие проблемы с Чейном.

Вельстил постарался как можно плодотворнее использовать остаток ночи. Когда он в последний раз обращался к магическому блюду, ему удалось весьма точно определить направление к тому месту, где расположилась на ночлег Магьер. Сейчас, правда, он не чуял никаких признаков жизни, до тех пор пока не расслышал в ночной тишине невнятные голоса. Замедлив шаг и обострив все чувства, Вельстил разглядел тусклое свечение у подножия отвесной скальной стены. Он укрылся за каменным выступом.

Тусклый свет сочился из-под заиндевевшего парусинового полога, который был натянут перед скальной стеной. Почему Магьер и ее спутники до сих пор не спят? Или они только что проснулись, чтобы пораньше выйти в путь?

Из-за полога решительно шагнула Магьер, и Лисил, выскочивший следом, схватил ее за руку, не давая двигаться дальше.

— Сейчас еще рано, — сказал он натянутым голосом. — Мы выйдем, как только начнет светать.

Из-за полога вышел рослый эльф в коричневом плаще.

— Вернитесь в пещеру, — строго сказал он. — Нам скоро выходить, так что незачем вам попусту мерзнуть.

Вслед за ним выглянул наружу еще один эльф, на вид гораздо моложе.

Вельстил сосредоточил все свои чувства и мысли на пространстве, которое скрывалось за пологом. Не без труда — слишком много было рядом живых, — но все же он определил, что внутри больше никого нет. И собачьего запаха он тоже не почуял. Где же Винн и Малец?

Лисил не подчинился требованию рослого эльфа, а Магьер присела на корточки и устремила неподвижный взгляд вперед, словно что-то искала в заснеженной дали. Теперь Вельстил понял, почему они проснулись задолго до рассвета. Двое их сотоварищей потерялись.

Небо на востоке начало светлеть, и Вельстил помрачнел, сознавая, что не сможет задержаться здесь и узнать больше. Меньше всего ему хотелось, чтобы Магьер что-то отвлекало от ее главной цели. Вельстил повернул прочь и шел медленно и бесшумно, пока не убедился, что в лагере Магьер его уже не услышат. Тогда он сорвался с места и побежал к собственному лагерю.

* * *

Малец бежал так быстро, насколько позволяли снег и ноющая боль в груди. Он стремился отыскать следы, прежде чем их окончательно заметет пурга. Впрочем, когда небо посветлело и снегопад унялся, пес разглядел далеко впереди белокожую женщину и Винн.

Он помчался за ними, совершенно не скрываясь, но белокожая женщина ни разу не оглянулась. Она замедлила ход перед каменистой расселиной между двумя горами, поднимавшимися в затянутое тучами небо.

Подъем был настолько крутой, что женщина, карабкаясь вверх, вынуждена была цепляться свободной рукой за камни. Другая рука ее все так же крепко стискивала запястье Винн. Девушка, обессилев, едва переставляла ноги, и, когда она упала, вампирша, ни на миг не замедлив продвижения, поволокла ее за собой. Они перевалили через расселину и скрылись из виду.

Малец вскарабкался наверх и выбрался из расселины. Перед ним лежала снежная равнина, окаймленная дальней цепью высоких гор. Видно было, что уже много столетий этот девственно-чистый покров не нарушают ничьи отпечатки ног, если не считать одинокой цепочки следов, которая тянулась вдаль, к замку о шести башнях, увиденному во сне Магьер.

Вампирша уже спустилась со склона и добралась до равнины. Она без малейших усилий бежала по снегу, неся на плече Винн.

Малец кубарем скатился и оказался на равнине. Под его лапами хрустел застарелый наст, покрытый свежевыпавшим снегом. На каждом шагу пес проваливался и барахтался в рыхлом снегу, а фигурка белокожей женщины, уносившей Винн, неумолимо уменьшалась и удалялась.

Малец упорно двигался дальше, и с каждым шагом замок становился все больше и внушительней. Размерами он превосходил все крепости, которые до тех пор доводилось видеть псу. Перед высотой его башен бледнели и твердыня Дармута, и даже шпили королевского замка в Беле. Конические крыши обросли по краям ледяной бахромой. Впрочем, подойдя ближе к наружной стене и чугунным арочным воротам, Малец обнаружил, что выглядят они вовсе не так безукоризненно, как в видениях Магьер.

Ажурные чугунные завитки ворот изрядно проржавели. Одна створка покосилась и держалась на честном слове — ее нижняя петля совершенно истлела. С высоты, оттуда, где створки ворот смыкались в узкую арку, взирали на Мальца два ворона. Теперь они уже не были прозрачны. След босых ступней вампирши продолжался по ту сторону ворот и тянулся прямиком к высокой лестнице, которая вела к чугунным дверям.

И сейчас вампирша стояла наверху лестницы.

Всем своим хрупким телом она налегла на массивную дверную створку. Казалось невозможным, чтобы эта миниатюрная женщина сумела открыть дверь в одиночку, тем более что она по-прежнему несла на плече вконец измученную Винн.

Петли на створках громадной двери пронзительно взвизгнули.

Малец проскользнул в ворота и, увязая в снегу, помчался по внутреннему двору. Он должен был добраться до дверей, прежде чем вампирша захлопнет их перед его носом, а потому только мельком приглядывался к замку.

В арке, которая окаймляла громадные двери, половина камней растрескалась. Тут и там виднелись выщербленные и обломанные по углам плиты. Широкая лестница перед дверью тоже изрядно истерлась и обветшала с годами, а ее нижняя ступенька провалилась вдоль стыка между двумя каменными плитами. Высокие застекленные окна башен, которые во сне Магьер были куда прозрачнее, на деле оказались тусклыми, матовыми от старости и морозных узоров.

Петли чугунной двери снова завизжали.

Передние лапы Мальца коснулись нижней, продавленной ступеньки лестницы. Пес попытался взвыть, но пересохшее горло ему не повиновалось.

Визгливый скрип оборвался.

Тяжело дыша, Малец сбавил ход и обнаружил, что вампирша из-за приоткрытой двери увлеченно наблюдает за ним.

Ее длинные черные волосы были отброшены за спину, не прикрывая точеных белых плеч, и впервые Малец разглядел на ее обнаженной шее блестящий металлический обруч. Он внимательнее присмотрелся к разомкнутым краям обруча, которые располагались ниже ключицы. Они завершались небольшими выпуклостями точь-в-точь как на торке — подарке, который Магьер получила от хейнасов.

Малец взобрался на верхнюю площадку лестницы и остановился перед белокожей вампиршей.

72
{"b":"166657","o":1}