ЛитМир - Электронная Библиотека

Он был совсем рядом, и Магьер, увидев это, испытала безмерное облегчение. Позади Лисила уже спешил к Винн Оша, но Сгэйль так и стоял на обрушенных перилах, сверху вниз холодно глядя на белокожую женщину.

Та опустила голову, и взгляд ее прозрачно-бесцветных глаз остановился на Магьер.

* * *

Малец проник в сознание Ликэн.

Вампирша судорожно, со свистом выталкивала из себя воздух, губы ее шевелились в безуспешной попытке заговорить. Она прижала ладонь к уху и, казалось, шептала что-то себе самой, но так и не издала ни единого звука.

Мальцу припомнилось то, что он видел однажды в воспоминаниях Магьер и о чем однажды рассказывала она сама.

Когда Убад вызвал чарами призрак Магелии, та показала дочери свои воспоминания о том, что происходило за несколько месяцев до рождения Магьер. Вельстил бродил в темноте по внутреннему двору замка, принадлежавшего отцу Магьер, и шепотом отвечал голосу, который Магелия не могла расслышать.

В сознании Ликэн Малец не увидел ничего.

Затем в ее мыслях что-то мелькнуло.

Не образ, скорее, мимолетный звук, то ли шепот, то ли шипение.

Малец не сумел разобрать ни слова. Уже собираясь покинуть сознание Ликэн, он услышал, что звук изменился.

Словно шорох крылышка-листа?

Именно так, по словам Винн, воспринимала она «общение» Мальца с сородичами, однако сейчас он услышал в мыслях вампирши не слитный хор, о котором говорила Винн, но одинокий, негромкий и быстрый шепот.

Малец смотрел, как Ликэн, полуприкрыв глаза, наклонила голову к плечу, будто вслушивалась. Губы ее вновь зашевелились, и пес поспешил уйти из ее сознания.

Быть может, он слышал всего лишь беззвучный шепот самой Ликэн.

Пристально глядя на это полубезумное существо, Малец вспоминал «голос в ночи», о котором говорилось в древних пергаментах, найденных собратьями Винн. И чувствовал себя щенком, который заблудился в темной комнате и теперь бродит в поисках выхода.

* * *

Вечерело. Чейн воззрился на Вельстила, не веря собственным ушам.

— Что значит — пропала? — резко спросил он.

— Прошлой ночью, — ответил Вельстил. — Незадолго до рассвета.

Они сидели на корточках в палатке, лицом друг к другу, и между ними пылал раскаленный стальной обруч. Дикие беспокойно ерзали, почуяв растущее между ними напряжение.

Чейн на секунду замер с открытым ртом. И закрыл его, громко щелкнув зубами.

— Ты это знал… когда вернулся перед рассветом? И ничего не сказал?

— И что бы ты сделал? — с вызовом осведомился Вельстил. — Побежал бы спасать свою драгоценную книжницу — при свете дня? Избавь меня от своих истерик.

Чейн рывком отдернул полог палатки. Прежде чем остальные успели выбраться наружу, он уже снимал палатку. Не заботясь о том, чтобы аккуратно сложить парусину, Чейн увязал ее в неуклюжий сверток. Вельстил между тем сидел на снегу, определяя местонахождение Магьер. Когда он поднялся, на лице его было написано легкое удивление.

— Ну, что еще? — просипел Чейн, злясь уже оттого, что обращается к Вельстилу с вопросом.

— Магьер, вероятно, ушла дальше, чем предполагала… или же до сих пор не вернулась из поисков.

Извечная скрытность Вельстила могла кого угодно довести до бешенства. Чейн закончил складывать снаряжение и махнул рукой Забел:

— Выходим.

Она взяла палатку, а прочие монахи разобрали оставшееся снаряжение — без особой, впрочем, охоты. Путешествие впроголодь по морозным горам изрядно измотало всех.

Вельстил двинулся вверх по склону, и остальные последовали за ним. Чейн, однако, предпочел идти замыкающим. Они шли до тех пор, пока не увидели заиндевевшую парусину, закрепленную на скальной стене напротив склона.

— Это их лагерь, — сказал Вельстил. — Отсюда мы сможем пойти по их следу.

Чейн не учуял поблизости ни малейших признаков жизни, и на миг в нем вспыхнуло желание заглянуть за парусиновый полог. Вместо этого он обогнал Вельстила и первым двинулся по четкой тропинке в снегу, протоптанной Магьер и ее спутниками. Так он шел долго — до того самого места, где следы на снегу расходились по всем направлениям. В большинстве случаев их перекрывали обратные следы, и все они располагались вокруг ущелья, которое разветвлялось надвое.

— В какую сторону пойдем? — спросил Вельстил.

Чейн присел на корточки. При одной мысли о том, чтобы оказать Вельстилу какую-то услугу, зверь, засевший в нем, начинал выть. Что поделать — перед мысленным взором Чейна неотступно стоял образ Винн, заблудившейся в этом ледяном краю.

— В правом ответвлении нет обратных следов, — прохрипел Чейн. — Куда бы они ни пошли, но этой дорогой точно не возвращались.

Дикие вампиры, ссутулясь, принюхивались, но, судя по всему, ничего интересного не чуяли.

Чейн выпрямился и зашагал дальше. Они миновали седловину между скалами, и он замедлил шаг при виде ущелья, которое завершалось тупиком. Когда подошли ближе, Чейн заметил в одной из скальных стен широкую трещину и прямо за ней промерзший насквозь труп.

И оторванную голову, которую кто-то небрежно бросил у самой стены ущелья.

Дикие жадно принюхивались, но не тронулись с места. Даже Чейн не мог учуять в стылом воздухе запаха крови. Быть может, монахов смутил вид мертвого тела — ни запаха, ни жизни, чтобы утолить голод. Он поглядел на оторванную голову.

Мертвое лицо и широко открытые глаза щедро присыпал снег.

— Сколько эльфов следило за Магьер? — спросил Чейн.

— Точно не знаю, — отозвался Вельстил. И подошел к трупу, который валялся в каменном желобе.

В груди мертвеца зияла дыра размером с кулак. Чейн разглядывал ее, не подходя ближе.

— Могла это сделать Магьер?

Вельстил нагнулся, осмотрел рану и лишь тогда ответил:

— Нет… таким образом не убивают ни вампиры… ни даже дампиры. — Впрочем, в его голосе не было особой уверенности. — Пойдем дальше. Здесь мы не узнаем ничего нового.

— Дальше? — прошипел Чейн. — Куда?

И тем не менее двинулся вслед за Вельстилом, который начал подъем по желобу.

* * *

Хкуандув и Денварфи наблюдали за тем, как шайка сутулых людей и двое их предводителей приближаются к лагерю Сгэйльшеллеахэ.

— По ветру, — одними губами велел он, и они бесшумно двинулись на юг.

Глаза Денварфи сузились, когда она впервые как следует разглядела всю эту компанию.

Темноволосый человек с седыми висками шел первым, а тот, что помоложе, замыкал шествие. Оба были в плащах, тепло одеты и при мечах. Вид у них был угрюмый, изнуренный, лица бледны, но в целом они мало отличались от тех людей, которых довелось видеть Хкуандуву.

Но их сутулые спутники все время принюхивались и ворчали, как собаки, часто опускаясь на четвереньки.

Потом рыжеволосый высокий человек пошел первым, ступая по тропинке, протоптанной в снегу.

Хкуандув дождался, пока последний из них не исчезнет за складками горного склона. Он ожидал, что Сгэйльшеллеахэ приведет своих подопечных назад, но в лагере по-прежнему не было ни души. Хкуандув уже начал сожалеть о своем решении.

Что, если Магьер не помогала искать свою маленькую спутницу? Что, если она уже нашла искомое, независимо от того, обнаружили ее спутники пропавшую девушку или нет? И какое отношение ко всему этому имеют те двое со своей странной свитой? Неужели они тоже разыскивают артефакт?

— Пойдем следом? — спросила Денварфи.

Хкуандув подумал и кивнул. Они выскользнули из укрытия и, пригнувшись, со всеми предосторожностями двинулись по следу.

* * *

Вельстилу не было нужды определять местонахождение Магьер. Выбравшись из желоба, он снова обнаружил четкий след. Между отпечатками ног было изрядное расстояние, как если бы Магьер и ее спутники бежали. Вельстил ускорил шаг.

Они шли еще долго, пока не достигли крутого каменистого подъема, зажатого между двумя высокими скалами. Трое из монахов протестующе ворчали, но Вельстил загнал их на гребень подъема и там остановился.

83
{"b":"166657","o":1}