ЛитМир - Электронная Библиотека

      Джереми схватил его за руку и потянул в сторону переулка. Не нужно было прежних остроумных шуточек, чтобы осознать, как они сглупили, когда свернули прямо в тупик.

      И тут кто-то попытался схватить его сзади.

      Элиас отпрыгнул в сторону и услышал, как надорвался край его балахона, когда он рванул вглубь переулка.

      - У нас есть несколько монет! - закричал Джереми. - Возьмите их... оставьте нас в покое!

      Тупик заполнил звон рассыпавшихся монет. Но Элиас не сводил взгляд с кирпичной стены. Он не мог видеть ясно, но ему показалось, что чёрный кулак отхватил часть его серой мантии. Затем она скрылась, выронив клочок серой материи.

      Элиасу показалось, что он видел длинные пальцы, замотанные в полосы из чёрной мешковины.

      Тень от фигуры приблизилась, как бы вырастая в высоту. Был слышен, только утихающий звон монет, но не доносилось ни звука шагов.

      - На помощь! - закричал Джереми. - Кто-нибудь... охрана! Помогите нам!

      А Элиас тем временем не мог оторвать взгляд от возвышающейся над ним фигуры.

      Складки плаща развевались, словно наползая на стены. Он слышал, как Джереми стучит по дереву - видимо пытается достучаться в один из магазинов. А воздух стал до содрогания холодным.

      Запах пыли душил Элиаса, создавая туман в его голове, словно аромат странных специй.

Глава 1      

      Винн Хигеорт спустилась с узкой кровати в своей маленькой келье и посмотрела в окно. Из окна она видела квадратный внутренний двор первого замка Колсида, дома гильдии Хранителей.

      Хранители проходили через жёлтые пятна света от фонарей и факелов и исчезали в темноте за воротами. Последние хранители достигли больших двойных дверей в задней части двора и скрылись за ними - когда-то там находился пиршественный зал.

      Вин снова села на кровать, но потом сползла на пол и села на плетёном ковре, скрестив ноги. Она не пряталась. Скорее, её нынешнюю жизнь можно было назвать затворнической.

      В последние два сезона лета и осени, с момента своего возвращения, она избегала своих братьев всё чаще и чаще. Порой она даже жалела о том, что не продолжает тот длинный и трудный путь, что привёл её в город королевства Мелорна. И хотя Запределье находилось на другом конце света, её воспоминания о восточном континенте по-прежнему были всё такими же отчётливыми.

      На тумбочке лежала гроздь зелёного винограда и оловянная кружка воды. Она вздохнула и решила сделать кое-что более конструктивное, чем дальнейшее погрязание в прошлом. Винн закрыла глаза, цепляясь за образ воды в кружке.

      Прошло почти два года с того времени, как она попыталась совершить небольшой тавматургический ритуал. Она попыталась обрести магическое зрение, чтобы видеть Духа элементаля, что было тяжёлым выбором, учитывая то, что она не маг. В то время её спутники Магьер и Лисил, отчаялись выслеживать незнакомую нежить. И Винн удалось провести маленький ритуал и помочь друзьям сохранить деревню, но последствия этого всё ещё дают о себе знать.

      Как странствующий хранитель, без какого-либо нового назначения и имеющая мало обязанностей, у неё было много свободного времени. Она провела несколько вечеров, тайно работая над развитием магического зрения, которое всё ещё было при ней. И на сегодняшний день она имела весьма скромные успехи и одну весьма болезненную неудачу.

      Винн посмотрела на поверхность воды и вызвала в памяти образ Мальца... Мудрый древний Дух, который пришёл в этот мир в образе собаки, теперь ушёл от неё. Сосредоточение внимания на его образе, помогали ей больше, чем вызов магического зрения. Она думала о его голубых глазах, мерцающих как кристалл, о блестящем серебристо-сером мехе и о том, как он насмешливо облизывал ей нос. Как Дух, вечная сущность элементаль, он выбрал рождение в живой плоти.

      Он воплотился в виде маджай-хая, редкой породы выведенной от волкодавов, на эльфийских землях в Запределье, и наблюдал за Лисилом, Магьер и Винн. А потом он ушёл от неё. Она сильно скучала и часто вспоминала о нём.

      Единственный раз, когда она была уверенна в контроле над своим магическим зрением, был в его присутствии. Но сегодня она не искала Духа элементаля.

      С изображением Мальца в воде и воспоминаниях в её разуме, Винн открыла глаза... и не увидела ничего особенного.

      Она увидела просто комнату, стол заваленный разбросанными книгами, бумагу и перья... и гроздь винограда на прикроватной тумбочке. Всё это было освещено светом кристалла её холодной лампы. Винн опрокинулась на спину и раздражённо ударила ногой о бортик своей кровати.

      Всякий раз, когда у неё просыпалось её магическое зрение, места, где присутствовали элементали, показывались, как сине-белый туман, который проникал во все вещи и предметы, где на тонком уровне, существовала жизнь.

      Но несколько раз, среди синего тумана, она видела чёрное пространство.

      Это были места, где не было Духа, или возможно, там обитало нечто неизвестное.

      Пронизывающий всё туман, словно отодвигался чуть-чуть и впадал в эти пустоты, чтобы скрыть существование благородных мертвецов.

      Винн не была уверенна в том, что вода покажет что-то ещё, во всяком случае, не этим вечером. Тогда она подумала о том, что можно было бы вызвать Духа, как она делала это несколько раз.

      Винн закрыла глаза снова.

      В маленькой гостинице, в Уордлинсе, она бы сидела с Мальцом в их комнате. Так и было в те первые дни, когда её болезнь была ещё тайной. При воспоминании о глазах Мальца, она вспомнила, как ощущала его густой мех под своими пальцами, и снова открыла глаза.

      Из глубины желудка поднялась тошнота.

      Комната превратилась в разводы тёмного, белого и просто ослепляюще-синего тумана.

      Всё, даже каменные стены, изменились и пёстрая сине-белая форма туманы, скрывала их реальный вид. Она привыкла к тошноте и головокружению, но от этого они не стали менее неприятными, хотя были и знакомы ей. К счастью, она сегодня ничего не ела.

      Винн взглянула на прикроватную тумбочку. Сильнее светились гроздь винограда и шерстяное одеяло на кровати. От каменных стен и оловянной кружки виднелся только слабый след. Когда она посмотрела на свои руки, то увидела, что сильнее всего Дух светился в её живой плоти.

      Виденье Духов элементалей, было частью её проклятия и самым худшим, что могло с ней случиться. Но так как ей нужно было получить гораздо больше от него, ей пришлось бы принять условие, что это не просто болезнь.

      Винн подняла глаза на рифлёную кружку и прошептала:

      - Дай мне... вода.

      Ничего не случилось, и мерцание стало проходить. Или же?..

      Было ли это реальной сменой цвета? А сине-белый виноград... который был сине-зелёным?

      Вдруг цветной туман хлынул в её голову и головокружение Винн увеличилось. Сине-белый цвет стал закручиваться, превращаясь в бело-жёлтый. Она никогда не видела такого цвета раньше. Потом он вдруг оказался тёмно-янтарно-красным.

      Винн резко вдохнула.

      'О, нет... только не снова!'

      Кружку окаймлял глубокий чёрный цвет, потому что там была охлаждённая вода. Тусклое тёмное коричнево-красное пятно, было одеялом на её кровати и особенно светилось там, где ещё хранило остатки её тепла.

      И тут Винн ненадолго увидела элемент огня.

      Она вздрогнула и отпрянула в панике, но как оказалось, сделала это слишком быстро. Не успела она закрыть глаза, она увидела свет кристаллов её холодной лампы. Жгучая боль из-за вспышек перед её глазами, хлынула в её череп, вместе с тошнотой и головокружением.

      Свет был проявлением огня.

      Винн схватилась за свою больную голову. Слёзы сочились, сквозь её сомкнутые веки, как буд-то она смотрела на солнце и перед закрытыми глазами крутились яркие крапинки. Головокружение продолжалось, и она знала, что магический взгляд по-прежнему с ней. И не смела открыть глаза. Последний раз, когда она видела огонь, прошло полгода, потом её изменили, и зрение исчезло само по себе.

3
{"b":"166658","o":1}