ЛитМир - Электронная Библиотека

      Что он увидел в тех страницах?

      - Давай поужинаем. - тихо сказал Николас.

      Винн даже забыла, что он стоит позади неё.

      - Отнесёшь вещи позже. - добавил он. - Просто пойдём и поедим.

      Она просто кивнула и направилась вместе с ним в общий зал. Но мысли Винн были сосредоточенны на фолианте и разочаровании тем, что иль'Шанк смотрел эти страницы прямо перед ней.

      Внутри Чейна всё кипело, пока он возвращался назад в Грейлендс. Он был так близко и потерял фолиант из-за своей неуклюжести. Гнев обострил его голод, сделав его нестерпимым.

      В прошлом зверя он наслаждался охотой, ему нравилось ощущать запах страха, исходивший от жертвы и чувствовать их попытки сопротивляться. Он кидался без разбору, просто беря того, кто ему нравился в данный момент.

      Но кое-что изменилось с его последнего разговора с Винн.

      Его выбор был более придирчивым, и зверь хныкал в нём и выл в гневе от его самоотречения. Чейн боролся со своей тоской по эйфории истинной охоты и убийства.

      Он пробыл в Колмсите всего чуть больше луны, но успел изучить его районы достаточно хорошо. Когда ему нужно было (а не хотелось) кормиться, он отправлялся в южные пределы Грейлендса.

      Сегодняшним вечером он ходил среди старых закоулков и наблюдал. Большинство из обитавших здесь людей, были убоги и несчастны, но это не являлось критерием его выбора.

      Мимо прошла беззубая старуха, что-то бормочущая себе под нос, но он проигнорировал её. Наконец он подошёл к хижине, которая располагалась возле таверны. Оттуда слышались приглушённые крики и Чейн замер в тени под навесом.

      - Что ты поставишь ещё?! - кричала женщина. - Вот деньги на хлеб и молоко. Ты почти всё проиграл в кости.

      Послышался звук удара и плач женщины. Дверь в хижину распахнулась, и оттуда вышел крупный мужчина. Было видно, что он не брился несколько дней.

      - Оставь меня в покое! - прорычал он, оглядываясь назад. - Я отправляюсь в 'Синий кабан', чтобы спросить о... хоть какой-нибудь работы. Я сам куплю молоко и хлеб, так что хватит скулить!

      Одержимый сохранением контроля, Чейн вздрогнул от знакомого чувства, щекотавшего его в глубине сознания. Внутри него взволновался зверь.

      Человек лжёт. Он вышел, оставив дверь широко распахнутой, а сам направился куда-то дальше по улице.

      Чейн выскользнул из тени. Это существо было бесполезно - лжец, мот и отброс человечества. Без него мир ничего не потеряет, кроме ещё одного скота в человеческом обличье. Три улицы вниз и Чейн остановился у следующего переулка.

      - Сэр. - прохрипел он, подражая нуманскому, зная, что акцент и голос могут вызвать подозрение. - Я слышал упоминание о костях.

      Грязный человек остановился и повернулся, косясь на него.

      Для этой части города, Чейн был слишком хорошо одет. На нём были хорошие ботинки и тёмный шерстяной плащ, который скрывал всё, кроме рукояти меча.

      Человек моргнул в нерешительности.

      - Ты сможешь играть?

      Чейн сделал шаг и вытащил кошелёк, позволяя монетам звенеть.

      - Зависит от цены, чтобы войти в игру.

      Глаза человека замерли на кошельке, и он улыбнулся, быть может, видя перед собой глупого иностранца.

      - У нас нет платы. - сказал мужчина. - Мы ставим то, что есть и не используем запрещённых приёмов.

      В одно мгновение Чейн достиг переулка, где стоял человек и обрушился на него. Затем он сжал челюсть человека и потащил его вглубь переулка. Человек был таким же сильным как выглядел и вдруг резко ударил Чейна локтём под рёбра.

      Чейн даже не дрогнул. Он придал свою жертву к стене здания и вонзил клыки в обнажённое горло. Запах эля и пота ударил в нос, но зверю внутри Чейна было наплевать.

      Когда-то он играл с жертвой, пока страх не пронизывал воздух. Он любил этот сладкий мускусный запах или же зверь внутри него смаковал его?

      Он вонзил клыки немного глубже, глотая кровь. Солёное тепло вливалось в рот, и зверь был вне себя от радости. Он пил так быстро, что человек принялся биться в конвульсиях. Кровь потенциального игрока замедлилась и его сердце остановилось.

      Наступила смерть.

      Чейн оторвался от жертвы и выпустил её челюсть. Затем, он отошёл в сторону и отстранённо наблюдал за тем, как тело человека скользит по стене и оседает на землю. Его глаза были по-прежнему широко распахнуты.

      Всё произошло быстро, даже слишком быстро. От резкого прилива жизненной энергии, у Чейна закружилась голова и по телу пронеслись мурашки от удовольствия. А зверь внутри него заскулил и спрятался обратно до следующего приёма пищи.

      Чейн видел как его собственный обративший Торет, а затем, Вельстил, поднимали новых фаворитов из выбранных жертв. Не все воскресали из мёртвых, а потому тщательный отбор был необходим. Но оставалась слабая надежда на то, что такая слабая жертва может подняться на другую ночь. Торет верил, что благородному мертвецу, чтобы сделать кого-то себе подобным, его нужно было кормить своей жидкостью. Но это было ещё одним суеверием.

      Всё что требовалось, это быстро выпить кровь жертвы и быть с ней во время её смерти. Чейну повезло в прошлом и он не поднял ни одной своей жертвы.

      Или же?.. Он вспомнил свои путешествия с Торетом, а потом с Вельстилом. Он никогда не задерживался на одном месте достаточно долго, чтобы проверить это.

      Чейн не хотел слуг. И уж точно он не хотел делать слуг из говядины, что шлялась в этом переулке. Последние струйки крови текли по шее трупа, окрашивая его грязную рубашку, но в темноте переулка она казалась чернилами.

      Чейн закрыл глаза и перед его взором предстало лицо Винн. В её глазах была боль и немой укор.

      Он открыл глаза и вытащил нож, украденный из доков, и нанёс человеку глубокую рану. Когда труп будет найден, его смерть примут за обычное убийство, совершённое отчаявшимся вором-карманником. Опустившись на колени, он стал искать монеты.

      Чейн вышел из переулка, добавив к свои монетам новые. Последнее время, он отправлялся 'домой' в гостиницу, никогда не оглядываясь назад.     

Глава 8      

      Винн потратила следующий день в катакомбах с двумя словами застрявшими у неё в голове - азкинмьёзес и блач чиргеа.

      Она искала в глубоких архивах и даже не пыталась найти возможные вариации к термину 'вампир'. У ранних народов континента не было таких слов. Она столкнулась с ним в Запределье.

      Несколько раз она даже заблудилась среди каменных палат и комнат. И всё что она могла делать, это следовать элементарной символике на краях книжных полок.

      Дух, Огонь, Воздух, Вода и Земля.

      Круг, треугольник, квадрат, шестиугольник и восьмиугольник.

      Чем меньше символов было в колонке, тем ближе она находилась к передней части катакомб и дальше от задней стены крепости. Наиболее первичные фигуры и общие тексты, находились ближе всего к камере Домина Терподиуса. Вскоре она нашла путь назад и направилась к другим архивам.

      Всякий раз, когда она обнаруживала том, свиток или интересный свиток, она тут же отступала до ближайшей ниши. Там она сидела, теряя счёт времени при свете своей холодной лампы. И снова болела голова и уставали глаза, когда подходило время к ужину.

      ... Мастер Гедельмон, уставился на варта, хотя он не мог разглядеть его лицо под капюшоном. Тёмный предвестник парил при тусклых свечах кухни. Он выглядел, как высокая фигура, одетая в чёрный саван...

      Это слово - 'варт' - 'wasn't' было знакомо Винн, но она быстро перевернула страницу старых сказок.

      ... Высокий и стройный, он был похож на Гельдемона, прежде чем он предался годам обжорства. Пища и вино так располнили его, и он не мог встать и убежать. И на следующее утро он был найден на полу мёртвым с куском баранины в зубах...

35
{"b":"166658","o":1}