ЛитМир - Электронная Библиотека

      Дни тянулись очень медленно.

      Она хотела практиковаться с солнечным кристаллом, как с единственным средством, для защиты себя и других. Но Домин иль'Шанк заставил её поклясться, что она не воспользуется 'игрушкой' без его контроля. И всё это время пропадал внизу в мастерских. Она надеялась каждый вечер, что он придёт.

      Так она сидела в своей комнате и реорганизовывала свои записи, хотя вскоре должна была спуститься на ужин. Но если бы она увидела иль'Шанка, она могла бы уделить больше времени для занятий.

      Закрыв журнал, Винн вышла из комнаты и, приблизившись к лестнице, услышала резкий неприятный голос. Она подкралась настолько близко, чтобы заглянуть за угол.

      Перед дверью стояли трое подмастерьев и болтали вполголоса. Неприятный голос принадлежал Регине Меллини, которая стояла ближе к лестнице и спиной к Винн. Другие две девушки носили серые плащи катологеров. Винн видела их в гильдии, но не знала их имён.

      - Что же сказал Хайтауэр? - спрашивала Регина.

      - Невероятно! - сказала девушка с раскосыми глазами. - Я чуть в обморок не упала, когда старый камень сказал, чтобы я доставила фолиант.

      - Следите за языком. - предупредила её другая. - Ты не должна так говорить о нашем Домине.

      - Мне всё равно! - отозвалась первая. - Я просто рада, что вернулась домой и не жалею, что не принесла фолиант. Мастер а'Сит, сам встретился с ним.

      Винн отступила из поля зрения.

      Ни один фолиант ещё не посылался с ночи убийства Мириам и Дэгмонта. Но Хайтауэр направил один в магазин а'Сита, а затем послал за ним. О чём он думал?

      Винн попыталась подкрасться, чтобы снова быть незамеченной.

      - Ну, а что мастер а'Сит? - спросила Регина.

      - Он просто сказал, что работа ещё никто не закончилась и он не будет передавать что либо. Он послал нас прочь, и я не стала спорить. Он пугает меня больше чем Хайтауэр.

      Трое молодых хранительниц вышли, очевидно направляясь на ужин в главный зал. Винн ждала пока стихнет их болтовня, только после чего спустилась. Но она остановилась у двери, обдумывая свои слова.

      Если Хайтауэр рисковал рассылая фолиант и его содержание должно было быть настолько важно, что работа ещё продолжалась. Может быть, даже для него это было важнее, чем Мириам, Дэгмонт и Николас. Но это не имело смысла, если а'Сит не посылал фолиант обратно. Его магазин ни разу не завершал работу вовремя.

      И всё же, фолиант находился ещё в его магазине.

      Это могло быть единственным шансом узнать то, что среди всех этих текстов, являлось мишенью для нежити.

      Винн бросилась обратно в свою комнату и схватив кристалл холодной лампы, остановилась возле кровати.

      Что случится, если она будет обнаружена? Ей уже ни раз приказывали держаться подальше ото всего, связанного с этим проектом.

      Магьер не позволила бы кому-нибудь остановить её и даже Лисил. Малец же всегда держался своего собственного курса.

      Винн не могла отказаться от своего единственного шанса.     

Глава 10      

      Наступили сумерки. Чейн присел на крыше скриптории 'Прямое перо' и прислушивался ко всему, что происходило внизу. Один из мастеров послал посыльных гильдии с пустыми руками, а это значило, что незавершённый фолиант всё ещё в магазине. Это был странный поворот, но ему повезло.

      Чейн не владел слоговым Бегайн и ещё в Беле, Винн и Домин Тилсвит, объясняли как это работает. Не фактический алфавит, а части слов и слога. На основе смешения и упрощения ударений из тридцати восьми букв современного нуманского, он мог использоваться для расшифровки почти любого известного языка. Это помогало сэкономить пространство для письма и читалось значительно легче.

      Чейн мог понимать беглый нуманский, но всё ещё испытывал трудности в чтении и написании. Даже собственные заметки были написаны на белашском.

      Он подумал о том, что даже если будет борьба, но он должен будет узнать какие тексты взяла Винн из ледяной библиотеки. Он должен был видеть, что было в фолианте и ждал, когда дверь магазина наконец закроется.

      - Вон. - сказал кто-то скрипучим противным голосом. - Уходите все.

      - У вас есть ключ? - спросила девушка.

      - Нет, я оставил его внутри, чтобы раздражать вас... а теперь бегите! Мастер а'Сит ждёт вас!

      Чейн переместился на край крыши и перегнулся через край карниза.

      На улице стоял темноволосый мужчина в телогрейке и шляпе с широкими полями. Старый лысеющий коротышка говорил с книжниками из магазина. Когда он вышел за ним просеменила молодая девушка с курчавыми волосами и тёмной кожей.

      Чейн застыл. Внезапное покалывание заставило его содрогнуться.

      Темноволосый мужчина вызывал в нём неясную тревогу.

      Царапнул в замке ключ и все сотрудники магазина зашагали по улице. Чейн сразу же потерял намёк на это странное ощущение. Всё его внимание было сосредоточено на магазине внизу.

      Закрыв глаза, он наклонился к краю карниза. Затем он сделал глубокий вдох, пытаясь почувствовать аромат ночного воздуха и понять есть ли ещё кто-то внутри магазина.

      Существовал только остаточный запах. Он прислушался к звукам, о не услышал, что в скриптории кто-нибудь был. Он подвинулся к краю, высматривая лучший способ проникновения внутрь магазина.

      Пробираться через дверь или окно, не было вариантом. Кто-то мог увидеть или услышать его. Поэтому оставался только один способ. Он разбудил в себе звериную часть, которая всегда жаждала убивать.

      Голод выплыл на поверхность, закаляя ногти и наполняя его холодную плоть силой.

      Он перебрался к задней части магазина, а затем принялся осторожно убирать черепицу и отдирать доски. Это было нелегко, но всё же, он смог проникнуть внутрь, в пристроенную к магазину комнату.

      Он мягко спрыгнул на пол и огляделся. Мастерская писца была настолько изолирована от освещения, что даже ему было трудно здесь что-то различить. Он натыкался на рабочие столы и стулья, роняя с них бумагу.

      Он различал объекты, только тогда, когда был к ним достаточно близко. На полке задней стены он нашёл фонарь и спички, лежавшие в оловянной чашке. Он зажёг фонарь, вращая его ручку, пока пространство не заполнил тусклый свет. Оставив фонарь на месте, он принялся исследовать комнату.

      Где писец мог хранить фолиант?

      И он его нашёл без особого труда. Кожаный фолиант лежал на маленьком угловом столике рядом с двумя большими шкафами.

      Чейн сделал два шага, но затем остановился.

      Почему он лежит на виду? Это казалось слишком непрофессиональным. Возможно только, что книжники работали допоздна и забыли позаботиться о надёжном месте для фолианта. Но это тоже не представляется правдоподобным.

      Чейн поднял фолиант.

      Судя по его толщине и весу, заметки были ещё внутри. Он быстро осмотрел стол и посмотрел на столы. Всё было чисто и аккуратно организованно. Значит, работу, возможно, специально оставили лежать здесь.

      Он вытащил кожаный шнурок и открыл фолиант.

      При виде листов с нацарапанными на них письменами сделанными чернилами и древесным углём его плечи обвисли с облегчением. Теперь он не мог задерживаться здесь больше не на минуту и свет от лампы могли увидеть сквозь щели в ставнях. Он погасил лампу и поспешил к передней комнате магазина.

      Подойдя к трещине в окне, Чейн достал стопку листов и подставил под свет.

      На этот раз его охватило отчаяние.

      Кроме ограниченного понимания им письменности хранителей, он заметил, что у некоторых из них ужасный почерк. Ещё хуже были фрагменты, написанные просто заострёнными палочками угля. Дешевле и удобнее чем чернила, они обычно оставляли размытые письмена. И он не мог различить все письмена. Многие же были скопированы на языке оригинала, что Чейн и вовсе не мог прочесть.

44
{"b":"166658","o":1}