ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 14      

      Винн застонала, открывая глаза. Она обнаружила себя, лежащей в постели в своей комнаты. Она чувствовала лихорадку как буд-то от загара и её правую руку неприятно покалывало. Когда она подняла её, рука и предплечье были в нормальном состоянии. Она вспомнила падение на улице и белый свет кристалла в котором утонула улица.

      Винн быстро села в кровати.

      Перед глазами плавали цветные пятна и она моргнула борясь с головокружением. Как она оказалась в своей комнате и где угольно-чёрный маджайхи? И что стало с Чейном после того, как зажёгся кристалл?

      Она вспомнила как он бросился к ней и потом пропал в белой вспышке.

      Тут из дальнего угла комнаты послышалось скуление и повернувшись, она открыла рот от удивления.

      На полу у стола лежал, свернувшись клубком маджайхи. Кончик его пушистого хвоста касался носа, а его голубые глаза смотрели на неё.

      - Как ты сюда попал? - удивлённо выдохнула Винн.

      Его длинные уши дрогнули на звук её голоса. Но когда она переложила ноги, качнувшись в постели, стараясь встать, маджайхи поднял голову и зарычал.

      Винн осталась лежать неподвижно.

      - Всё в порядке. - прошептала она.

      Потом она поняла, что попала сюда не сама.

      Она в панике оглядела комнату и увидела свой плащ накинутый на спинку стула. Маджайхи зарычал снова, поскольку она попыталась встать на ноги. Винн споткнулась, но добралась до своего плаща и вытащила старый оловянный футляр, вздохнув с облегчением.

      Он выглядел так же как и тогда, когда Чейн передал его ей - целым и невредимым. Она засунула его обратно в плащ и обернулась. Маджайхи смотрел на неё пристально, а его острые уши были прижаты к голове.

      На её тумбочке стояла глиняная кружка и кувшин с водой. Не обращая внимания на собаку, Винн подошла к тумбочке и наполнила кружку водой. Но когда она попыталась пройти через маленькую комнату, маджайхи снова преградил ей путь.

      Он опять на неё рычал.

      Винн поставила чашку с водой на пол, но даже когда она попятилась к кровати, животное не двигалось.

      - Всё в порядке. - повторила она, но её слова ничего не изменили.

      Но потом маджайхи сделал один осторожный шаг к миске. Он опустил морду и принялся лакать, не сводя взгляда с Винн. На Винн накатила волна печали, когда она подумала о Мальце.

      Она не могла подавить сожаления, что этот четвероногий незнакомец был не он, у него была даже другого цвета шерсть, не говоря о том, что похоже го пол был женским. Она вспомнила маджайхи в землях эльфов.

      Там была угольного цвета самка. Её цвет был почти таким же тёмным как у вожака стаи. В отличие от них, Винн вспомнила белую компаньонку Мальца с голубыми глазами в жёлтую крапинку, которые казались зелёными издалека. Эти странные атрибуты были странностью среди диких защитников в землях эльфов.

      Странная самка перестала пить и подняла голову.

      Винн не могла понять, что делает этот молодой годовалый маджайхи так далеко от дома. И почему собака приходила к ней на помощь уже второй раз, когда появлялась чёрная фигура? Она присела к собаке и неуверенно протянула руку, ладонью вверх.

      - Всё в порядке. - повторила она.

      Маджайхи отшатнулся и дёрнулся вбок, вскидывая длинную морду.

      И момент пришёл.

      Собака чуть-чуть вытянула шею и принюхалась, после чего уставилась бледно-голубыми глазами на Винн.

      Точно также когда-то изучал её Малец. И так смотрела на неё Лили, когда они впервые встретились.

      Молодая самка вдруг фыркнула и сделала шаг.

      Винн осталась на месте, а самка замерла, словно ожидая чего-то. Наступил краткий момент контакта, после чего Винн испытала чувство разочарования.

      Маджайхи тоже было тяжело воспринимать её. Чёрный с сединой вожак едва ли мог вообще выносить. И Лили была единственной, кто подпустил её близко.

      Уши молодой самки встали торчком.

      Даже Лили не позволила бы Винн прикоснуться к ней без Мальца. Как она собиралась установить доверительные отношения с этим животным и не быть укушенной? Винн наклонилась вперёд с всё ещё протянутой к собаке рукой, но та колебалась, улавливая страх.

      Наконец, Маджайхи потянулась и коснулась холодным и влажным носом, кончики пальцев Винн.

      На девушку обрушился шквал воспоминаний. Она качнулась под натиском первой волны, но тут обрушилась следующая.

      Вот серебристо-серый мех Мальца сверкает от солнца, которое попадает сквозь бреши в лесном пологе....

      Лили бежит рядом и её шерсть блестит ослепительно белым там, где касается её свет...

      В подлеске растёт фиолетовый папоротник, который распространён на обширных эльфийских территориях.

      Винн резко отдёрнула руку, потому что у неё перехватило дыхание и от этого упала на крестец.

      В этих воспоминаниях было всё как-то неправильно, туманно и размыто. Она никогда не видела Мальца и Лили в этом моменте, который только что вспомнила.

      Молодая самка подняла голову и снова фыркнула.

      Даже несмотря на затяжную горячку Винн, ей вдруг стало холодно на каменном полу.

      Малец мог вызывать воспоминания в людях и показывать им то, что они видели раньше. Он играл памятью людей и те оставались в полном неведении касательно того, что он делал. Но почти два года назад он оставил что-то на эльфийских территориях.

      И эти воспоминания пришли к Винн от прикосновения.

      Только маджайхи могли это сделать. Они общались друг с другом посредством разговора через память. Но это было невозможно с Винн или с кем-нибудь. Однажды отдыхая среди их стаи ночью, она пыталась 'послушать' их, но не смогла.

      Винн вспомнила Мальца и Лили в лесу, как буд-то сама была там, но эта размытая память не была её собственной. И это было передано не человеком, а маджайхи. Но как такая молодая собака могла знать Мальца?

      Что произошло?

      Винн сделала несколько глубоких вдохов и опустилась на колени. Самка не уклонялась, а даже напротив, седлала два шага к девушке. Винн медленно потянулась к ней и дотронулась мягкой шерсти между ушами. Самка подняла голову, и рука скользнула ниже по шее.

      Когда пальцы Винн зарылись в густой мех, она увидела почти кремовый подшёрсток, под угольно-чёрной шерстью. Она опустила взгляд, встречаясь глазами с животным.

      Винн смотрела в сапфировые синие глаза без малейшего признака жёлтого цвета.

      В мыслях Винн всплыл образ Лили.

      На этот раз воспоминание было явно её собственным. Это произошло тогда, когда она впервые без разрешения дотронулась головы Лили. Это было как внезапная вспышка, как вторжение кого-то непрошенного, но тем не менее, знакомого. Как буд-то Малец пытался передать кому-то его собственное воспоминание. И всё больше картинок переполняло её разум...

      Четыре щенка расположились вокруг кремово-белой матери, с глазами в жёлтую крапинку. Это были два серебристо-белых самца, ещё один с шерстью стального оттенка и самка с тёмно-серой шерстью.

      Моменты появлялись как вспышки и уходили...

      Четверо щенков боролись среди поваленных деревьев поросших мхом и лишайником...

      Вот маленькие тела уже окрепли и все четверо бежали за матерью...

      Они охотились на диких зайцев, странных животных с цветной шерстью и шоколадно-коричневых белок и ноги росли намного быстрее чем их тела. Однажды один из них споткнулся и полетел с ужасного обрыва...

      Каждый момент, который видела Винн, принадлежал разному периоду времени. Щенки выросли из малышей в подростков и вот девушка уже видела угольно-чёрную самку налаживающей контакт со своей светлой матерью. В тусклом, лишённом хорошего освещения пространстве она была чёрной как смоль, а мать белой как призрак.

58
{"b":"166658","o":1}