ЛитМир - Электронная Библиотека

      Дети как Ликэн были древними Благородными Мертвецами.

      - Валхачкасейя! - поклялась Винн шёпотом, больше от испуга, чем от гнева. Вампиры тысячи и более лет назад потеряли 'возлюбленных' в своей войне, и это было стёрто из мировой истории. Таких как Ликэн существовало не трое и не пятеро, и что она продержалась так долго...

      Винн не хотела заканчивать эту мысль.

      Сколькие из них могли выжить в этом мире?

      Вампиры разбирались в магии и могли совершенствовать её годами становлясь лучше любого мага. И может быть они могли обрести власть ходить через стены, становясь бестелесными по желанию, и тем не менее, быть в состоянии проделать дыру в груди стражника.

      Были ли Родиан частично прав по отношению к чёрной фигуре? И был ли это маг-вампир подобный Чейну?

      Был ли он одним из трёх детей?

      Винн перевернула страницу своего дневника и стала записывать найденные имена. Она отметила имена пятерых детей. Остальные остались неопределёнными как 'преподобный' или 'пожиратель молчания'. Она изучила места с оригинальным текстом, где были фрагметы связанные с Волиной.

      ... через сладкую победу (неизвестные символы и буквы)... мир разорванный в клочья... большое количество послушных живых... западные силы были уничтожены. Возлюбленные укрылись... дети разделились.

      Винн остановилась с занесённым над журналом пером.

      Что значило разделились? Разве они противоречили друг другу? И от чего укрылись Возлюбленные?

      Волино и Хассаун ушли с Ликэн в Пока Пикс, взяв с собой шар. Винн хорошо знала, что стало с теми 'послушными живыми'. Магьер видела сотни древних скелетов в пещере под замком. Они стоили святилище, где хранился шар, который забрали Магьер, Лисил и Малец, чтобы перепрятать в укромное место.

      Но что случилось с Волино и Хассауном?

      Трудно было представить, что они просто ушли, оставив Ликэн. Белую нежить что-то удерживало в этом месте, и она не могла его покинуть. Так долго погружаясь в безумие, Ликэн забыла даже звуки произносимых слов. Казалось вероятным, что по какой-то причине Волино и Хассауна просо не стало.

      А самое главное, где укрылись Возлюбленные?

      Возможно ответы на эти вопросы и искал убийца. Винн достигла фразы, которая затмила все остальные вопросы.

      ... Якоря создания.

      Она проверила левую колонку. Перевод этой части был похож на диалект суманского, но чего-то не хватало. Домин иль'Шанк перевёл бы, если бы она попросила. Но, когда она пробежала глазами по остальным колонкам, то больше ничего не нашла. Конечно, если бы иль'Шанк имел понятие о возможных значениях, он бы отметил это для тех, кто работал с переводами.

      Письмо Волино было больше схематичным и содержало непереводимые или нечитаемые кусочки. Вскоре Винн стало трудно отличать возможное название и просто неопределённые имена собственные. Она встретила слово переведённое как 'священник', рядом с ссылкой на 'тех возлюбленных'.

      Она вспомнила слова Магьер о пещерах. Ликэн ходила между теми прихожанами, кто давно умер, в пренебрежении. Снова Винн поняла, чего опасалась Сикойн и Хайтауэр и для чего им должны были эти уловки.

      Если существовала тёмная религия, то какая сила стремилась положить конец всей разумной жизни?

      Винн не хотелось думать о людях подобных Родиану, которые отрицали часть этой древней истории. Что если дети тоже являлись частью религиозного ордена?

      Нет, не с другими группами упомянутыми в тексте. Этих древних Благородных Мертвецов можно было рассматривать как 'святых', но были ещё 'священники', а следовательно и 'преподобные'. Но к какой группе принадлежали 'пожиратели молчания'? И кто или что они были?

      Винн прикусила нижнюю губу в отчаянии и перевернула страницу. Это было в последней колонке.

      Но тут её ждало разочарование. Она стала изучать текст, проверяя номера томов, но так и не нашла ничего. Эта работа не была завершена.

      Но в конце концов у неё оставался список из семнадцати имён и было девять заготовок с названиями, которые могли использоваться в качестве имён. Из детей Возлюбленных были отмечены пока только пять - Ликэн, Волино, Хассаун, Веспана и Гахетман.

      Винн сглотнула, а потом начала ворчать и стонать.

      - Молодая Хигеорт! - прохрипел Терподиус из внешней комнаты. - Если это животное устроит аварию в моём архиве, вы будете за это отвечать! И снова вы опоздали на ужин.

      Она весь день просидела здесь? Винн взглянула вниз.

      Самка подняла глаза, даже не поднимая головы. Её новая компаньонка просидела на одном месте весь день.

      Винн сложила все страницы и собрала вещи. Прежде чем закрыть журнал, она снова взглянула на имена. Маджайхи, наконец, подняла голову и села, глядя через стол.

      - Имена и всё больше имён. - вздохнула Винн поглаживая голову самки и вспоминая тот день, когда случайно назвала Лили. - И я до сих пор не знаю, как называть тебя.

      В её голове тут же возникла быстрая цепь образов, в котором были один Малец, а потом он с Лили, и, наконец, старый волкодав.

      Винн застонала.

      - Перестань. Это ничего не значит для меня.

      Но это не остановило её. Изображения замедлились, но повторились.

      На этот раз когда возникло изображение волкодава, он мерцающей фигурой возник рядом с угольно-чёрным щенком.

      Это появлялось снова и снова, пока не возникла картинка с изображением уже взрослой угольно-чёрной самки у ног Винн.

      Девушка скользнула со стула и опустилась на колени, перед дочерью Мальца. У неё не было опыта в общении через память с другими маджайхи и она путалась в смысле. И тут, смотря в её глаза, она поняла, что ей не нужно больше искать имя.

      Имя в честь старого волкодава, обычного животного, которое когда-то спасло её.

      Винн осторожно положила руки на морду самки.

      - Тень. - прошептала она.

      Собака не ответила. Винн расслабила своё мышление, чтобы позволить свободно всплыть памяти о волкодаве. В ответ она получила тёплое влажное касание по своему лицу.

      Она собиралась потратить много времени и усилий, чтобы они начали понимать друг другу лучше.

      Затем она собрала свои вещи и направилась к внешней комнате.

      - Мастер Терподиус, вы сохраните всё так как есть?

      На мгновение его суровое морщинистое лицо смягчилось, возможно, озабоченное её стремлением к исследованиям. Он был архивистом, который посвятил свою жизнь этим архивам. Но затем, он хмуро взглянул на присутствующего здесь 'волка'.

      - Я положу это... в безопасное место. - сказал он. - Но я постараюсь положить всё также, когда ты вернёшься.

      - Спасибо. - ответила Винн.

      - Пойдём, Тень. - сказала она. - Мы должны торопиться, если ты хочешь на ночь сбегать за решётку. Я не думаю, что кто-то будет нам признателен, если ты сделаешь свои дела прямо во дворе.

      Она поспешила к лестнице и Тень бежала рядом с ней. Когда они вернулись и приблизились к арке общего зала, Винн засомневалась. Лучше обойти это место, чем войти туда снова. Прежде чем она успела сделать ещё шаг, она услышала тяжёлую поступь Хайтауэра.

      - О, нет. - проворчала Винн, быстро схватив Тень за загривок.

      Без сомнения, Домин слушал о её новой спутнице и возможно, пришёл, чтобы положить конец этому. Но Хайтауэр едва взглянул на Тень. Его лоб морщился и он казался взволнованным.

      - Что такое? - спросила она.

      - Николас очнулся... - сказал Хайтауэр и его хмурый взгляд стал ещё более разочарованным. - Капитан Родиан приехал... но Николас зовёт тебя.     

Глава 15      

      Родиан следовал за учеником в коричневых одеждах. Когда они достигли палаты лазарета, он увидел Хайтауэра и Винн спешащих по коридору. Хайтауэр кивнул в знак приветствия, но Родиан этого не заметил. Он смотрел на высокого длинноного волка рядом с Винн.

63
{"b":"166658","o":1}