ЛитМир - Электронная Библиотека

      Винн показалось, что эти карие глаза на миг стали стеклянными.

      Они блестели, но это было невозможно. С улицы проникал слишком слабый све, а по его глазам можно было сказать, что комната была хорошо освещена.

      Если Пауль а'Сит был тем, чем говорил Чейн, то почему он не смёл её в сторону. Она могла придумать только одну причину для этого. Она была одной из хранителей.

      - Призрак, это не единственный случай в нашем мире! - почти закричала она. - Чейн и я, одни из немногих, кто верит, что кое-что из Забытой Истории возвращается. Мы можем быть в числе тех немногих, кто может помешать или остановить это! Я заберу его из города, и вы никогда не увидите его снова.

      Пауль а'Сит повернул голову в её сторону. На его лице был намёк на недоверие или подозрение.

      - мне слишком многому нужно учиться... слишком многое предстоит сделать. - сказала Винн. - Если вы видели, что мы делали там, вы знаете, что я нуждаюсь в нём. Только он поможет мне остаться живой достаточно долго, чтобы докопаться до истины. Вы не понимаете, что он нужен мне.

      Она скользнула рукой по морде Тени и надавила.

      Тень попятилась к двери и Винн отступила назад вместе с Чейном, только после чего опустила посох.

      Мастер а'Сит медленно следовал за ними и его твёрдый взгляд по-прежнему следил за ней. Он не приближался к ним, но сохранял расстояние между ними.

      Винн споткнулась, когда стала спускаться с крыльца магазина.

      Пауль а'Сит остановился в дверях.

      Даже сейчас, когда она направилась к иль'Шанку и Родиану, мастер-писец, не прекращал следить за ней своим холодным взглядом.     

Глава 20     

      Наступил рассвет и Гассан иль'Шанк поднялся по ступеням к своей келье. Он никогда не был так устал и но не хотел быть один. Он коротко постучал перед тем, как войти.

      На столе стояла холодная лампа. Под его светом на полу сидела Винн и спокойно разглядывала почерневшую поверхность свитка.

      - Винн. Предостерегающе сказал он. - Ты не вызывала свой...

      - Мантический взгляд? - закончила она. - нет, я слишком устала. Всё что есть в свитке, может подождать.

      Гассан знал, что за дверью в заднюю комнату, лежал вампир Винн. Он лежал в тёмной спальне и Гассан не знал, спит ли он на самом деле. Чейн был ранен, хотя не имел признаков никакой физической раны. Винн настояла на том, чтобы они забрали его обратно и Гассан провёл их внутрь так, чтобы их никто не обнаружил. Это было сложно, но облегчало ситуацию то, что несколько стражников покинуло свой пост.

      После того, как они уложили Чейна на постель, Винн легла на небольшой диван в мастерской, а Гассан оставил их на некоторое время. У него были более неприятные задачи.

      Теперь, когда он закрыл дверь, Винн заговорил прежде, чем он смог рассказать о своём пребывании.

      - Вы ходили, чтобы поговорить с Хайтауэром и Сикойн. - сказала она. - О том, что случилось вчера вечером.

      Он вздохнул.

      - Да. И я думал, что вы бы смогли отдохнуть, пока меня не было.

      - Неужели они поверили тебе?

      - К сожалению, да. - сказал он. - Хотя не только в мои слова, но и в твои. Но мы нарушили правила гильдии.

      - Что ты имел ввиду, когда сказал 'к сожалению'?

      Гассан не хотел объяснять, но было бы лучше, если бы она знала.

      - Я предполагаю, что они верили тебе всё время.

      Он взял свиток из дрожащих рук Винн.

      - То, что ты знаешь. - сказал он. - Вряд ли кто-то узнает о таких вещах за пределами наших стен.

      Винн смотрела на него снизу вверх. Она выглядела затравленной. Но её оливковые щёки запылали гневом.

      - Они обращались со мной... - начала она, захлёбываясь словами. - Как с идиоткой или неразумным дитя!

      - Они не могли допустить панику. - возразил он. - Другие тоже захотели бы узнать, что было в этих текстах. Истина может противоречить убеждениям многих и таким мир был всегда.

      - А как же капитан? - отрезала она. - Он выжил... Он знает!

      Гассан снова вздохнул и покачал головой.

      - И сейчас он переживает кризис веры, но правда не настолько, как можно предположить. Он понял, что история его религии, так же как и светские перспективы, ложны... это философское учение о Пресвятой Троице и чувствительности. Если он сможет разобраться с этим, то поймёт, что на самом деле не потерял ничего.

      - Но по его примеру, мы не должны быть настолько откровенными с теми, кто не хочет знать и кому не нужно знать. Гильдия является безопасной на данный момент, и перевод может продолжаться более целесообразным способом.

      - Да, проект. - прошептала злобно Винн и опустила голову.

      Она знала слишком многое, но всегда оставалась в решимости, что права, независимо от чьих-то мнений. И в тоже время, она никогда не навязывала своей правды каждому.

      Винн Хигеорт просто хотелось подтверждения того, что она уже знала. Но она всё время получала обратное от людей. Это было ещё более странно, особенно в преддверии таких опасных времён.

      - Ты борешься за нечто большее, чем с иллюзорной слепотой начальства. - сказал он.

      Винн подтянула к себе журнал, в котором она записывала слова из свитка.

      - Это... - прошептала она. - Я думаю, что ты знаешь больше, чем говоришь.

      - Для меня это не более ясно, чем для тебя. - ответил он. - Тут использована поэтическая метафора, сравнение и символизм.

      Его привычка заставить её молчать, вернулась.

      Даже слухи о возможности появления такой мерзости, как призрак, может создать панику. Подозрительность и паранойя будут расти, вместе с подогревом отрицания, что возможно перерастёт в открытый конфликт между различными идеологическими фракциями. Гассан уже видел такие вещи раньше, в пределах суманской империи.

      Она открыла журнал и пробежала глазами по копии страницы свитка, а затем указала на короткие древние строки суманского. Возможно, здесь было написано, 'лианди' и 'парпаасеа'. Его палец пробежал по фразе.

      - Можешь ли ты сказать, что это вообще? - спросила она. - Что такое 'песня господина'?

      Устало вздохнув, Гассан взял журнал из её рук.

      Если Винн перенесла всё действительно точно, письмена были странными и диалект больше не использовался нигде в имерии. Но она сделала одну ошибку.

      - У тебя последнее слово написано неправильно. - сказал он. - Это не предлог, а объективная прилагательная форма не встречающаяся в нуманском. Первое слово означает место...

      Гассан сделал паузу, наблюдая за попыткой Винн перевести самостоятельно, а затем посмотрел вниз на следующие символы. Слово 'мадж-ат' означало место, но в итоге получалось два упоминания этих 'мест'. Если только Винн не перевела неправильно.

      - Хорошо. - сказала Винн. - Ну и что значит 'место господина песни'?

      - Сит. - прошептал иль'Шанк.

      - Сит? - поострила она. - Как Колмсит... или Дредсит, гномское слово приставка означающее поселение.

      Гассан нахмурился.

      - Возможно... но другая часть твоего перевода требует коррекции. В ивинду меняется произношение в соответствии с падежами, но письменная форма остаётся неизменной.

      Винн раздражённо фыркнула.

      - Ты переводила на основе 'мин-бал-ала', - продолжал иль'Шанк. - который остался не только песней, но и похвала вождю племени.. В этом случае, склонённое произношение будет 'минбалаль'.

      Винн застыла как буд-то в шоке.

      Гассан хотел спросить, всё ли у неё в порядке. Но прежде чем он спросил, она выдохнула и глухим голосом произнесла.

      - Балаль-сит. - прошептала она.

      Гассан не знал, что она имеет ввиду.

82
{"b":"166658","o":1}