ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— С Присциллой тебе больше повезло? — зло огрызнулась она.

С виду ничего вроде бы не изменилось, и только потяжелевший взгляд голубых глаз выдал поднявшуюся у него в душе волну ярости.

— Присцилла — очень дружелюбная девушка, — протянул Дейви.

— Наслышана уже. — Сьюзен отодвинулась от него и теперь сидела на самом краешке софы, застегивая пуговицы своей рубашки. Длинные пальцы осторожно убрали ее волосы с пульсирующего виска, и Сьюзен вздрогнула от этого неожиданного прикосновения.

— Я слишком стар для нее, Сьюзен, — прохрипел Дейви. — И для тебя тоже, да?

— Это же смешно! — насупилась она.

— Тринадцать лет, — пожал он плечами. — Между нами почти целое поколение.

— Твой возраст не имеет никакого отношения к... к... Твой возраст совершенно не важен, — нашлась она наконец.

— Но то, что я давлю на тебя, — важно. — Он поднялся, движения плавные, как у кота. — Я не собирался приходить сюда сегодня, а уж тем более расстраивать тебя. — Он натянул пиджак и сунул бабочку в карман. — Спишем это на то, что я не могу удержаться, мои руки так и тянутся к тебе!

Ее щеки загорелись огнем.

— Можно подумать, ты сильно старался! — Она попыталась обратить все в шутку. Разговор принял слишком серьезный оборот, и она уже не справлялась с ним.

Он судорожно вдохнул, не сводя с нее взгляда.

— А надо?

— Не уверена, — честно призналась она.

— Ты все еще любишь его, в этом дело?

— Роберта?

— Ну, до сих пор никакого другого «его» ты не упоминала!

Сьюзен тяжело вздохнула.

— Роберт был и есть единственный «он» в моей жизни. — «До этого момента», — добавила она про себя.

— Значит, ты действительно до сих пор его любишь, — категорично заявил Дейви без единой эмоции на лице.

Она всегда считала, что не обязана объясняться с кем бы то ни было по поводу своего брака, и теперь вроде бы ее мнение не изменилось, но этому человеку было важно узнать правду. И для нее, как ни странно, тоже стало важно рассказать ему обо всем.

— Когда я выходила за Роберта, у меня глаза от счастья светились, я была влюблена в саму любовь, — задумчиво начала она. — Но не прошло и нескольких месяцев, как наш брак начал разваливаться, и когда это произошло, я винила Роберта, его работу, то, что его постоянно не было дома, что он часть того мира, к которому я не могла, да и не хотела принадлежать. Я обвиняла его в том, что не нужна ему, что он думает только о своей работе... пока не поняла, что все это не так, что это он мне не нужен. — В глазах ее плескалась боль. Она призналась Дейви в том, в чем долго не решалась признаться самой себе после разрыва с Робертом. — Я ведь рассказывала тебе о моих родителях, про то, что я была лишней в их браке? Одним словом, я всю жизнь искала человека, который нуждался бы во мне и который любил бы меня, и я считала, что Роберт и есть этот человек. — Она пожала плечами. — Может статься, если бы я не забеременела близнецами, наш брак продлился бы неопределенное время, я была бы по-прежнему влюблена в любовь, а у Роберта всегда была бы под рукой женщина, стоило только вернуться домой. Но в близнецах Роберт не нуждался, он даже... — Ее передернуло, когда она вспомнила, как Роберт предлагал ей избавиться от растущих у нее внутри крохотных комочков. — Ну, в общем, он из тех мужчин, которых дети не интересуют, — выкрутилась Сьюзен, но по прищуренным голубым глазам своего гостя поняла — он догадался о том, что она хотела ему сказать. — Я не виню его за это. По крайней мере, с тех пор, как поняла — это то, чего я на самом деле хотела. Теперь у меня есть целых два человечка, которые любят меня и нуждаются во мне.

— И Роберт стал тебе не нужен? — поторопил ее Дейви.

— Его не стало в нашей жизни, так что и нуждаться не в ком, — с болью в голосе призналась она. — Официально он, конечно, по-прежнему числился с нами, но на деле я иногда по нескольку месяцев его не видела. Мы жили здесь, а он снимал квартиру в Нью-Йорке. Дважды, когда я... когда я звонила ему, трубку поднимала какая-то женщина, всякий раз новая, и когда я сказала одной из них, что я миссис Уолли, она решила, что я мать Роберта! Роберт явно забыл упомянуть, что он женатый мужчина, а я не стала просвещать его подружек. Наш с Робертом брак был ошибкой... слава богу, у нас хватило ума не держаться друг за друга!

— Значит, ты его не любишь?

— Нет, — твердо заявила она.

— Но с тех пор в твоей жизни не было другого мужчины?

— Нет, — вспыхнула Сьюзен.

— Потому что тебе по-прежнему никто не нужен, так? — Глаза его снова превратились в узкие щелки.

— Ты ведь знаешь, я ответила на твои...

— Я не об этом, Сьюзен, и ты прекрасно это понимаешь. — Дейви снова присел рядом с ней и поправил ее растрепавшиеся волосы. — Я уверен, что в физическом плане могу заставить тебя принять меня...

— Ты...

— Прошу тебя, Сью, позволь мне закончить. — Он не дал ей выплеснуть на него свое возмущение. — Я не мальчик и знаю, что могу сделать так, что ты захочешь меня. Но мне нужно гораздо больше...

— Это через пару дней-то? — фыркнула она, изо всех сил стараясь отмахнуться от чувств более глубоких, чем страсть.

— Через пару минут, — поправил он ее.

Она сглотнула, услышав в его голосе категоричные нотки.

— Ты прав, Дейви, мне никто не нужен, — брякнула Сьюзен.

— А если этот кто-то силой проложит путь в твою жизнь?

Сьюзен покачала головой:

— Я не думаю, что ему... тебе удастся сделать это.

— Ладно, милая леди. — Морщины на его лбу разгладились, и Дейви улыбнулся. — На сегодня хватит, думаю, я дал тебе достаточно пищи для размышлений, — удовлетворенно улыбнулся он.

И Дейви прекрасно знал, что это правда! Вот уже вторую ночь подряд Сьюзен не могла заснуть, будучи не в состоянии выбросить из головы этого мужчину, который сводил ее с ума. Она никак не могла понять, что ему надо от нее. Физическая близость — определенно да, хотя ему вроде бы этого мало, он хочет вовлечь в эту игру не только ее тело, но и чувства. Однако после стольких лет воздержания Сьюзен не могла дать ему ни того ни другого!

— Но ведь это не дорога к бассейну! — Она озадаченно посмотрела на Дейви, когда он направил машину в противоположную от города сторону.

— Точно, — кивнул тот, признавая, что прекрасно знает, куда держит путь. Он спокойно и уверенно вел свой «порше» вперед.

Дейви постучал в их дверь пятнадцать минут назад, опоздав на каких-то пару минут, солнечные лучики запутались в его длинных золотистых волосах, рубашка цвета морской волны придавала глазам тот же оттенок, поношенные джинсы с заниженной талией давно выцвели, но сидели как влитые. Сьюзен без слов поняла, что он пришел отвезти их купаться, а поскольку близнецы прыгали вокруг них от счастья, отказаться она просто не могла.

Хотя ей очень не хотелось ехать с ним. После вчерашнего вечера она решила держать с Дейви Тэлботом дистанцию. Он ждал от нее отношений, к которым она не была готова, требовал от нее проявления чувств, которые она боялась подарить ему. Сьюзен прекрасно понимала, что будет страдать, когда он уедет из поместья и навсегда забудет и про нее, и про близнецов.

Но Вики и Эрик так радовались предстоящей поездке, что Сьюзен не нашла в себе сил лишить их этого удовольствия. Они и теперь никак не могли угомониться, прыгали и вертелись на заднем сиденье рядом с корзиной для пикника, которую Сьюзен приготовила для поездки на реку, куда они собирались до появления Дейви.

Сьюзен еще больше нахмурилась, когда увидела, что Дейви влился в поток машин на автостраде.

— Я думала, что мы едем купаться.

— Так и есть, — кивнул он.

— Куда?

— На побережье.

Ее удивленный возглас потонул в восторженном визге Вики и Эрика. Ближайший пляж на побережье находился в пятидесяти милях от дома, и с прошлого года у Сьюзен ни разу не получилось свозить туда детей. Дорога была неблизкой, что означало — поездка займет целый день, и если бы она заранее знала его планы, то непременно отказалась бы прежде, чем близнецы услышали эту идею. По выражению лица Дейви Сьюзен поняла, что он в курсе ее размышлений.

12
{"b":"167096","o":1}